Хроника событий Песков: удары США по Сирии не разделили Россию и Турцию В Бишкеке завершился форум интеллектуалов На московской конференции обсудили угрозу терроризма Путин и Эрдоган обсудили все: от туризма до отравления Скрипаля Путин: Россия ускорит поставки С-400 Турции

Визит Путина в Турцию: президента ждет непростая ситуация

Эрдоган выдвинул щекотливые требования

02.04.2018 в 18:34, просмотров: 23343

Первый после выборов зарубежный визит — в Турцию - Владимир Путин совершит до инаугурации, но это будет выполнение прежних обязательств. И заседание российско-турецкого совета, и саммит с Турцией и Ираном по Сирии были отложены в связи с президентскими выборами. Впрочем, ситуация вокруг России такова, что в арсенале Кремля осталось не так много направлений для зарубежных поездок.

Визит Путина в Турцию: президента ждет непростая ситуация
фото: kremlin.ru

За последние 4 года Путин 30 раз побывал в странах СНГ, 7 раз в Китае и 5 раз в Турции. На Европу в 2014-17 г.г. пришлось всего 16 зарубежных турне, 4 из которых ВВП совершил во Францию, 3 — в Венгрию, по 2 — в Италию и Финляндию.

3-4 апреля Владимир Путин прибудет с визитом в Анкару. Несмотря на постоянные стенания, что сближение России и Турции невыгодно и даже опасно, Запад настойчиво толкает Эрдогана и Путина в объятия друг другу.

На очередном саммите Турция-ЕС, который состоялся на прошлой неделе, турецкого лидера вновь подвергли обструкции за Кипр и Сирию, а глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер официально подтвердил, что отношения остаются в «тяжелом состоянии».

Что касается России, то дело Скрипаля, отчетливо продемонстрировало: пропасть отчуждения, недоверия и откровенной вражды не только не уменьшается, а напротив — растет. Демарш Лондона поддержали 19 стран Евросоюза (а также США, Канада, Австралия, Норвегия), принявшие решение о высылке российских дипломатов, и для этого им даже не понадобилась хоть сколько-нибудь существенная доказательная база.

Впрочем, не стоит думать, что Путин и Эрдоган собираются в Анкаре, чтобы поплакаться друг дружке в жилетку и перемыть кости своим вероломным партнерам. Несмотря на приподнятый тон официальных сообщений, в двусторонних отношениях по-прежнему остается немало проблем, требующих обсуждения на высшем уровне.

В частности, Москва и Анкара до сих пор не могут разобраться с последствиями продуктового эмбарго, введенного три года назад после атаки на Су-24 и полностью отмененного осенью 2017-го.

Хотя туркам разрешили поставлять в РФ 50 тыс. тонн помидоров, квоту они не выбирают из-за политики Минсельхоза, искусственно ограничившего число поставщиков. В итоге турецкие томаты либо арестовывают на границе, либо давят бульдозерами, как и прочую санкционку. Перед визитом Путина турецкое правительство пригрозило российским компаниям, работающим на турецком рынке, «симметричными мерами».

Кроме того, Анкару не устраивает, что Москва не только не отменила визы для предпринимателей, но и затягивает процедуры их оформления.

Еще один непростой вопрос — сотрудничество в области энергетики. Помощник президента Юрий Ушаков анонсировал, что Путин и Эрдоган в формате видеоконференции дадут старт сооружению первого блока АЭС «Аккую», договоренность о строительстве которого была достигнута еще в 2010 году. Однако из проекта внезапно сбежали все турецкие соинвесторы «Росатома» — и найти новых без прямого вмешательства турецкого лидера будет крайне затруднительно.

Также на повестке первого дня визита — поставки в Анкару российских военных комплексов С-400 и строительство газопровода «Турецкий поток», которое продвигается по графику.

4 апреля к Путину и Эрдогану присоединится иранский лидер Хасан Рухани — они проведут очередные переговоры по Сирии. В связи с президентскими выборами, делом Скрипаля, а главное — трагедией в Кемерово, эта тема в российских СМИ в последнее время ушла на второй план. Однако события в Сирии продолжают стремительно развиваться и требуют новой порции договоренностей.

Напомним, что на предыдущих переговорах Владимир Путин, по всей видимости, (официально детали не разглашались) разменял Африн на Восточную Гуту: турки получили возможность провести операцию против курдов, а взамен помогли ликвидировать один из последних очагов сопротивления рядом с Дамаском.

Всего из Восточной Гуты в контролируемую Турцией зону деэскалации Идлиб ушла 41 тыс боевиков радикальных группировок "Ахрар Аш-Шам" и "Фейлак Ар-Рахман". В Центре примирения враждующих сторон рассчитывают, что их примеру последует также группировка "Джейш Аль-Ислам", окопавшаяся в городе Дума.

Однако Эрдоган относится к тем политикам, кому палец в рот не клади — всю руку откусит. Теперь он рассчитывает согласовать с Россией и Ираном новые шаги — в частности, продолжение операции в Африне, где часть городов продолжают контролировать подразделения сирийской армии, и дальнейшее продвижение своих войск на восток в Манбидж, где засели курды.

Эти планы турецкого лидера уже вызвали яростные протесты Запада. И вряд ли придутся по душе иранскому лидеру, настаивающему, что присутствие в Сирии любой внешней силы без согласия Асада, которому турецкая «помощь» уже встала костью поперек горла, является неприемлимым.

Однако решающее слово в данном случае — за Владимиром Путиным, и требования Эрдогана ставят его в непростую ситуацию. Во-первых, продолжение операции в Африне. Получается, Путин должен дать согласие на военные действия турок против людей Асада. Или же заставить Асада уйти из своей же провинции добровольно.

Во-вторых, Манбидж. Там уже стоят американские войска. Кроме того, президент Франции Макрон заявил о намерении отправить на поддержку курдам французский спецназ. Вряд ли обострение отношений с США и Францией из-за Манбиджа отвечает интересам российской стороны.

И в-третьих, сами курды. Несмотря на операцию в Африне, Москва считает их народом, законно проживающим на территории Сирии и имеющим право принимать участие в определении дальнейшей судьбы этой страны.

По словам Юрия Ушакова, одной из главных задач саммита является продвижение конституционной реформы — процесса, начатого два месяца назад в Сочи при неимоверных усилиях со стороны МИД РФ. На саммите в Анкаре лидеры должны согласовать список комиссии из 150 человек, которые займутся разработкой новой конституции и подготовкой к общенациональным выборам.

Примечательно, что камнем преткновения в этом вопросе могут стать не только курды, но и представители сирийских властей: по мере завершения военных действий в Сирии, Эрдоган все чаще стал повторять, что «Асад должен уйти».



Партнеры