Куда идет “левая нога”?

“У Сергея Миронова возник эдипов комплекс”

19 января 2007 в 00:00, просмотров: 381
  Спикер верхней палаты парламента Сергей Миронов в интервью “МК” заявил, что замглавы президентской администрации Владислав Сурков был против создания “Справедливой России”. О том, как на самом деле создавалась эта партия, рассказывает в сегодняшнем интервью “МК” близкий к Кремлю политолог Дмитрий ОРЛОВ.
     — Уже совсем скоро, 11 марта, в 14 субъектах России пройдут выборы в региональные заксобрания, в которых примет участие пятая часть населения России. В чем, по-вашему, главная интрига мартовских выборов?
     
— Весенние региональные выборы станут своеобразным праймериз федеральных парламентских. А главных интриг предстоящей кампании, которая практически растянется на год, на самом деле целых четыре. Первая: сумеет ли “Единая Россия” удержать высокую планку политического доминирования? Проще говоря, проголосует ли за нее более 40% избирателей? Вторая: сумеют ли традиционные партии, представленные в парламенте, сохранить status quo? Третья: удастся ли Союзу правых сил преодолеть семипроцентный барьер и попасть в Госдуму “пермским” путем — путем мобилизации пенсионеров? Сегодня уровень электоральной поддержки СПС колеблется в пределах 4%. И, наконец, интрига номер четыре: сумеет ли вновь созданная партия “Справедливая Россия” стать второй политической силой страны — той самой “левой ногой”? Интрига, которую я назвал последней, отнюдь не последняя по важности.
     — Действительно, мироновская “Справедливая Россия” заявила о себе довольно заметно. Однако смогут ли так называемые “актуальные левые” оправдать надежды левого электората?
     
— Несмотря на публичный оптимизм самого Сергея Миронова, я бы не торопился с позитивными прогнозами. Посмотрите на карту России. В каких-то регионах на октябрьских выборах в региональные законодательные собрания “выстрелили” пенсионеры, где-то прошла “Родина” или Партия жизни. Однако собственно “Справедливая Россия” создана относительно недавно. Объединит ли она электораты трех партий, да еще в общенациональном масштабе? Политическая арифметика отличается от обычной: условно говоря, усредненные 8 “пенсионерских” процентов, 3 “родных” и 3 “мироновских” в сумме могут и не дать 14 “эсеровских”. Социологические опросы, кстати, показывают сдержанное отношение россиян к “Справедливой России” и еще более сдержанное — к ее лидеру Миронову.
     Руководители вновь созданной партии должны ставить перед собой решаемые, а не гипотетические задачи. Стать второй “Единой Россией” и заменить ее в политическом процессе — абсолютно нереально. В реальности же “Справедливая Россия” может претендовать на роль главного ограничителя доминирования “Единой России” — ту роль, которую сегодня играет КПРФ. Образно говоря, на поляне — политической — растет большое дерево. В его тени, вторым ярусом, — множество кустарников. Так вот “Справедливая Россия” — это не еще одно дерево. Оно на этой поляне уже не вырастет. Это кустарник, который при умелом уходе Кремля может стать самым крупным. Но — во втором ярусе.
     15% мест в Госдуме были бы для новой партии очень хорошим результатом. Ведь та же Коммунистическая партия имеет и стабильное электоральное ядро, и мощную структуру. Оттеснить ее на третье место будет очень непросто.
     К тому же у “Справедливой России” есть несколько серьезных проблем организационного и структурного характера. Прежде всего это аппаратное противостояние “пенсионеров”, “родинцев” и “пыжиков” в центре. Это дележ региональных отделений между тремя партиями, который не только не закончился, но только начинается. Лидеров общественного мнения в партии очень немного: известных политиков можно даже на пальцах одной руки пересчитать. Собственно, у “эсеров” нет даже одного — всего одного! — лидера, который был бы признан не партийной элитой, а населением. Но главное, у партии нет четко сформулированной программы, ясного послания избирателю.
     — Неужели “Справедливой России” нечего сказать избирателю?
     
— А вы можете напомнить мне, что она говорит стране сейчас? Давайте вспомним. “Мы левые” — вот по существу и все. Разве это способно убедить людей, тем более людей разных — разные социальные и возрастные группы населения? Зато Сергей Миронов часто критикует “Единую Россию” как “партию бюрократов”. А если взять распечатку голосований в Совете Федерации, он очень прилежно голосует за законопроекты, которые инициировала “Единая Россия”, его “непримиримый враг”.
     А еще председатель Совета Федерации любит то, что я назвал бы магией чисел. Он говорит о партии номер два, о размерах “пакета”, который хотел бы держать в Думе (хотя это, заметим в скобках, парламент, а не акционерное общество). Это же аппаратная, а не политическая логика. Отвергая на словах пресловутый “административный ресурс”, Миронов на самом деле очень на него надеется. А зря. Во-первых, он не резиновый. Во-вторых, его роль сильно преувеличена. Кремль скорее задает рамки, чем манипулирует игроками в режиме ручного управления. В-третьих, и это главное, не все, что создано административным путем, обречено на успех.
     — А сама “Справедливая Россия” — кремлевский проект?
     
— Конечно. Чистый продукт. Она возникла как проект Кремля и таковой останется. Когда в процессе “выдавливания” Рогозина “Родина” начала распадаться, в Администрации Президента поняли опасность подобного распада. Роскошь превращения “родинцев” в “свободных радикалов” Кремль себе позволить не мог. После вытеснения Гартунга из Партии пенсионеров аналогичная проблема появилась и там. Так возникла вполне очевидная идея — объединить “Родину”, Партию жизни и Партию пенсионеров. Консолидировать парламентскую фракцию, региональные ресурсы и умеренно-протестный электорат. Автор идеи известен — замглавы Администрации Президента Владислав Сурков. Затем эта идея была вполне технологично реализована.
     — Но сам Миронов утверждает, что Владислав Сурков был против создания “Справедливой России”.
     
— Это удивительно. Ведь историю создания этой партии знает немало людей. Еще в 2005 году Сурков заявил о необходимости создания крупных ответственных политических партий. Миронов предлагал — не день, не неделю, а месяцами — Суркову встретиться с его партийцами, чтобы обсудить эту тему. Как известно, встреча состоялась в марте прошлого года. Именно тогда замглавы кремлевской администрации произнес свою знаменитую фразу о “второй ноге”. Так Миронов получил шанс уйти от раскрутки специфической партии с электоральной поддержкой в пределах статистической погрешности к реализации серьезного проекта, поддержанного Кремлем. Затем лидер “Родины” Бабаков и лидер Партии пенсионеров Зотов неоднократно ходили в Главное управление внутренней политики Администрации для консультаций о деталях. Летом президент одобрил объединение трех партий, и начался объединительный процесс, который отчасти происходил уже в условиях выборной кампании в регионах.
     Почему Миронов пытается дистанцироваться от Суркова? Это похоже на знаменитый эдипов комплекс — “партийный сын” пытается утвердиться в отношении “административного отца”, что, впрочем, никак не влияет на реальную ситуацию.
     
      СПРАВКА "МК"
     Дмитрий Орлов — политолог и публицист. В разное время консультировал НДР, “Яблоко”, Аграрную, Народную партии, “Единую Россию” и крупнейшие нефтяные компании. Автор концепции “нового большинства” Владимира Путина. Орлов первым, еще в 1999-м, заговорил о необходимости независимого от соседей по СНГ нефтяного и газового транзита и первым, но уже в 2006-м, использовал термин “энергетическая сверхдержава”. Показал механизм влияния американского истеблишмента и сырьевых корпораций на политическую ситуацию в России (доклад “Нефть в обмен на демократию”). Автор статьи “Политическая доктрина суверенной демократии”.


Партнеры