Ноев Ковчег Трампа: какими будут выборы президента США

Горизонталь власти 2020

14.01.2018 в 17:45, просмотров: 3284

Предлагаю пари. Не скажу, что заядлый спорщик, но два пари на один и тот же футуристский сюжет я уже успел заключить в новом году — один с ярым антитрампистом, другой, наоборот, с принципиальным трампистом. Несмотря на разницу в политических взглядах, оба уверены, что 45-й американский президент не дотянет до конца своего четырехлетнего срока, а я — напротив: Дональд Трамп снова выдвинет свою кандидатуру на следующих выборах в 2020-м. А вот кто их выиграет — Трамп или его оппонент, имярек из Демпартии, — не знаю. Так далеко не заглядываю.

Ноев Ковчег Трампа: какими будут выборы президента США
фото: AP

Через не хочу

И то сказать, у меня не то чтобы фора, но некое преимущество перед моими оппонентами. Дело даже не в том, что мы с моим соавтором Еленой Клепиковой политологи и опубликовали про Трампа десятки статей по обе стороны Атлантики и книгу «Дональд Трамп. Борьба за Белый дом», а в том, что означенные статьи и книга появились задолго до прошлогодних президентских выборов. Уже тогда я заключал пари — сначала на то, что Трамп одолеет своих противников-однопартийцев и будет номинирован на республиканском конвенте, а потом — что станет президентом. В результате у меня теперь батарея коньячных бутылок, которые до конца жизни мне ну никак не одолеть.

На чем основан теперь мой осторожный оптимизм?

Как и многие американцы, я голосую не по партийной принадлежности, а в зависимости от личных симпатий-антипатий к кандидату и его программе. Не стану перечислять, но за сорок лет жизни в Америке я был то за демократов, то за республиканцев, а в случае с Бараком Обамой первый раз за него, а второй раз против, сильно в нем разочаровавшись и предпочтя его соперника, республиканца Митта Ромни. С последними выборами и вовсе особый случай: сделал политическую ставку на Трампа через не хочу, от противного. Как здесь у нас говорят: «Anybody but Hillari Сlinton», а та мне не подходила по многим причинам — от ее сомнительных дел и темных делишек (фонд Клинтонов, секретная почта с незащищенных серверов) до провальной иностранной политики в бытность ее госсекретарем (поддержка разрушительных «арабских весен», например, вплоть до прямой ответственности за гибель американских дипломатов в Бенгази). Не по душе мне была и тотальная поддержка ее кандидатуры американским истеблишментом — от Голливуда и Уолл-стрита до всесильных, по преимуществу либеральных СМИ. Да хоть из духа противоречия «компактному большинству».

Человек слова — и дела

Касаемо Трампа, я никогда не был и так и не стал его апологетом, а тем более фанатом и фолловером: герой нашей книги, но не герой моего романа. Кое-какие черты его характера меня отвращают: эгоцентризм, ячество, бахвальство, нетерпимость, вульгарность, сексизм. Однако в отличие от Мадам, которую всем миром тянули в Белый дом, Трамп всем хорошим и плохим обязан самому себе — в бизнесе, в политике, в славе. По натуре белая ворона, кошка, которая гуляет сама по себе, Чацкий на фамусовском рандеву.

Трамп бросил вызов политической суперэлите всего идеологического спектра, независимо от партийного окраса. Не только когда боролся за президентский пост, но и придя к власти, остался самим собой — вот чем он мне по-настоящему близок. Упреки, что, став президентом, он ведет себя не по-президентски, отметаю с порога. Став президентом, Трамп остался человеком. Пусть верность самому себе — особенно в политике — далеко не всегда вознаграждается. Включая верность своим предвыборным обещаниям. За год в Белом доме Трамп доказал, что он человек слова — и дела: от налоговой реформы и устрожения иммиграционных законов во имя национальной безопасности до разгрома ИГИЛ и признания де-юре Иерусалима столицей Израиля, коим де-факто этот город является уже три тысячи лет. К слову, самая древняя столица в мире.

Прагматик до мозга костей, Трамп исходит в своей политике из реальности, а не из идеологических предпосылок/предрассудков. К нему идеально подходит когда-то расхожая идиома из политического лексикона полувековой давности: Realpolitik. Этот его внеидеологический, надсхваточный подход к политике как к бизнесу смущает даже его однопартийцев, которые не без оснований считают Трампа ненастоящим республиканцем. Партократы противоположных лагерей сходятся в одном: они не могут до сих пор простить Трампу не его победу, а свое поражение. По Фрейду, психологический феномен трансфера, перенос с себя на другого, поиски виноватого вовне.

Как все-таки хорошо, что Трамп сбросил идеологический балласт и выгнал из Белого дома своего злого гения, насквозь идеологизированного Стива Бэннона, который не только компрометировал президента своими расистскими предубеждениями, но и придавал его политике ненужный перекос. Теперь Бэннон прилюдно мстит за свое изгнание, ничем не брезгуя и грязно клевеща на Трампа и его близких, включая Джарванку, как он уничижительно окрестил старших советников президента — Джареда Кушнера и его жену Иванку Трамп. Киссинджер остроумно, но и деликатно назвал этот белодомовский конфликт «борьбой евреев и неевреев», а я почему-то вспомнил, как на мой вопрос про антисемитизм одного нашего общего знакомца Довлатов припечатал того меткой характеристикой: «Антисемитизм только часть его говнистости».

Ковчег и «Титаник»

Хотя и не столь драматически, без скандалов Белый дом покинули еще несколько ближайших сотрудников Дональда Трампа. Оппоненты Трампа корят его за кадровую чехарду: меняет людей как перчатки. Что не так. Человек со стороны, без каких-либо вашингтонских корней и связей, он с помощью своего зятя Джареда Кушнера подбирал людей методом тыка, путем проб и ошибок. С кем-то не сработался, кто-то оказался недостаточно квалифицирован, но каждая замена шла на пользу Белому дому. Сейчас у Трампа — артикуляционная, находчивая, остроумная Сара Сандерс в пресс-секретарях и два умных, независимых генерала, оба национальные герои, грудь в орденах — военный теоретик доктор философских наук Герберт Макмастер на посту помощника по национальной безопасности и Джон Келли, которого Трамп в аварийном порядке перебросил из министерства безопасности в Белый дом, где тот навел порядок и дисциплинировал сотрудников.

На прежних высоких постах остались евреи — умники, которым теперь шлет проклятия Бэннон, — помянутая звездная супружеская пара, глава экономической команды Гэрри Кон и еще один старший советник и речеписец, таинственный Стивен Миллер, который по молодости ходит в трамповых вундеркиндах. Утряслось, устаканилось.

Неудивительно, что при таком сильном и авторитетном президентском антураже произошло перемещение властных центров от министерств, включая Госдепартамент, в Белый дом. За единственным исключением министерства финансов: главный казначей Стивен Мнучин работает в тесном содружестве с белодомовцем Гэрри Коном. При всей своей авторитарности и вспыльчивости Дональд Трамп умеет слушать и прислушиваться к своим ближайшим советникам, а потому — не вертикаль, а горизонталь власти, где президент — первый среди равных.

А вот что удивительно — год спустя после инаугурации Трампу, несмотря на явные достижения, продолжают пенять за его политический непрофессионализм. Не боги горшки лепят, политиками не рождаются. А профессиональные политики часто превращаются в политиканов, увы. Не говоря уже о том, что профессионалы построили «Титаник», зато дилетанты — ковчег.

Как там у Евгения Шварца? Я не волшебник, я только учусь. Кое-чему Дональд Трамп уже научился, овладел азами политграмоты и внес свой вклад и свой стиль в институт президентства. Он построил свой ковчег, чтобы тот выдержал любую непогоду, хоть потоп. Вот почему я держу пари, что Трамп дотянет до следующих президентских выборов.

Счастливого плавания, мой капитан.

Нью-Йорк.

Лучшее в "МК" - в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram



Партнеры