Президент взорвал в Мюнхене “бомбу”

Владимир Путин: “Не нужно корчить из себя Господа Бога и решать за все народы их проблемы”

12 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 479
  Мюнхенская конференция по безопасности — нечто вроде экономического форума в Давосе: судьбоносных решений здесь не принимается, зато участники оставляют за собой право говорить максимально открыто. Владимир Путин был откровенен так, что мало не показалось никому.
     Наш президент выступил после Ангелы Меркель. Было видно, как Путин до последнего момента корректировал свою речь. Он начал с фразы, которая заставила всех прекратить разговорчики в зале: “Формат конференции дает мне возможность избежать излишнего политеса и необходимости говорить округлыми, приятными, но пустыми дипломатическими штампами”.
     Как же Владимир Владимирович “гонял” в своей речи американцев! Такого мир из уст ВВП еще не слышал. Его выступление произвело эффект разорвавшейся бомбы.
     Путин, по сути, обвинил США в излишней любви к оружию. Напомнив о договоре со Штатами — сократить к 2012 году ядерные потенциалы на стратегических носителях до 1700—2200 ядерных боезарядов, ВВП обещал, что Россия строго выполнит обязательства. А что американцы? “Надеемся, что и наши партнеры будут действовать так же транспарентно и не будут откладывать на “черный день” лишнюю пару сотен ядерных боезарядов. И, если сегодня новый министр обороны США здесь нам объявит, что Соединенные Штаты не будут прятать эти лишние заряды ни на складах, ни “под подушкой”, ни “под одеялом”, я предлагаю всем встать и стоя это поприветствовать”, — после этих слов Путин выдержал роскошную театральную паузу, как бы давая время Роберту Гейтсу, сидящему напротив, встать и сделать то самое заявление. Естественно, американский министр не встал — он упорно смотрел в сторону...
     Попенял Путин и на расширение НАТО, из-за которого американские передовые базы оказываются вблизи границ с Россией. По поводу же российских поставок вооружений в Иран в 90-е годы заметил: из США до сих пор туда поступают запчасти к самолетам “F-14”. “Несмотря на то что расследование идет, с границы эти запчасти забрали, вернули назад и через некоторое время опять, по имеющимся у меня сведениям, — если они не точны, проверьте их, — опять на границе задержали те же самые грузы. Даже с пометкой “вещественное доказательство”. Мол, сами разобраться не можете, а еще нас обвиняете. Впрочем, подсластил пилюлю, отметив, что президент США — его друг и “порядочный человек”.
     На вылете из Мюнхена кремлевским журналистам устроили “досмотр с пристрастием”: вещи выстроили в линеечку, напротив — шеренга журналистов, как на расстреле, пока немецкая овчарка жизнерадостно скакала вокруг чемоданов. Потом придирчиво изучали содержимое сумок (“Что это у вас, пена для бритья?”) часа полтора. Можно ли считать это платой за президентскую откровенность?

ТАК ГОВОРИЛ ПУТИН

     •Об однополярном мире: “Это мир одного хозяина, одного суверена. И это в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри. И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией. (...) Россию, нас, постоянно учат демократии. Но те, кто нас учит, сами почему-то учиться не очень хотят”.
     •О НАТО: “Из Грузии наши войска выводятся. (...) В Молдавии остается группировка в полторы тысячи военнослужащих, которые выполняют миротворческие функции. (...) Но что же происходит в это же самое время? В Болгарии и Румынии появляются так называемые легкие американские передовые базы по пять тысяч штыков в каждой. Получается, что НАТО выдвигает свои передовые силы к нашим государственным границам, а мы, строго выполняя Договор, никак не реагируем на эти действия. (...) У нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит”.
     •Об Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе: “ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран. И под эту задачу “скроили” и бюрократический аппарат ОБСЕ”.
     •О некоммерческих организациях: “Когда эти неправительственные организации финансируются, по сути, иностранными правительствами, то мы рассматриваем это как инструмент иностранных государств в проведении политики в отношении нашей страны. (...) Чего здесь демократичного? Можете мне сказать? Нет, не можете. И не скажете никогда, потому что это не демократия, а просто влияние одного государства на другое”.
     •О дружбе: “Мы поставили туда (в Иран. — “МК”) системы противовоздушной обороны среднего радиуса действия — от 30 до 50 километров примерно. Это правда... Мы сделали это для того, чтобы Иран не чувствовал себя загнанным в угол. Не чувствовал, что он находится в каком-то враждебном окружении, и понимал, что у него есть канал для общения, понимал, что у него есть друзья, которым можно доверять”.
     •Об оружии: “Да, Соединенные Штаты не разрабатывают якобы наступательного оружия. Во всяком случае, общественности об этом не известно. Хотя наверняка разрабатывают. Но мы даже сейчас спрашивать об этом не будем. Мы знаем, что разработки идут. Но сделаем вид, что мы об этом не знаем”.
     •О Косове: “Что будет с Косовом, с Сербией? Это могут знать только косовары и сербы. И давайте не будем за них решать, как они устроят свою жизнь. Не нужно корчить из себя Господа Бога и решать за все народы все их проблемы”.
     
Виктория ПРИХОДЬКО, Мюнхен

Что написали западные СМИ

     THE NEW YORK TIMES: “Путин сбросил весь дипломатический лоск, чтобы зачитать длинный список жалоб на американское господство. Выступление рассердило некоторых европейских лидеров и побудило к острой критике со стороны присутствовавших там американцев...
     В Вашингтоне официальный представитель Белого дома Гордон Джондроэ сказал: “Мы удивлены и огорчены замечаниями господина Путина. Его обвинения неправильны”.
     THE GUARDIAN: “Владимир Путин произвел сильнейшую за время своего семилетнего президентства атаку на США. Эта тирада обозначает готовность Кремля к конфронтации с американцами. У него не нашлось доброго слова о политике Вашингтона. Маккейн (американский сенатор-республиканец, присутствовавший на конференции. — “МК”) сказал, что речь была “самой агрессивной со стороны российского лидера со времен окончания “холодной войны”, добавив, что она “была конфронтационной, с некоторыми замечаниями, граничащими с паранойей”. Министр обороны США сидел во время путинского выступления с каменным лицом”.
     РУССКАЯ СЛУЖБА БИ-БИ-СИ: “Выступление Путина может войти в историю как поворотная точка в международной политике и ознаменовать начало более активной внешней политики России. В последнее время эксперты заговорили о резком охлаждении отношений между Западом и Россией. Некоторые даже начали употреблять выражение “новая холодная война…”
     
Андрей ЯШЛАВСКИЙ

Мнение экспертов

     Сергей МИРОНОВ, спикер Совета Федерации:
     “В выступлении содержится очень важный месседж в адрес США. (...) Россия не допустит, чтобы с ней разговаривали с позиций диктата, с пренебрежением к нашим национальным интересам. Мы сегодня являемся свидетелями того, как политический эгоизм и чрезмерные амбиции, а также нежелание одного государства признавать законные и естественные права других стран фактически заводят мир в тупик”.
     
     Геннадий ГУДКОВ, член Комитета ГД по безопасности (“Единая Россия”):
     “Мы уже наполовину приблизились к черте под названием “холодная война”. И застрельщиком этой войны являются США. Есть такое понятие: “Эффект суммации”. Это как когда-то немцы привязывали партизан к дереву и мучили каплями воды по затылку. Вода все копится-копится. Так вот и Путин выступил с довольно жесткими заявлениями потому, что накопилось уже. В чем только нас в последнее время не обвиняют! Легче перечислить громкие преступления, к которым, по мнению Запада, не приложилась рука русских. Мы просто демонами какими-то становимся!”
     
     Глеб ПАВЛОВСКИЙ, глава Фонда эффективной политики:
     “Это была речь лидера. Это признак того, что Россия созрела для того, чтобы говорить свое “да, нет” в мире. (...) Но Владимир Путин продемонстрировал, что позиция его не конфронтационная. Он прямо задавал вопрос: если вы готовы к диалогу, то мы будем его продолжать, если нет, то мы готовы и к этому”.
     
     Владимир РЫЖКОВ, независимый депутат Госдумы:
     “Важно понять, что речь Путина в Германии предназначалась не для американцев и европейцев. Эти сигналы были посланы российским избирателям накануне всех возможных выборов. Дескать, а на нашего-то посмотрите! На самом деле все это — риторика, которая ни к каким последствиям не приведет”.
     
     Николай ХАРИТОНОВ, депутат Госдумы (КПРФ):
     “Давно надо было их так! Министр обороны Америки в открытую заявляет, что надо готовиться к войне с Россией. Один английский парламентарий — не помню имени — не так давно вообще сказал: “Мы Россию воспринимали и будем воспринимать исключительно как сырьевой придаток”. Это нормально? Я не поклонник нашего президента, но его речь — адекватный ответ”.
     
     ГЛАС НАРОДА
     Как вы считаете, резкое выступление Владимира Путина в Германии — это объявление Россией “холодной войны” или лишь реакция на агрессивное поведение США?
     Ответить на этот вопрос вы можете, позвонив сегодня, 12 февраля, с 12 до 13 часов по тел. 781-47-01. Пожалуйста, не забудьте представиться и указать свой возраст. В вашем распоряжении одна минута. Кроме того, ответы можно присылать по электронной почте на адрес: letters@mk.ru или проголосовать на нашем сайте www.mk.ru
     
     ЦИТАТА ДНЯ
     “Отдельные нормы, да, по сути, — чуть ли не вся система права одного государства — прежде всего, конечно, Соединенных Штатов – перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам. Ну кому это понравится?”.


Партнеры