Как тиблам ужиться в стране куратов

Под бронзовым солдатом 13 могил наших воинов

1 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 555
  Эстонский премьер-министр уже не раз открыто заявлял, что у него нет уверенности в том, что под бронзовым солдатом в Таллине действительно есть какие-то захоронения. Мол, нет никаких официальных документов, подтверждающих наличие братской могилы. А раз так, то монумент Воина-освободителя автоматически превращается в непонятно зачем стоящий посреди Таллина кусок бронзы, и снести его уже ничего не мешает. В минувшую субботу “МК” привел некоторые доказательства того, что министр, мягко говоря, не прав. На сей раз в распоряжении редакции оказались копии документов, которые никак не могут найти эстонские власти.
     Кто-то теряет, а кто-то находит. “МК” удалось найти архивные документы Министерства культуры Эстонской ССР. При желании эстонской стороны мы готовы предоставить эти материалы.
     Вот выдержка из “Паспорта памятника истории и культуры” за номером 2-16/10 III: “Монумент освободителям г. Таллина воздвигнут в 1947 году на Тынисмяги НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ, где похоронены 13 воинов Советской Армии, павших при освобождении г. Таллина 22 сентября 1944 года”.
     Кроме того, эстонские власти убеждают своих подданных: мол, если и есть какие-то документы, то все они в России и получить их нет никакой возможности. И снова они лукавят! Еще в 2003 году Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации отправил в посольство РФ в Эстонии документы, свидетельствующие о том, что захоронения на Тынисмяги есть.

     
     События в Эстонии не сходят с первых полос газет. Приняли первый закон, который позволяет снести памятник Воину-освободителю. Это уже раскололо общество на два враждебных лагеря. Националисты, размахивая эстонским триколором, потирают руки: еще бы, мечта снести ненавистный памятник вот-вот осуществится. Ну а местные русские готовятся защищать монумент до последнего. Уже звучат призывы лечь под гусеницы трактора, который приедет сносить “бронзового солдата”. “Будут столкновения! Будет кровь!” — говорят в Эстонии. Корреспондент “МК” отправился в “предвоенный” Таллин узнать, как на самом деле сегодня живут и русские, и эстонцы.
     — Да всем у нас хорошо живется, и русским, и эстонцам. Нет никаких проблем, — говорит болтливый старичок в купе поезда Москва—Таллин.
     — А что же вы против памятника-то вдруг восстали? — спрашиваю его.
     — ... (нецензурно) это все политиканы наши. Неймется им!
     Поезд Москва—Таллин отправляется с Ленинградского вокзала ежедневно. В последнее время он стал популярен. Что россияне, что эстонцы ездят туда-обратно. Благо что недорого, да и ехать-то всего одну ночь. Вечером сел в вагон в Москве, а утром проснулся уже в Европе, в Таллине. Поезд приходит рано: в половине девятого утра. Но нас уже ждут таксисты.
     — Это же единственный международный поезд! Больше нет ни одного. Все остальные линии — внутренние, “бедные”. Богатые пассажиры на электричках не ездят — у них свои авто, — объясняет мне все тот же старичок.
     — По-русски-то говорите? — спрашиваю я, садясь в такси.
     — Ну а как же! Я мало знаю людей, которые не владеют вашим языком, — с усмешкой говорит водитель Тойво. — В свое время в школе нас хорошо учили. Это потом русский объявили языком “врага” и перестали преподавать. Да и то — ненадолго. Потом за ум взялись, и сейчас в каждой эстонской школе русский язык — один из предметов программы. Все понимают, что, имея такого соседа, как Россия, без языка не обойтись. Общаться-то как-то надо.
     — Ну а как вообще у вас русским живется? — беру быка за рога.
     — Русским-то? Да кому как… Богатые живут хорошо, а бедные — плохо… Да взять хотя бы таксистов. За последнее время из нашей фирмы были уволены несколько русских работников.
     — Почему?
     — Пришла языковая инспекция и стала проверять всех таксистов на знание эстонского языка. Тех, кто испытание не прошел, уволили. Дошло до того, что в городе резко сократилось количество перевозчиков. Говорят, даже поступило секретное предписание: оставить таксистов в покое, иначе работать некому будет…

Хороший русский — турист

     — Мы очень любим русских! Приезжайте к нам отдыхать! — говорят владельцы таллинских гостиниц. И россияне с удовольствием приезжают сюда на праздники. Например, в новогоднюю ночь в местных гостиницах не было ни одного свободного места.
     — Говорят, около 100 тысяч гостей из России было. Мы работали как каторжные — зато хорошо наварились, — рассказывает таксист.
     Идешь по эстонской столице и думать не думаешь, что тебе здесь не рады, что русский язык — нелюбимый.
     — А как пройти к “Таллинна Каубамая”? — спрашиваю у эстонки.
     — Так, так и так, — бодро отвечает она с ужасным акцентом и помогает руками, показывая направления.
     Вместе с моим проводником приходим на главную площадь города — Ратушную.
     — Это раньше здесь гуляли сами таллинцы, теперь это место отдано туристам. Вот посмотрите, по периметру площади сплошь кафешки. Бар в эстонском стиле, английский паб, испанская кухня, мексиканская, русская. И везде — эстонское пиво. По цене раз в шесть-семь выше, чем в магазине. Местные сюда ни за что не придут. А турист иностранный валом валит, — говорит мой проводник.
     На площади сплошь иностранный говор. В основном тут тусуются финны, но есть и немцы, и англичане, и, конечно, россияне.
     — Ах, Таллин! Такой красивый город! Мы так давно тут не были! — полным восторга голосом восклицает Сергей из Москвы. — Нам такие ужасы раньше про Эстонию рассказывали, мол, тут русских обижают! Да ничего подобного. Нет никаких проблем. Все такие милые, по-европейски обходительные. Чудный город, чудная страна! А какие тут милые улочки, красивые старинные домики! И почему Эстонию ругают? Здесь так хорошо жить! Ни за что бы отсюда не уехал.
     И невдомек Сергею, что это к нему, туристу, хорошее отношение. За его русские деньги — любые капризы! А вот останься он тут, стань постоянным жителем, как бы резко к нему изменилось отношение…

На волне национализма

     В 1991 году, когда Эстония решилась отколоться от СССР и стать независимым государством, русским пришлось туго. Практически все эстонцы “на раз” забыли русский язык. Стоило позвонить в какое-нибудь учреждение и заговорить на русском, как тут же слышалось в ответ:
     — Говорите по-эстонски! Ах, не знаете? Ну так сначала выучите язык, а потом звоните!
     После этого хорошим тоном считалось бросить трубку.
      Тогда очень многие покинули Эстонию и переехали в Россию — подальше от “проклятых националистов”. Те, кто остался, постарались приспособиться к новым условиям. А приспособиться было ой как непросто. Эстонцы, почувствовав “свободу”, понастроили границ и объявили, что нет большей чести, чем стать гражданином свободной Эстонии! Общество разделилось на три части: потомственные эстонцы, русские-граждане и русские-неграждане.
     Именно тогда появились серые паспорта “лиц без гражданства” с унизительным словом Alien (чужой) на обложке.
     — Поначалу эстонское гражданство получить было проще пареной репы! Приходишь, даешь некоторую сумму, и гражданство у тебя в кармане! — рассказывает сегодняшний бизнесмен. Имя он не называет, а то начнут проверять, и выяснится, что его синий паспорт получен за деньги… — А потом гайки закрутили. Нужно было заплатить уже очень много, чтобы тебе засчитали экзамен по языку и выдали паспорт. Поговаривают, что сейчас вообще этот номер не проходит. Правда, и требования стали намного мягче.
     Что правда, то правда. Чем дальше Эстония удалялась от СССР и приближалась к ЕС, тем проще становилось. Нет, гражданства никто просто так не давал, но и повсеместно гнобить перестали. Как будто…
     Первыми русских “за людей” стали принимать бизнесмены и торговцы. Русский человек — он ведь тоже имеет деньги в кошельке, которые неплохо бы выманить.
     — Лет 15 назад ничего по-русски не было! Ни этикеток в магазинах, ни рекламы, ни обслуживания. Помню, приходишь в магазин и трясешься, поймет ли продавщица, что тебе надо 300 граммов колбасы, или сделает вид, что по-русски ни бум-бум, и откажется обслуживать… — вспоминают местные. — А теперь другое дело! Klient on kuningas! (клиент — король). На каком языке желает общаться, на том с ним и будут разговаривать. А если вдруг продавец начнет выпендриваться — то можно позвать начальство, и проблема вмиг решится. А в особо продвинутых магазинах каждый продавец на груди носит флажки той страны, языками которой владеет. Чем больше флажков, тем больше клиентов сможет понять, а значит, у такого продавца и оплата выше.

Обидное слово “тибла”

     И все же проблемы в Эстонии есть. То, что говорят политики и бизнесмены, — одно, а то, что происходит в обществе, — совершенно другое. Не так давно на информационном портале в Эстонии появилась новость: мол, Россия собирается позвать к себе всех русских, в том числе и из Эстонии. Что тут началось! Комментаторы просто с цепи сорвались. Но если неэстонцы рассуждали в основном на тему “ехать — не ехать” и “кому мы там нужны”, то эстонская часть кишела радостными покрикиваниями на тему “Ур-р-ра! Русские уедут!” и “чемодан, вокзал, Россия, да не забудьте своего бронзового солдата!”. Особо несознательные разражались комментариями типа “Тиблы (обидное прозвище русских в Эстонии, переводится как “быдло”. — В.З.), гоу хоум!” Правда, и в русских комментариях находились перлы наподобие “мы уедем, и поганая Эстония без нас наконец загнется”.
     Конечно, и там, и там находились люди, которые не плевали ядом, а вполне разумно замечали, мол, русским и в Эстонии неплохо живется. Один эстонский автор так и написал: “Зачем вам (русским) отсюда уезжать? Мы с вами живем в одном ритме, в одной стране. Что вы забыли в России?” Однако таких были единицы.
     В общем, сложилась картина страны, в которой национальные общины, мягко говоря, недолюбливают друг друга…
     — Кураты (не менее обидное прозвище эстонцев, данное русскими. Kurat — по-эстонски “черт”. — В.З.) проклятые! Чего они только не делают, чтобы русским жизнь усложнить! И это на фоне постоянных рапортов в ЕС, мол, ведется работа по интеграции русских! Ага! Как же! Взять языковую инспекцию, этот карательный орган эстонского государства, — говорит русский бизнесмен, владелец сети магазинов. — Взялись они за торговлю. И я, и мои коллеги-эстонцы уже стонем из-за пристального внимания к нашим предприятиям! Приходится увольнять продавцов, которые в достаточной мере не знают эстонского! А где мне людей набрать? Ведь эстонцы с большой неохотой идут на малооплачиваемые должности кассиров!
     И это так. Представители титульной нации предпочитают иметь престижную работу с хорошим окладом. Все остальное — русским. Впрочем, есть исключения: обыстонившиеся русские. Это молодые люди до 30 лет, которым эстонский уже стал родным языком. Они хоть и имеют русские имена, но думают уже по-прибалтийски.
      Николай Стельмах со мной разговаривает по-русски. Но с легким акцентом. Как мне потом рассказали знающие люди, придуривается. Косит под эстонца. Как результат — его недолюбливают эстонцы (все-таки русский) и не любят русские (продался). В свои неполные 30 он депутат столичного горсобрания. Голосовали за него русские. Он обещал бесплатные курсы языка и гражданство! Попав же во власть, обещания забыл. Два года он депутат, а никаких бесплатных курсов нет и не намечается. А они так пригодились бы учителям русских школ.
     — Все говорят о том, что образование в Эстонии на русском языке обязательно сохранится, — с сомнением качает головой учительница из русской школы. — Да как оно может сохраниться? Со следующего года в русских школах музыка будет преподаваться на эстонском. Это так называемый мягкий переход. Сначала переведут легкие предметы, а потом и сложные. Но учителя заявили, что лучше уволятся и будут преподавать на дому! И я уйду. Моей зарплаты не хватит на языковые курсы. Так что буду на дому детей принимать. А кто останется в школах, если все уйдут?

Наши русские — что хотим, то и делаем

     Могут ли русские, которых достало такое отношение к ним, покинуть Эстонию, воспользовавшись программой переселения в Россию? Могут, но не воспользуются.
     — Те, кто хотел, давно уехали, — говорит соратник Ансипа по партии Сергей Иванов. — Здесь уровень жизни выше, здесь Европа.
     Один из самых ярых националистов Туне Келам сказал по этому поводу:
     — А зачем им уезжать? Это наши русские.
     И все-таки эстонцы волнуются. Как бы ни было у них все хорошо “по бумагам для Европы”, ситуация в стране критическая. 7% всех жителей хотят покинуть страну! Несмотря на то что Эстония — это “Европа”, народ рвет когти в настоящий ЕС, где зарплаты на порядок выше да и отношение к людям немного другое.
     
     В прошлом году гражданство Эстонии получили 4753 человека, а в 2005-м — 7072. Без гражданства в Эстонии по-прежнему остается более 100 тысяч.
     Чтобы более-менее выучить эстонский язык (считающийся одним из самых сложных. — В.З.), требуется около 400 учебных часов. Такой курс будет стоить около 14 000 крон (около 32 000 рублей). Если человек после этого сдаст экзамен, то ему вернут 6 000 крон (13 000 рублей).
     Сам экзамен состоит из двух частей: знание Конституции Эстонии и владение языком. Последнее предполагает восприятие текста на слух, чтение, правописание (эссе на 300 слов) и свободную беседу или с экзаменатором, или с одним из сдающих.
     Несколько вопросов из экзаменационных билетов:
     1. Назовите по крайней мере три причины, почему может быть отказано в гражданстве Эстонии (предполагается свободное рассуждение по теме).
     2. Кто определяет внутреннюю и внешнюю политику Эстонского государства?
     3. На основании чего можно ограничить личные свободу и права?
     Плюс эссе на 250—300 слов на заданную тему, плюс свободный диалог.

     
     Официальная средняя зарплата по Эстонии — почти 10 000 крон (22 000 рублей), однако, как свидетельствует та же статистика, более половины жителей получают на руки всего 5500 крон (12 000 рублей). При этом считается, что средняя зарплата русскоязычного жителя — это 70% от зарплаты эстонца.
     
     НЕКОТОРЫЕ ЦЕНЫ:
     Плата за квартиру (2-комнатная) — около 2000 крон (4400 руб.) зимой и 1300 (3000 руб.) летом.
     Хлеб — 10 крон (22 руб.).
     Сахар — 15 крон/кг (33 руб.).
     Молоко — 6—7 крон (13—16 руб.).

     
     Эстония, согласно рейтингу, составленному ООН, по уровню жизни населения занимает 40-е место (первое — у Норвегии). Однако это 40-е оказывается первым среди стран постсоветского пространства.
     Несмотря на это почетное место, по многим показателям Эстония — довольно отстающая страна.
     18% населения живут за чертой бедности.
     1,3% жителей больны СПИДом (в 10 раз больше, чем средний показатель по ЕС).
     Зато на здравоохранение выделяется меньше всего в Европе: 682 доллара на человека (Норвегия — 3809 долларов). У нас в России, правда, еще меньше — всего 551 доллар.



Партнеры