Варяги и рейтинги: что стоит за слухами об отставках губернаторов

Эффективность работы на местах в атмосфере подобных сплетен сильно снижается

13.04.2018 в 19:54, просмотров: 5951

Практически все российские губернаторы работают в условиях перманентно возобновляющихся слухов об их предстоящих отставках. Особенно актуальной эта проблема становится сейчас, после выборов главы государства, ведь процессы кадровой ротации в такие моменты всегда существенно ускоряются.

Варяги и рейтинги: что стоит за слухами об отставках губернаторов
фото: Алексей Меринов

Автор этих строк провел простой эксперимент: поочередно вбивал в поисковую строку Яндекса фамилии глав территорий рядом со словами «увольнение» или «отставка» и смотрел на результат. Выяснилось, что в подавляющем большинстве регионов слухов этих циркулирует более чем достаточно. Исключение — недавно избранные губернаторы, да и то не всегда. В отношении некоторых региональных руководителей сплетни о грядущем увольнении появляются чуть ли не сразу после их назначения временно исполняющими обязанности — еще до официального избрания. С этим столкнулись, например, кировский губернатор Васильев, ярославский Миронов, севастопольский Овсянников, приморский Тарасенко.

Из старожилов в отставку слухмейкеры не отправляют только трех человек: амурского губернатора Козлова, тамбовского Никитина и костромского Ситникова. В целом негатив по их поводу в Сети есть, а вот информации о предстоящем уходе нет. Возможно, это связано с тем, что указанные губернаторы не считаются самостоятельными фигурами, а воспринимаются как ставленники каких-то местных группировок. В этом случае отсутствие слухов не столько признак силы, как могло бы показаться на первый взгляд, сколько, наоборот, свидетельство слабости. Если ваша судьба никому не интересна, то и обсуждать ваши карьерные перспективы не будут.

Очевидно, что эффективность работы в атмосфере подобных сплетен сильно снижается. Даже если у самого губернатора стальные нервы и на слухи он внимания не обращает, то его подчиненные, очевидно, относятся к ним гораздо более внимательно. В сложных ситуациях активность бюрократии всегда идет по нисходящей: тут не работать надо, а пытаться понять, кто и на каком месте окажется после замены начальника, — с тем чтобы заранее присягнуть будущим победителям. Активно циркулирующие сплетни способны полностью парализовать работу административного аппарата.

Все происходящее — естественное следствие продолжающихся вот уже много лет процессов централизации. Глава региона давно превратился в номинальную фигуру, которая мало что контролирует и ни на какие по-настоящему серьезные процессы не влияет. Собственным политическим ресурсом обладают совсем немногие руководители территорий. Уволить даже самого сильного губернатора Кремль может одним росчерком пера. Люди это прекрасно понимают, и поэтому не стоит удивляться тому, что угроза смены первого лица в том или ином виде всегда присутствует в информационном поле практически любого региона.

С точки зрения текущей политики происходящее выгодно Путину. Чем слабее остальные, тем сильнее выглядит он. Один из важнейших мотивов, консолидирующих так называемое «путинское большинство», — это отсутствие в стране фигур, сопоставимых с Путиным. «Если не Путин, то кто?» — в очередной раз спрашивает российский избиратель и в сотый раз голосует за него или его ставленника.

В долгосрочной перспективе, однако, систему, построенную на столь явных перекосах в одну сторону, вряд ли можно считать устойчивой. Сейчас она сильно напоминает Российскую империю конца ХIХ века, когда после реформ Александра II его преемник попытался ограничить полномочия земств и вернуть власть в свои руки. Сопровождалось это разговорами о сильной державе, однако закончилось, как известно, этой державы крушением.

Не всякая историческая аналогия уместна, но с точки зрения баланса сил между центром и регионами к моменту передачи власти от Путина к преемнику страна окажется как бы в 1894 году — между Александром Третьим и Николаем Вторым. Как и Николай, преемник попытается продолжить курс предшественника, однако ничего у него не выйдет. Во-первых, он сам окажется на порядок слабее — ну не может же в тени Путина вырасти кто-то, кто будет хотя бы равным ему по силе. Во-вторых, недовольство региональных элит сверхцентрализацией существенно усилится. Ну и в-третьих, сильно вырастут протестные настроения среди простых граждан.

Совокупность похожих факторов сто лет назад уничтожила страну.

Общеизвестно, что одной из главных проблем российской политики является отсутствие у людей внятного образа будущего. Массовый избиратель боится думать о завтрашнем дне, предпочитая замыкаться в проблемах дня сегодняшнего. Естественно, это очень мешает развитию, лишает общество необходимой энергии. Федеральная власть создать образ будущего неспособна. Во-первых, она слишком для этого консервативна — не столько формирует проекты будущего сама, сколько критикует предложения, вносимые оппозицией. Во-вторых, Кремль чересчур сосредоточен на внешней политике, отвлекаясь на внутреннюю лишь от случая к случаю, в то время как жители страны интерес к международным делам утратили.

В подобной ситуации единственным институтом, способным работать с повесткой завтрашнего дня, представляются как раз региональные власти. Известно, что Кремль их к этому активно побуждает. Вряд ли, однако, жители какого-нибудь региона сочтут убедительными рассказы об отдаленном будущем в исполнении человека, который, как они знают, не сегодня-завтра покинет свою должность. Поэтому дальше очередного заявления пресс-службы о том, что «губернатор имярек опроверг слухи о своей отставке», разговоры о будущем в российской глубинке обычно не идут.

Этой весной нас ждет новая волна губернаторских отставок. Значительная часть вновь назначенных глав регионов придет со стороны. В последние годы Кремль все чаще присылает в провинцию варягов. Контакт с населением, которым они призваны руководить, у большинства из них минимален. Значит, слухи об отставках будут циркулировать все активнее, ведь, по сути, слухи — это единственное, что общество может сейчас противопоставить равнодушным к его проблемам властям.

Формальные рейтинги президента и основных государственных институтов пока высоки. Не стоит их, однако, абсолютизировать. Рейтинги — лишь один из множества индикаторов состояния общественного сознания. С их помощью можно описать только внешнюю, поверхностную сторону вопроса. Слухи — это еще один, возможно, не менее важный, показатель доверия к системе.

Вернее, показатель недоверия к ней.

Читайте наши новости первыми - добавьте «МК» в любимые источники.