Рязанцы к службе готовы

Общественный совет при Минобороны проверил работу призывного пункта в столице Черноземья и побывал в альма-матер российских десантников

20.05.2018 в 19:44, просмотров: 2379

Выездное заседание президиума общественного совета при Минобороны РФ в разгар весенней призывной кампании прошло в Рязанской области. «Ревизоры» наведались на местный призывной пункт и поучаствовали в одной из первых отправок в войска молодых бойцов. Во время поездки члены общественного совета также успели пообщаться с будущей элитой Вооруженных сил — курсантами Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища имени В.Ф.Маргелова.

Рязанцы к службе готовы
фото: Наталия Губернаторова

С призывом на малой родине ВДВ, как стоило того ожидать, проблем практически нет. Отсюда, по словам военного комиссара Рязанской области Владислава Деева, ежегодно в войска отправляют чуть больше двух тысяч молодых людей. В весенний призыв Рязань отправит около 1200 бойцов, еще несколько человек в этом году изъявили желание два года отдать альтернативной гражданской службе. Что же касается злостных уклонистов, то их тут не водится.

— Один-два в год, может, и наберется — бегают по глупости. В целом же у нас в Рязани считается позором уклоняться от военной службы. В сельской местности вообще такого понятия, как уклонист, просто не существует, — рассказал членам общественного совета Деев.

Впрочем, прежде чем надеть военную форму и отправиться в часть, солдат на призывном пункте проходит несколько подготовительных этапов — от медицинского осмотра до обязательной дактилоскопии.

Самой первой проверкой на годность к службе в армии становится простой психологический тест. Как рассказали сотрудники призывного пункта, тестирование проходит за компьютером и занимает не более 10 минут:

— Перед отправкой рябят в войска в первую очередь мы проводим контрольный тест — выявляем лиц, которые имеют психические отклонения. Если таковые есть, то мы передаем их врачу-психиатру, который, в свою очередь, решает: отправлять парня на лечение или возвращать призывной комиссии.

Кстати, тест действительно максимально простой. Например, будущим бойцам надо поставить «да» или «нет» под такими психологическими вводными: «Большую часть времени я чувствую себя усталым», «Иногда я чувствую, что близок к нервному срыву», «Меня очень раздражает, что я забываю, куда кладу личные вещи» и т.д.

Затем членам общественного совета продемонстрировали результат передовых технологий — персональную электронную карту, которую с 2014 года каждый призывник Рязанской области получает перед отправкой в войска.

— Все данные о бойце хранятся в чипе этой карты: какие болезни, прививки перенес, какие награды получил, были ли, не дай бог, ранения или травмы. Электронная карта все время находится при военнослужащем, как и военный билет, — рассказал специалист.

По его словам, сегодня электронная карта — с виду как обычная банковская — дополняет военный билет. Более того, у нее масса преимуществ: пластик сложнее повредить, карта не такая габаритная — поместится в любой карман. Поэтому не исключено, что уже в ближайшее время она полностью вытеснит старый добрый военный билет.

По словам специалистов, раньше карты изготавливались только в Санкт-Петербурге или Москве. Но с прошлого лета специальное оборудование (в том числе и принтер, который распечатывает карты) появилось и на рязанском призывном пункте, так что сейчас карты делают тут в кратчайший срок.

Кроме электронной карты призывник получает банковскую карту, на которую ежемесячно капает зарплата — порядка 2 тысяч рублей. Деньги солдат срочной службы может потратить в части на свои нужды или отложить. Для некоторых ребят банковские карты, полученные на призывном пункте, — первые в их жизни.

Еще один важный этап перед отправкой в войска — прохождение медицинской комиссии. Здесь будущему солдату приходится немало побегать по кабинетам. Чтобы получить отметку «годен», призывник проходит осмотры у восьми специалистов — от хирурга до офтальмолога. Кстати, радуются врачи: современная молодежь поступает к ним без социальных заболеваний.

— Я здесь давно работаю и видел разное, — рассказал членам общественного совета один из медиков. — Еще 20 лет назад нередко попадались так называемые социальные болезни: вши, чесотка, заболевания, передающиеся половым путем. В 2001 году, когда была вспышка ВИЧ-инфекции, списывали до 100 человек... Сегодня такой проблемы нет вообще. Все ребята чистые, здоровые, — рапортовал врач.

Кроме врачей будущий солдат должен пройти обязательную дактилоскопию. Правильно «откатать» пальцы (если честно, процедура только на первый взгляд кажется пустяковой) ему помогает сотрудник призывного пункта. И только после этого в информационном центре срочник может получить жетон с личным номером.

Дальше — решение бытовых мелочей: короткая стрижка («под ноль» сегодня стричься необязательно, ребята это делают по своему желанию), получение формы, мастер-класс по завязыванию шнурков на берцах и т.д.

— Ребята, а вы обувь умеете подбирать, — с неожиданного вопроса зашел один из членов общественного совета. — А то на городском сборном пункте при мне один молодой человек четыре раза обувь менял... Кажется, так и не смог подобрать свой размер...

Но нет, на этот раз обошлось без казусов.

— Форма отличная. Не жмет, не давит и внешне очень стильная, мне нравится, — признался 22-летний призывник.

— Как настроение? Страшно?

— Настроение отличное. Совсем не страшно. Я ведь иду служить добровольно, после учебы.

— Что ты окончил?

— Управление гостиничным бизнесом. Уже успел пройти практику в ведущих гостиницах Москвы... Но понял, что нужно отдать долг Родине. Тем более сегодня армия — это престижно.

Кстати, родители могут быть спокойны за своих отпрысков: на призывном пункте есть и кухня, и спальные места. Как рассказали сотрудники пункта, если призывник находится здесь более шести часов, то ему предлагается «тихий час». Комната отдыха, кстати, чем-то похожа на советский детский лагерь: с аккуратно застеленными койками и подушками, поставленными треугольником. Кормят здесь тоже как в оздоровительном лагере. На обед перед отправкой в войска, например, солдатам предложили на выбор солянку или борщ, морковный салат или салат из свеклы, макароны или гречку с котлетами или ветчиной, компот из сухофруктов или цитрусовых.

На плацу во время торжественной церемонии близкие родственники, подруги и друзья еще раз обняли будущих защитников Отечества, православный священник окропил стриженые головы святой водой, ребята из Юнармии вручили памятки призывника — и под оркестровый марш срочников отправили в Москву, откуда они уже разъедутся по своим частям.

■ ■ ■

Продолжилось выездное заседание президиума общественного совета в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище имени В.Ф.Маргелова. Для любого десантника Маргелов — легенда. Он долго командовал ВДВ, которые при нем, да и после него расшифровывали как «Войска Дяди Васи». Общественникам показали кафедры с самым современным оборудованием и буквально напичканные техникой и тренажерами.

Впрочем, самым важным, как позже признались члены общественной палаты, для них стал опыт общения с курсантами училища — как парнями, так и девушками. Набор последних после некоторого перерыва возобновился в 2014 году. Будущие офицеры рассказали, как проходит их служба в Вооруженных силах, какое они получают жалованье, к чему стремятся, о чем мечтают.

Кстати, среди курсантов училища есть настоящие звезды. Так, 22-летний курсант 4-го курса Анастасия Терешина — и чемпионка мира по практической стрельбе, и победительница конкурса «Краса ВДВ».

Как призналась «МК» Анастасия, она не из военной семьи, но об училище мечтала еще со школы.

— Я с детства очень люблю военные фильмы. Пересмотрела, наверное, все, что есть. Очень привлекала меня военная романтика, особенно ВДВ: голубой берет, тельняшка, парашюты. В 9-м классе впервые задумалась над тем, чтобы связать свою жизнь с Вооруженными силами, и в 11-м классе я решила окончательно: буду поступать в десантное училище.

— Как родители отнеслись к решению?

— Мама сначала очень расстроилась, была в шоке. Для нее были настолько разными понятия «девушка» и «армия». Сейчас родители, и особенно мама, гордятся моими достижениями и тем, что я учусь здесь.

— Занятия практической стрельбой помогли в поступлении?

— До поступления не занималась профессионально ни одним видом спорта. Да, к поступлению я основательно готовилась (девушкам нужно пробежать километр, сто метров и подтянуться. — «МК»), но практической стрельбой занялась только в училище.

— Помните ощущения после того, как сообщили, что вы стали курсантом?

— Конечно! Такие эмоции забыть невозможно... Когда я поступала, на одно место было 10 претенденток. И я, конечно же, надеялась, что смогу поступить, но нервы были на пределе.

— Первый раз прыгать с парашютом было страшно?

— Первый раз я просто ничего не поняла. Второй раз, наверное, даже было страшнее... И несмотря на то что у меня за плечами есть некоторый опыт (ежегодно мы совершаем пять прыжков), прыгать страшно всегда. Страх — это защитная функция, которая не должна пропадать.

— Четыре года в училище сильно вас изменили?

— Очень. Сегодня я совершенно другая. У меня поменялся круг интересов, друзей, изменилось отношение к жизни. Мне неинтересны тусовки, посиделки... Могу сказать сегодня, что я полностью военный человек.

— В училище девушки все как на подбор, и, наверное, от поклонников отбоя нет...

— Замуж я пока точно не собираюсь. Я полностью сосредоточена на своей учебе и дальнейшей карьере.

■ ■ ■

Выездное заседание президиума общественного совета при Минобороны промелькнуло как один миг. Благодаря четкой военной организации общественники смогли многое увидеть и в очередной раз убедиться, что армия и отношение людей к службе разительно поменялись по сравнению с тем, что было пять-десять лет назад. И, значит, руководство Минобороны выбрало верный курс.

Читайте наши новости первыми - добавьте «МК» в любимые источники.



Партнеры