От России до Индии — один “МиГ”

Индийцы больше не хотят работать с нами без четких договоров

8 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 849
  Вчера в индийском городе Бангалор открылась ежегодная международная авиавыставка, где покупателям впервые представлен новый российский истребитель “МиГ-35”.
     Пока этот самолет существует в единственном экземпляре, но если он победит в конкурсе и Индия решит вооружить свои ВВС такими истребителями, начнется их серийное производство, причем не менее ста самолетов будут собраны по лицензии в самой Индии.
     Российские производители заработают на этом контракте от 6 до 9 млрд. долларов — если, конечно, индийцы выберут наш самолет.

     
     Тендер еще официально не объявлен, но уже известно, что в нем намерены участвовать все лучшие современные самолеты: “F-16” и “F-18” последней модификации, Rafal, Eurofighter, Grippen.
     Есть ли у “МиГ-35” шансы победить в такой драке?
     Эксперты считают, что есть, и очень неплохие.
     Впервые Россия показывает за рубежом самолет, который имеет радар с активной фазированной решеткой. Обывателю это ничего не говорит, но для авиатора такой радар открывает революционные возможности. Подобные радары сейчас установлены только на американских самолетах. Российские ВВС их не имеют.
     Кроме того, на “МиГ-35” стоит двигатель повышенной тяги, новое оборудование, и по боевым и летным характеристикам он не уступает лучшим западным истребителям.
     Помимо высокого уровня наш самолет привлекателен для индийских ВВС еще и тем, что их летчики привыкли летать на “МиГах”. В советское время заключались контракты на лицензионное производство “МиГ-21” и “МиГ-27”, которые составляют основу парка индийских ВВС. В 90-е годы индийцы закупили порядка 66 “МиГ-29”. А сравнительно недавно — в 2004 году — был заключен договор на поставку 16 палубных истребителей “МиГ-29К” для авианосца “Адмирал Горшков”, который Минобороны передало Вооруженным силам Индии.
     “МиГ-29К” достаточно сильно отличается от старых “МиГ-29”, но близок к “МиГ-35”. Так что если индийцы выберут его, у них сложится унифицированный авиапарк и они сэкономят на обслуживании и обучении техников и пилотов.
     Состязание лучших истребителей планеты — не единственный тендер, который проводит Индия. В ближайшее время будет объявлен конкурс на разработку десятитонного вертолета, в котором примет участие наша фирма Миля. Индийцы планируют закупить дополнительно партию вертолетов “Ми-17” и подводные лодки. Они уже купили шесть подлодок у французов и объявят еще один конкурс, в котором мы планируем участвовать с нашими подводными лодками класса “Амур”.
     Танковый парк индийские военные планируют довести до 1000 машин (у них уже есть 310 наших машин “Т-90”). В стадии выполнения — контракт по реактивным системам залпового огня “Смерч”. Кроме всего прочего, будут объявлены конкурсы на модернизацию уже имеющегося вооружения — это отдельный лакомый кусок.
     Сейчас, например, идет активная борьба за модернизацию истребителей “МиГ-29”: замена радара и установка нового двигателя, который будет производиться в Индии по лицензии. Свои “МиГ-27” индийцы решили обновлять самостоятельно, но что касается модернизации “МиГ-29”, то здесь российская сторона определенно имеет шансы на получение контракта.
     Нюансы и подробности будущих соглашений будут обсуждаться на авиасалоне в Бангалоре. По сравнению со знаменитыми авиасалонами Фарнборо и Ле Бурже, Бангалор — это небольшая выставка регионального значения. Но если в Фарнборо и Ле Бурже мировая авиационная промышленность показывает все, что у нее есть замечательного, то в Бангалор привозят технику, которую реально рассчитывают продать.
     Чистый прагматизм и никакой пыли в глаза.

* * *

     Когда речь заходит о военно-техническом сотрудничестве с Индией, спецы оборонки выпрямляют спины и слегка надуваются. Российско-индийское военно-техническое сотрудничество — та сфера, где мы, безусловно, преуспели.
     Примерно 40% вооружения и военной техники, которые продает Россия, покупает Индия. Приблизительно столько же покупает и Китай. Но там нет ощущения чистой победы в честном бою. С тех пор как китайское руководство задавило протестующих граждан на площади Тяньаньмэнь, ни США, ни Европа не продают Китаю оружие. Так что у китайцев уже много лет попросту нет выбора — вооружаться они могут только российской продукцией.
     А у Индии выбор есть, и всякий новый контракт с российской стороной подписывается после тщательного взвешивания плюсов и минусов вооружения, предлагаемого нами и конкурентами.
     Технологически нам, конечно, очень сложно тягаться с американцами и даже с французами. Но Индия любит нас за то, что у нас нет с нею политических противоречий. Они получают от нас современную технику, и без всяких политических условий.
     Американцы прилагают сейчас огромные усилия, чтоб завоевать Индию в военно-техническом отношении. Индия хоть и двигается, но неохотно. Там боятся политически мотивированных ограничений. Например, эмбарго на поставки оружия после индийских ядерных испытаний в 98-м году до сих пор воспринимают как оскорбление. А мы не накладываем таких ограничений. Показатель — то, что наша атомная лодка была у индийцев в аренде. И, судя по всему, еще будет.
     Следующий момент: мы всегда помогали в развитии авиационной промышленности Индии. Наша готовность передавать технологии очень ценится. Французы тоже здорово передают технологии, но американцы так не могут, поскольку у них за этим следит Конгресс.
     А особенность Индии как раз и состоит в том, что она не удовлетворяется поставками. Она хочет получать от продавцов технологии и налаживать у себя лицензионное производство. Россия на это охотно идет.
     Крупнейший проект последнего времени — лицензионное производство в Индии 140 многофункциональных истребителей “Су-30МКИ”.
     В 2005 году Индия собрала первый самолет, который уже передан ВВС и реально летает. Пока это, конечно, не сборка с нуля. Налаживание лицензионного производства разбито на несколько фаз. От фазы к фазе участие России будет уменьшаться, а индийской стороны — увеличиваться, и к 2017 году они должны уже полностью делать самолеты у себя, причем производить не только планер, но и двигатель, авионику, оборудование — короче, полный цикл.
     Суммарная стоимость этого контракта сейчас приближается к восьми миллиардам долларов.
     Уже одна эта цифра говорит о том, что Индия сегодня представляет собой обширное поле чудес, которое несет развитие и процветание нашему оборонно-промышленному комплексу. Поле, за которое надо держаться и возделывать его с тщательностью и уважением.
     Но, к сожалению, не всегда это удается.

* * *

     Лицензионное производство — только одна сторона стремления индийских властей к развитию собственной оборонной промышленности. Еще больше значения они придают созданию совместных предприятий, задачей которых являются разработка, строительство и продажа определенного вида оружия.
     Первым примером такого совместного предприятия стала реализация проекта по созданию сверхзвуковой крылатой ракеты “Брамос”, в котором с нашей стороны участвует НПО “Машиностроение”.
     Проект весьма успешен, ракета создана, испытательные пуски прошли удачно, ракета принята на вооружение индийской армии и будет установлена на фрегатах, построенных по заказу Индии на Балтийском заводе.
     Предприятие создавалось на паритетных началах, и предполагалось, что и Россия, и Индия будут производить и закупать “Брамос” для собственных вооруженных сил. Индия это обязательство подтверждает реальными делами. Российская сторона, напротив, ракету не закупает, и нет информации о том, что собирается.
     Более того, министр обороны Сергей Иванов во время предыдущего визита в Индию сказал, что “не стал бы бросать в воздух чепчики по поводу этой ракеты”, и оценил ее как “мертворожденное дитя”.
     По всей видимости, его подвели советники, давшие некорректную информацию, либо он сам что-то напутал. Тем не менее индийцы опешили от такой откровенности.
     В свой последний визит — две недели назад — министр Иванов уже отзывался о “Брамосе” совсем по-другому. Но факт остается фактом: мы не покупаем эту ракету и не прилагаем никаких усилий для продвижения ее в третьи страны.
     Объяснение простое. В отличие от Индии у России есть подобные ракеты. Российский “Яхонт” фактически ничем не уступает “Брамосу”, и объективно у нас нет необходимости его закупать. И если мы продаем кому-то ракеты, нам опять же выгоднее продать свое изделие, за которое мы получим сто процентов, чем “Брамос”, прибыль от продажи которого придется делить с Индией.
     Все понятно. Но… зачем тогда было соглашаться создавать предприятие на паритетных началах? Ведь получилось, что индийцев попросту обманули, подвели. Конечно, им это не понравилось.
     Теперь они расширяют круг поставщиков и какие-то вещи уже делали без нашего участия — например, вертолет “Ми-35” модернизировали с израильтянами. Кстати, в целом динамика развития сотрудничества с Израилем у них гораздо выше, чем с нами. Да и вообще свет не сошелся клином на российском оружии.
     Мир переполнен продавцами и производителями, покупателей — гораздо меньше, и к ним нельзя неуважительно относиться — тем более к таким надежным и перспективным, как индийцы. Они, впрочем, похоже, больше этого и не позволят. Теперь они не начинают новые проекты, пока абсолютно все не будет оговорено и закреплено в межправительственных соглашениях.
     Сейчас на повестке дня две темы: создание истребителя пятого поколения и совместного транспортного самолета. Индия готова, но она ставит вопрос о том, чтоб реализовывать проекты строго на паритетных началах.
     Политическое решение принято и прозвучало во время недавнего визита Путина в Индию на заседании межправительственной комиссии по ВТС, сопредседателем которой является министр обороны Иванов. Но проекты начнут работать только после заключения межправительственных соглашений, где будут оговорены конкретные условия.
     Предполагалось, кстати, что такое соглашение по проекту транспортного самолета будет подписано в ходе недавнего визита президента Путина. Но в последний момент индийцы обнаружили в нем несогласованные детали.
     Один раз обожглись — теперь семь раз отмеряют.
      То, что мы продаем сейчас, через 10—15 лет никому не будет нужно. Значит, нужно сейчас думать о том, что мы будем продавать через 10—15 лет.
     Партнерские отношения с Индией позволяют надеяться, что за это время удастся создать истребитель пятого поколения и, возможно, другую технику, отвечающую новым требованиям.
     По большому счету это огромное везение — что у России есть такой партнер. Если не случится каких-нибудь мировых катаклизмов, у нас все получится. Одна проблема: российские власти должны перестать думать, что политика — это грязное дело, и бизнес — это грязное дело, а национальные интересы измеряются финансовой выгодой и больше ничем. Они должны понять, что существуют еще порядочность и чистоплотность в делах. И в мире им придается гораздо больше значения, чем они думают.
     



Партнеры