Контролировать выборы будут по мобильнику

Александр Вешняков: “Я за должность не цепляюсь!”

21 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 390
  В марте будет назначен новый состав Центризбиркома, и тогда же станет ясно, войдет ли в него Александр Вешняков и останется ли председателем. На сей счет роятся разные слухи...
     О собственных перспективах, о грядущих выборах и о том, что можно было бы еще изменить в законах, глава ЦИК рассказал в интервью “МК”.

“Нельзя сказать, что я не волнуюсь”

     — В марте будет сформирован новый состав ЦИК. Решится вопрос, войдете ли в него вы и останетесь ли председателем. Волнуетесь в ожидании этого события?
     — Было бы неправдой сказать, что я совсем не волнуюсь. Но в то же время я не цепляюсь за должность. Я не претендую на назначение в ЦИК Госдумой или Советом Федерации (по закону Дума, СФ и президент назначают по пять членов ЦИК. — Н. Г.). А вот если, зная мою позицию и как я работал, меня, как и четыре года назад, назначит членом ЦИК президент, то буду баллотироваться на пост председателя, который избирается тайным голосованием членами Центризбиркома России.
     — Известна ли вам позиция президента относительно вашей кандидатуры?
     — Мы в последние месяцы эту тему с ним не обсуждали.
     — А что гласит информация из других источников?
     — Другие источники противоречивы.
     — Недавно Дума приняла закон о необязательности юридического образования для членов ЦИК. Высказывалось мнение, что единороссы приняли его под конкретного человека или людей, которые должны будут войти в состав комиссии. Вы уже в курсе, о ком идет речь?
     — Инициатива, о которой вы говорите, не моя. Я, наоборот, считал, что она неправильная, может привести к излишней политизации в работе комиссии. Под кого она делалась, не знаю. С помощью этой поправки власть, безусловно, расширяет себе свободу маневра.

А нужен ли залог?

     — Вы не раз заявляли, что прошлогодние поправки в избирательное законодательство вполне можно было и не принимать. Считаете нынешние законы чрезмерно жесткими?
     — По ряду позиций — да. Я имею в виду нормы, связанные со сдачей документов на регистрацию. У нас слишком много оснований для отказа в регистрации и для снятия с нее. Если речь идет о требованиях к подписным листам, то законодатели других стран гораздо либеральнее наших. Или такая норма: федеральный закон дал право регионам устанавливать сумму избирательного залога на их собственное усмотрение. Но этим правом стали злоупотреблять.
     — Например, в Санкт-Петербурге, где залог — 90 миллионов рублей.
     — 90 миллионов! Неразумно! Это в полтора раза больше, чем на федеральных выборах! Поэтому имеет смысл прописать в законе предел величины избирательного залога. Кроме этого, на мой взгляд, нужно увеличить срок, отведенный для сбора подписей.
     — Вы даже озвучили революционную идею: вообще отменить залог и сбор подписей. Думаете, вас поддержат в Кремле?
     — Это мое личное предложение. Мы не обсуждали его даже в Центризбиркоме. Мои аргументы таковы: если партия имеет численность не менее 50 тысяч человек, как того требует обновленный закон, то зачем заставлять ее собирать подписи, доказывая свою состоятельность?
     — Боюсь, перспективы у вашей идеи незавидные. Ведь она лишает власть одной из возможностей отстранять от выборов неугодные партии…
     — На данном этапе, наверное, да…

“Кто-то решил подстраховаться”

     — Когда летом принималась серия скандальных поправок в избирательное законодательство, у многих сложилось мнение, что Кремль даже не поставил ЦИК в известность о подготовке такого рода законопроектов. Это так?
     — Не так. Я был знаком с предлагаемыми инициативами и сказал, что их принятие недопустимо. Речь в первую очередь о таких нормах, как повсеместное досрочное голосование и отказ в регистрации за неполноту и недостоверность сведений, представленных кандидатом, ненадлежащее оформление документов. Свое мнение я высказал в рабочем порядке. Но, когда это не помогло, изложил свою позицию публично.
     Идеология ЦИК такова: выборы должны быть действительно свободными, демократическими и справедливыми, с реальной политической конкуренцией. Но есть другая идеология: когда создается масса препятствий для партий, кандидатов. Всех неугодных нужно от выборов отсечь и оставить только тех, которые угодны. А если в таких выборах люди не хотят участвовать, то загнать их голосовать с помощью досрочного голосования. При этом снять все возможности для общественного контроля за выборами. То есть им нужны выборы, очень похожие на выборы в советское время. Одним из носителей такой идеологии выборов, на мой взгляд, является Анатолий Петров, заместитель мэра Москвы — такой вывод можно сделать из его статьи, опубликованной в “МК” 15 февраля, которая к тому же содержит элементы демагогии…
     Тогда, летом, в конечном итоге к мнению ЦИК прислушались. Вопрос о возвращении без всяких ограничений досрочного голосования на выборы — и федеральные, и региональные — был снят. Были внесены существенные положительные коррективы и в порядок сдачи документов на регистрацию кандидатами, партиями.
     — Зато отменили порог явки. Зачем?
     — Вопрос не ко мне. Я не автор этой поправки.
     — Но версии-то у вас есть?
     — Кто-то, видимо, решил подстраховаться на всякий случай. Но, с моей точки зрения, с явкой на федеральном уровне не будет проблем. Посмотрим на результаты выборов, которые прошли в регионах 8 октября 2006 года. В некоторых из них уже убрали и порог явки, и графу “против всех”. Так вот, никаких существенных изменений по сравнению с мартовскими региональными выборами не произошло. Средняя явка 8 октября — 35,6%. А средняя явка в марте — 38,7%. Мы, правда, прогнозировали, что с отменой графы “против всех” увеличится число недействительных бюллетеней. Оно и впрямь увеличилось. Но — примерно на 2,5%.
     Однако есть показатели, которые выбиваются из этой картины. Например, Карелия. Явка на выборах 8 октября была у них 33%. Одна из самых низких по всем регионам России. Четыре года назад, когда они избирали свой парламент, явка была 50%. То есть за один избирательный цикл произошло снижение более чем на 15%. Да, одна из причин — отсутствие графы “против всех”. Но в Карелии было и другое: снятие с выборов “Яблока” и кондопожские события. В итоге один фактор наложился на другой. Какой из них сказался на явке в большей степени? Это требует специального анализа.

Генеральная репетиция

     — Вы допускаете, что отмена графы “против всех” и порога явки может создать опасные настроения? Граждане не могут высказаться против всех партий, к тому же понимают, что их присутствие на выборах необязательно — они состоятся в любом случае. А кто знает, какие пути протеста при таком отношении власти люди станут искать в будущем…
     — Я согласен с вами. Но, с другой стороны, думаю, что избирателю нужно реагировать не так, как вы сейчас прогнозировали, а по-другому — участвовать в выборах. Ведь выбор есть. Можно и осознанно сделать бюллетень недействительным. Это тоже будет сигналом власти, что к ее действиям относятся критически. Я сторонник того, что не нужно быть пассивным на выборах…
     11 марта в регионах пройдет серия выборов. Все эти регионы не имеют графы “против всех”, и 10 из 14 не имеют порога явки. Таким образом, состоится проверка действенности новых избирательных норм на практике. Не зря говорят: мартовские выборы — это генеральная репетиция федеральных выборов.
     — А правильно ли говорить, что средний результат, который получит каждая партия-участница, может считаться ее наиболее вероятным результатом в думской кампании?
     — В какой-то мере да.
     — Осенью закон пополнился такой нормой: если в действиях и высказываниях кандидата за четыре года, предшествующих выборам, найдены признаки экстремизма, то партию, в список которой включен кандидат, могут снять с выборов. Если же партия исключит “экстремиста” из списка, то ее с выборов не снимают и дело прекращается. Вам не кажется, что это очень цинично?
     — Согласен, это жесткая норма. Но вы не упомянули одну существенную вещь: факт того, что в действиях и высказываниях кандидата имел место экстремизм, должен подтвердить суд. И это в какой-то мере страхует от вольного трактования данной позиции.
     — А то, что человеку могут вменить в вину высказывания четырехлетней давности — правильно? К тому же понятие “экстремизм” в законе прописано расплывчато и подогнать “под статью” можно практически любого…
     — Здесь многое зависит от правоприменительной практики. У меня пока остается надежда, что судебные органы в этом вопросе будут вести себя профессионально, не допуская широкого толкования нормы. Я призываю, чтобы этому следовали и мои коллеги из избирательных комиссий.

“Отстрел” по SMS

     — В думской кампании вы обещали задействовать программу по информированию граждан о выборах с помощью SMS. Это как — всем будут приходить сообщения: мол, не забудьте, что такого-то числа вам нужно проголосовать?
     — Примерно. Но пока это только идея — и конкретный способ реализации еще не определен. Кроме того, ЦИК планирует создать компьютерную игру, посвященную выборам, — чтобы привлечь к участию в выборах как можно больше молодежи.
     — Надеюсь, суть игры не в том, чтобы отстрелять как можно больше виртуальных кандидатов?
     — В игре молодые люди смогут опробовать самих себя в роли кандидатов или наблюдателей — это тоже только в планах. Однако другое новшество будет опробовано уже на выборах 11 марта. Это контроль за ходом подсчета голосов с помощью SMS. Например, вы становитесь наблюдателем от такой-то партии на участке. После того как там закончен подсчет голосов, вы получаете скрепленную печатью копию протокола об итогах голосования на участке. Затем вы отправляете по мобильному телефону запрос на номер ЦИК РФ, и, как только данные об итогах голосования на этом участке приходят к нам, с помощью ГАС “Выборы” вы в автоматическом режиме получите ответ, какие данные введены в информационную систему с этого участка. И сравниваете их с копией протокола, которая есть у вас на руках. Это, на мой взгляд, эффективный способ контроля. Конечно, SMS-услуги платные, но мы надеемся, что расценки будут невелики, не более 15 рублей. Да и затраты, по-моему, стоят того.
     — Это как посмотреть. Если обнаружатся фальсификации, то SMS не станет доказательством для суда…
     — Сейчас это действительно пока не доказательство. Но наряду с другими формами контроля, установленными законом, они позволяют пресекать нарушения и устанавливать фальсификаторов.


Партнеры