Режиссер Путин играет в кошки-мышки

ВВП лично руководит “предвыборными штабами” Иванова, Медведева и бог знает кого еще. Если дать политкланам волю, они могут разнести полстраны

17 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 515
  Проводимая главным российским политгроссмейстером Путиным спецоперация “Преемник-2008” вступила в новую фазу. В последнее время большая часть элиты пребывала в уверенности, что следующим “хозяином земли русской” скорее всего станет Дмитрий Медведев. Повысив Сергея Иванова до уровня первого вице, ВВП в очередной раз смешал все карты и внес в игру дополнительный элемент интриги. Можно не сомневаться, что искусственно создаваемая атмосфера неопределенности (вплоть до “верховного” распределения времени, отводимого преемникам на ТВ) — это ключевая часть путинской стратегии по смене караула в Кремле.
     
     ВВП — не единственный лидер “Большой восьмерки”, у которого сейчас близится к концу срок пребывания у власти. Но между Путиным и его коллегами по G8 существует огромная разница. Буша, Блэра и Ширака с полным основанием можно назвать “хромыми утками”, потерявшими контроль над политпроцессом в своих странах. Четыре года назад бывший политтехнолог Ельцина Георгий Сатаров убеждал меня, что Владимиру Владимировичу тоже ни при каких обстоятельствах не удастся избежать подобной участи. Вместо этого наша политэлита сегодня как никогда отстроена под ВВП.
     Как Путину это удалось? Часть ответа заключается в том, что ВВП мастерски пользуется особенностями человеческой натуры. В предвыборный период у политиков резко повышается уровень адреналина в крови. Противоборствующие группировки готовы в клочья разорвать врагов, чтобы завоевать стратегически важные позиции в новой политреальности. Но совершать какие-либо телодвижения в условиях полной политической неясности подобно самоубийству. Инициатива будет расценена как признак нелояльности и поэтому окажется наказуемой.
     Перетасовав верхушку правительства, Путин возобновил с политэлитой свою излюбленную игру в кошки-мышки. Отныне во всех выкладках кремленологов Сергей Иванов будет фигурировать уже не как резервный, а полноправный кандидат в преемники. Прошлое руководство оборонным ведомством — плюс в резюме претендента на президентский престол. Но в период, непосредственно предшествующий предвыборной кампании, кресло военного министра — скорее кандалы на ногах для кандидата в сменщики ВВП. В армии ведь постоянно происходят неприятные события, повлиять на которые ее руководитель не в силах.
     Но означает ли это, что звезда Дмитрия Медведева закатывается, а Иванов превратился в фаворита президентской гонки? Может, да, а может, нет. Назначение Сергея Борисовича можно проанализировать в контексте любой из десятка существующих сейчас теорий по поводу будущей схемы смены власти. Но во всех случаях сухой остаток будет одинаков: делать какие-то твердые выводы по поводу намерений ВВП еще преждевременно.
     По-другому, наверное, и быть не могло. Пока российская президентская гонка имеет очень мало общего с привычной всем борьбой кандидатов. Скорее правильнее говорить о неком спектакле с Путиным в роли режиссера. Причем слово “режиссер” к президенту применимо отнюдь не только в фигуральном смысле. По словам нескольких и не связанных друг с другом информированных источников, глава государства перевел госканалы ТВ в режим ручного управления. Несмотря на свою занятость, Путин очень часто лично решает: какой объем телеэфира будет отведен Сергею Борисовичу, а какой — Дмитрию Анатольевичу. Иными словами, сегодня ВВП лично руководит “предвыборными штабами” Медведева, Иванова и бог знает кого еще.
     При сохранении подобного положения дел у ВВП есть все шансы остаться царем горы до самого последнего момента. Когда Путин наконец раскроет свои карты, у потенциальных недовольных из числа придворных просто не останется времени для запуска какого-либо альтернативного плана.
     Стоит ли винить президента за то, что предвыборная кампания в России идет по правилам, не имеющим почти ничего общего с демократией в ее классическом понимании? Пока вопрос остается открытым. Если бы враждующим внутрикремлевским кланам сейчас дали возможность снять перчатки и выяснить отношения, они могли бы разнести все вокруг и вернуть страну в состояние ельцинской веселухи. Но предвыборная кампания по нотам — тоже не лучший выход. Истина рождается только в споре и состязании. Выращенные в оранжерее кандидаты не обязательно окажутся жизнеспособными в ледяных бурях реальной политики. Без “разговорчиков в строю” страна может запросто свернуть не туда. И вся ответственность за это будет лежать только на одном человеке.
     
     ЦИТАТА ДНЯ
     “— Может ли кандидат, который больше соответствует должности следующего президента, оказаться на высоком государственном посту?
     ПУТИН: — Все, кому надо, уже на своих постах работают”.
     На ежегодной пресс-конференции 1 февраля.
     
Михаил РОСТОВСКИЙ

ВОПРОС ЭКСПЕРТАМ
“В чем смысл перестановок и каков будет их эффект?” — спросили мы политиков и политологов.

     Станислав БЕЛКОВСКИЙ, политолог:
     — О военной реформе нужно забыть — Сердюков пришел в МО только на год, для того исключительно, чтобы пустить финансовые потоки в нужное русло. Ведь министр Иванов не умел “правильно” распределять финансы. При этом Иванову было бы чрезвычайно трудно стать президентом в условиях, когда у нас в армии “ракеты летят не туда”. Так что Сергей Борисович избавлен от тяжкого бремени... Если доселе Дмитрий Медведев был единственным и неповторимым “первым вице”, который вот-вот займет кресло Фрадкова, то теперь стало ясно, что у него действительно будет конкурент.
     
     Глеб ПАВЛОВСКИЙ, глава Фонда эффективной политики:
     — Сказал же Путин: преемника не будет. Их будет два. Эти перестановки — следующий шаг по пути перехода 2008 года. Сформированное правительство — это правительство, возглавляемое Путиным, где его зам — Фрадков. А пока первые вице — и Иванов, и Медведев, — просто уравнялись с Фрадковым и друг с другом в правах. Сейчас выстроено как минимум две вертикали: военно-оборонная и социальная. Оба этих блока возглавляют люди, у которых очень большой шанс стать президентом. Но обе эти вертикали восходят к Путину. Очевидно, что Минобороны не контролирует более военную политику. Эту политику контролирует военная коллегия во главе с Путиным, куда Иванов также входит. Фигура Сергея Нарышкина в этой игре — креатура Фрадкова. Это некая компенсация премьеру за то, что он теряет часть полномочий. Вполне возможно, что вместе они будут играть против Германа Грефа…
     
     Борис НЕМЦОВ, сопредседатель Союза правых сил:
     — Очевидно, Путин захотел двух преемников. Если на уровне парламентских выборов за любовь президента будут бороться “Единая Россия” и “Справедливая...”, то на уровне президентских выборов будут бороться два абсолютно лояльных Путину претендента. Это будут потешные бои.
     
     Дмитрий РОГОЗИН, депутат Госдумы:
     — Назначение Нарышкина я расцениваю как начало подготовки кампании по отстранению от власти непопулярных министров социально-экономического блока — Зурабова, Грефа, а в перспективе и Кудрина.
     
Михаил РОМАНОВ


Партнеры