Игры разума и нервов

Век брокера недолог, а сон краток и беспокоен

17 января 2007 в 00:00, просмотров: 731
  Азарт, постоянный драйв, миллиардные сделки. Они молоды, энергичны и перспективны. В шикарной квартире их ждет роскошная блондинка, а в гараже — новый “Ягуар”. Таков киношный образ биржевого дельца. В реальности до высот добираются немногие. Биржа, которую сейчас выбирают своей профессией все больше молодых людей, — это невероятный стресс и поломанные жизни.
     — Как только человеку начинает казаться, что он зацепился за некую золотую жилу, как только он расслабился, почувствовав себя гениальным трейдером, тут же биржа его накажет. Здесь расплата за ошибки наступает мгновенно. Из ста человек 95 заканчивают свою деятельность на бирже в минусе, — раскрывает тайны этого мира бывший игрок, а ныне телеведущий Александр Кареевский. C его помощью, а также выслушав не одну историю игроков сегодняшних, “МК” заглянул по ту сторону биржи.

Новости — их профессия

     Первое, что вдалбливают в голову новичку: рынок — живой организм. Сегодня он показывает рост, а завтра может упасть. В эту минуту твои акции на пике, а в следующую — ты почти банкрот. Человеку, не имеющему отношения к бирже, сложно представить, что это такое. Профессиональный брокер знает новости лучше телеведущего, который их читает. Биржа — не вакуум. И работа на ней — это постоянное отслеживание и переработка информации. И даже не инсайдерской, а общедоступной: все каналы подряд, всевозможные газеты и журналы. Для начала нужно четко запомнить: любое событие может сказаться на поведении акций, дать толчок рынку в рост или, наоборот, повлиять на его падение.
     Однако трейдер должен держать руку на пульсе не только российской, но и других мировых экономик — Америки, Японии, Китая, Евросоюза и т.д. Курсы валют, цены на нефть и металлы — все экономические индикаторы прочно сидят у него в голове. Но и экономика — далеко не все, чем обязан интересоваться маститый биржевой игрок. Высший пилотаж — политика. Опередить событие, вовремя узнать, оценить влияние того или иного шага правительства любой страны на финансовый рынок.
     — Помню жизнь брокера во времена Ельцина: да как на вулкане! Заболел — выздоровел — снова заболел — умер? — нет, жив — кто придет к власти? — как коммунисты? — вспоминает наш “проводник” Александр Кареевский. — Сегодняшняя ситуация отличается от той, как земля и небо. Сейчас на первый план вышли логика, поведение доллара и жизнь мировых фондовых рынков. Мы наконец-то становимся как все. Вне зависимости от того, хорошо это или плохо. И наблюдаем непрерывный рост рынка с 2001 года.
     Впрочем, несмотря на то, что мы становимся “как все”, политика по-прежнему держит биржу за горло. “Не уследишь за чьим-то пиаром или антипиаром, не поймешь, куда катится ситуация, — пиши пропало! В общем, мозги должны работать 24 часа в сутки, а это под силу не каждому”, — как бы между делом говорит Кареевский.

Работа не на воздухе, но с людьми

     Зато несколько телефонных трубок в одной руке — это не киношная выдумка. Большая часть работы трейдера проходит как у телефонистки, “на аппарате”. Он находится на постоянной связи с клиентом, проявляя часто недюжинные способности психолога. Особенно при падающем рынке. “Смотришь на монитор, акции на твоих глазах теряют свою цену. Иногда бывает так, что и сам не понимаешь, почему это происходит. Кажется, что при таком хорошем раскладе падение в принципе невозможно. И тогда начинается: звонят клиенты, часто паникуя, требуют продавать как можно скорее. Включаешь мозг по максимуму и начинаешь их убеждать в том, что это явление временное, вспоминаешь истории про экономику США и дальше, дальше... Такие моменты — самые напряженные. Когда тебе нужно успокоить человека да еще и самому не запаниковать”, — делится вице-президент одной брокерской конторы Андрей Гард. А между прочим, на каждом брокере таких “звоночков” несколько.
     Впрочем, есть и те, кому слово брокера — не закон. Серьезные бизнесмены ни истерить, ни совета спрашивать не будут. Они сами обладают и информацией, и чутьем, но не имеют лицензии на брокерскую деятельность. Такие просто безапелляционно заявляют: сейчас же покупаем столько-то и того-то или продаем. “С этими мы не спорим. Просто делаем свое дело и получаем комиссию. Это сравнимо с тем, когда один человек аккуратно отрезает кусок от торта и продает его другому, но крошки все равно падают. Они-то и есть наш заработок”, — вводит дилетантов в курс дела президент инвесткомпании Дэн Рапопорт.
     Другая крайность — граждане, знающие рынок в теории, но мнящие себя крутыми аналитиками. “Есть у меня одна бабулька, — продолжает Андрей Гард. — Иногда приходится просто убиваться, доказывая, что на этот момент ее идея не самая лучшая. Нельзя сейчас продавать эти акции, они еще вырастут. В итоге все равно сдаюсь. Зато эта дама служит для нас безошибочным внутренним индикатором: продала, значит, нужно быстрее покупать — акции непременно скакнут вверх. Потом очередной раунд переговоров с клиенткой. Отбиваешь обвинения в том, что мог бы и отговорить. Сам-то типа знал, что будет”. Не лишним будет сказать, что большинство брокеров сидят без зарплаты. Или на символическом окладе. И чтобы заработать, нужно интенсивно крутиться. А клиентов по объявлению в газете не найдешь.

Трейдить — и не пить?

     Убеждение любого трейдера: биржа — это грань между азартными играми и работой. Многие, чувствуя тягу к первому, в результате пробуют себя во втором. “Я работал в одной фирме, когда закончил курсы. Мой шеф тогда дал мне некую сумму со словами: знаю, что ты проиграешь эти деньги, это так — для обучения. И я их честно и вдумчиво проиграл, — вспоминает Александр Кареевский. — Учиться приходилось постоянно. Но наши учебники написаны для индустриальной экономики. А нынешняя — уже постиндустриальная”. Но случай Кареевского скорее исключение из общих правил. Многие учились совсем не так.
     — Так, кто из вас сидел? Сделайте шаг вперед! — смеется Дэн Рапопорт, обращаясь к своим сотрудникам. Сперва оторопев, не сразу понимаем, что это шутка. “Я пришел сюда курьером. Носил посылки, получая “за ноги” по 50 рублей. И так и остался. Учился в процессе. Ребята помогали”, — признается без тени смущения ныне успешный трейдер Александр Петрунин. “А я раньше работал в Италии... в ресторане пиццу разносил. Заработал по тем временам кучу денег. Приехал обратно — решил попробовать себя на бирже”, — ввернул ошалевшим корреспондентам “МК” сегодняшний вице-президент инвесткомпании Глеб Шапортов. А дальше посыпались истории про то, как “я лет семь играл в музыкальной группе”, “а я вообще-то мастер спорта по беговым лыжам”... Люди порой приходят в этот мир вечной паники совершенно неподготовленными. И сразу же сталкиваются со стрессами, которые тоже снимают по-разному. Варианты восстановления душевного равновесия сыпались как из рога изобилия: авто, мото, вело, фото… Ну и, конечно, домино, кино и... вино. Упс! А как же торговать с утра? Зато тут ответ у всех един: “А вот так!”
     — Это постоянный стресс. Вечная борьба с собой и с толпой, попытка доказать себе и окружающим, что у тебя с чутьем лучше. Многие не только наши, но и даже зарубежные трейдеры пьют водку в больших количествах, а некоторые сидят на наркотиках. Я, к примеру, знал большое количество людей, которые под этим делом торговали постоянно. Есть, конечно, брокеры, которые провалят или выиграют сделку — и сломя голову бегут в спортзал. Молодцы! Но тех, которые пьют, курят и с женщинами встречаются, тоже немало. Работа-то нервная. Если говорить про меня, то я в свое время частенько заливал расшатавшиеся нервы пивком... — разоткровенничался Кареевский.Некоторые руководители брокерских контор, дабы избежать срывов у своих сотрудников, сами берут на себя организацию досуга. Как рассказал нам один из таких шефов, он даже отдал распоряжение сотрудникам всегда держать в тумбочке рабочего стола джинсы (брокеры и трейдеры, хоть и невидимы обычным людям, всегда в костюмах — психологи говорят, что такая форма одежды сосредотачивает). По команде каким-нибудь вечером (торги кончаются в 18.45) все влезают в джинсы и чуть ли не строем отправляются играть в боулинг или в ночной клуб (если это пятница).

Деньги любят тишину

     Любой брокер и трейдер знает, что такое терять деньги. И это, мягко говоря, неприятно. Свои — неприятно, но хуже — терять чужие. А как правило, деньги-то в основной массе — чужие. Стоит ли удивляться, что мечта чуть ли не всех брокеров — отбить свои деньги. Конечно, есть люди, зарабатывающие очень много, но таких можно пересчитать по пальцам.
     — У меня есть любимая история про клиента. Человек купил в 98-м на 67 тысяч долларов бумаг сырьевых компаний. Знаете, сколько стоит его портфель сейчас? 2,5 млн. долларов! Я всем показываю этот счет. Вот, вы все суетитесь, бегаете, покупаете-продаете... А человек купил один раз. Вы же 100 раз за это время купили-продали, а ничего на этом не заработали! — поучает своих подопечных, улыбаясь, Дэн Рапопорт. Но тут же сознается, что немного лукавит.
     — Видите эти листочки у меня на стене? — не без гордости кивает Рапопорт на гирлянду листов А4, висящую на стене его кабинета с напечатанными на них пяти-, а то и шестизначными цифрами. — Это самые большие премии, заработанные ребятами за каждый месяц. В долларах, естественно. А вы еще цифры текущего месяца не видели. Если не ошибаюсь, они будут доходить до 300 тысяч долларов.
     — Да, бывает и так. Но на моих глазах люди зарабатывали себе на машины, квартиры и яхты и в одночасье все теряли, — не совсем соглашается уже с нами Кареевский.
     Век даже вполне успешного брокера или трейдера недолог — 5—7 лет. Нет, они не умирают от неразделенной любви с биржей. Они просто уходят. Это как раз тот срок, когда человек должен заработать либо на свое дело и уйти из виртуала в реальный сектор экономики, либо на свой портфель акций или, как шутили подопечные Рапопорта, “стать Дэном”— возглавить инвесткомпанию. Интересно, что, по уверениям трейдеров, не нужно бояться “спрыгнуть” с биржи. Пусть даже и на время. Психологи в один голос уверяют: биржа может разочаровать, но по-настоящему бывших игроков не бывает. Людям может надоесть монитор с торгами, и они уходят продавать в реал. Биржа умеет ждать и, если вы решите вернуться, примет обратно.
     Остается добавить, что на сегодняшний день на ММВБ — 300 000 физических счетов. Согласно прогнозам экспертов, через 20 лет у нас в стране может быть 20 млн. людей, которые будут иметь счета и инвестировать в ценные бумаги. Наш рынок только начинается. Как и новая история российских биржевых игроков.
     Александр КАРЕЕВСКИЙ: — Самый безопасный способ — инвестирование. У вас есть свободные средства, вы нашли хорошую компанию — покупайте акции. И никакой инфляции. Если компания действительно крепкая, то она развивается. Если заниматься куплей-продажей, то только в том случае, если вы готовы к глубочайшему анализу! Надеяться просто на биржевых аналитиков — глупо. Хочу сразу предостеречь: это тяжелый труд, и не надо относиться к этому как к развлечению. Если у вас много денег — развлекайтесь. Лучше сходить в казино, где много красивых девушек и поют. А на бирже надо работать.
     
     СЛОВАРЬ ДИЛЕТАНТА:
     Брокер — работает от имени клиента, открывшего у него счет, и по его поручению как посредник. Берет комиссию и совершает сделку. Брокеры не имеют права торговать от своего имени.
     Дилер — может торговать от своего имени. У ФСФР есть две разные лицензии: брокерская и дилерская.
     Трейдер — играет на свои деньги (хотя формально деньги могут быть и чужие).
     Медвежий рынок — падающий. Бычий — растущий.
     “Свиньи” — люди, которые никак не могут определиться и постоянно мечутся: сегодня покупают, завтра продают. То есть не понимают реальную обстановку на рынке и живут по веянию.
     “Райка” — единственная женщина на бирже. Это акции энергетических компаний.
     “Газик” — в общем, всем понятно, чьи это акции.
     “Отдаться” — купить акции. “Ты кому сегодня отдался?” — чьи акции приобрел?
     
      Цена ошибки
     Из-за постоянного напряжения у брокеров случаются глупые ошибки. Вплоть до того, что могут перепутать сами действия “купил” и “продал”, покупаемые (или продаваемые) бумаги и даже цены. “Постоянный гвалт и по три трубки в каждой руке... А машина беспощадна. Нажал не ту кнопочку — и до свидания!” — так охарактеризовал “МК” причину ошибок один из трейдеров. Но подобные ляпы не остаются безнаказанными. В любой конторе есть “книга учета”, которая фиксирует не только премии сотрудников, но и ошибки. У брокеров есть даже термин “повесить на себя”. Купил не те акции, купил не так — “вешаешь на себя”, пока не компенсируешь нанесенный ущерб. “После одной такой ошибки я три месяца плохо спал и неважно ел... В результате, правда, долг закрыл. Начал крыть с убытком: цена все падала и падала, я покупал все дешевле и дешевле. В итоге получилось что-то средненькое. И это еще очень счастливая история. У несчастливых финал может быть совсем печальным...” — закончил свой рассказ один из наших собеседников.
     
      С чего начать
     По уверениям специалистов, для того чтобы понять, твое дело это или нет, человеку, как правило, требуется не менее года. И сделки в это время не должны превышать 1—2% от его капитала. Ставить все деньги или хотя бы половину — сущее безумие. Никогда нельзя забывать, что на бирже против новичка играют волки. И волки хоть и не всегда выигрывают, новичка разденут обязательно. Не потому что они шулеры, а потому что денег и опыта больше. Конечно, чтобы не рисковать, можно учиться на симуляторах. Как начинающие водители. Но так же, как и человек за искусственной баранкой никогда не почувствует дороги, так и гражданин, покупающий и продающий что-то на “игрушечной” бирже, не поставивший ни одного живого рубля, не сможет ощутить себя настоящим игроком. А значит, после симулятора вперед — реальные сделки с минимальными ставками. И если все получается — можно постепенно увеличивать объем. Но не стоит зарываться и забывать статистику: из 100% игроков остаются максимум 10%.


Партнеры