Английский пациент

Он давно умер, а дело его живет

2 августа 2007 в 16:22, просмотров: 3407

Владимир Владимирович, знаете легенду про Менделеева? Он, как тысячи ученых химиков и алхимиков, мучился с разными элементами. Веками пытались найти закономерность, а не выходило. Потом кто-то наверху сжалился, и Менделееву приснилась Система. Настолько прекрасная, что в ней даже были пустые места для еще не открытых элементов. И для Полония там место есть.

А у меня не получается. Ни во сне, ни на бумаге. Обращаюсь к вам за помощью.

Порча отношений с Англией, взаимные высылки дипломатов, “холодная война” за выдачу-невыдачу Лугового — вот чем заняты умы. А главные, по-настоящему важные и интересные вопросы — забыты.

Кто заказал убийство Литвиненко? За что или для чего его убили? Почему таким фантастическим способом?

Эти загадки не решены.

I. Кто заказал?


Список возможных заказчиков выглядит примерно так (по алфавиту):

Березовский

Британская разведка (МИ-6)

Враги Кремля (вместе с Березовским или без него)

Испанские бандиты

Кремль

Лубянка

Лубянка вместе с Кремлем

Российская мафия

Чеченцы.

Только один вариант не рассматривается: Березовский вместе с Кремлем. (Ну и что, что они враги? Союзы всякие случаются. Например, Сталин с Гитлером, чтобы уничтожить Черчилля. А потом Сталин с Черчиллем, чтобы уничтожить Гитлера. А еще прежде Сталин с Зиновьевым, чтобы уничтожить Троцкого. А потом Сталин с… А потом всё кругом опустело. После убийства Махатмы Ганди т. Сталину и поговорить на равных было не с кем.) Но если такой вариант никто не рассматривает, то и мы не будем.

II. Мотивы.

Лубянка — за предательство. Но в чем оно состоит? Сбежал? Сбежали сотни, но их не убивают. Сдал агентуру? Но чтобы сдать нелегалов, надо их знать. Литвиненко не входил в число посвященных. Чтобы выдать военные тайны, надо иметь к ним доступ. Опер его не имел. Пока он служил в КГБ, ему доверяли совсем другую работу — грубую, домашнюю.

Гордиевский, Калугин причинили огромный вред стране и Лубянке. Выдали агентов, раскрыли секреты. Если бы КГБ решил наказывать предателей (да еще так строго, да еще так громко), то, конечно, крупных, настоящих, а не мелкую сошку.

Кремль — за то, что Литвиненко постоянно обвинял его в разных ужасах: взрывах, убийствах. Но к Литвиненко никто не прислушивался. Его не принимали всерьез. А главное: в этих обвинениях Литвиненко был инструментом Березовского. Это как-то слишком по-детски: наказать (побить) табуретку, об которую ушибся.

Взрослые наказывают не пистолет, а того, кто стрелял. Кремль — не ребенок.

МИ-6 — за плохое поведение своего агента. Вопрос: как убивать? Тайно устранить ненужного, ненадежного? Или — устроить показательную казнь в назидание другим?

Если в назидание, то МИ-6 должна была бы сообщить всей своей агентуре (но не всему миру): вот как мы расправляемся с плохими сотрудниками.

И тайное устранение, и показательное МИ-6 устроила бы в чужой стране, скажем, в Грузии, в Турции.
В любом случае (устранение ли, казнь ли) МИ-6 не стала бы убивать в своей столице. (Даже у нас в редакции, если кто-то кому-то хочет набить морду, им говорят: выйдите на улицу и там разбирайтесь.)

Происшедшее — жуткий позор для спецслужб Британии. У них дома (а для англичан “мой дом — моя крепость” — святой принцип), у них под самым носом, можно сказать, в спальне, убивают их агента. Более того — их гражданина, которому они дали гражданство именно для его безопасности. Для них это катастрофа. Не потеря любимого русского (сомнительно, чтоб они его любили), а потеря престижа, потеря лица, провал.

Теперь вообразите, Владимир Владимирович: Англия узнаёт, что это ее собственная разведка (важная часть Британской Государственной Безопасности) отравила пол-Лондона радиацией. Все участники сядут надолго, семьи будут опозорены… Очень сомнительно, чтобы генералы БГБ пошли на групповое самоубийство, на вечный позор. И ради чего? Ради кого? Он для них даже пешкой не был; пустое место.

Березовский — за... А за что? Нам предлагают две версии, два березовых мотива.

1) Литвиненко стал для него обузой. Березовскому надоело тратить на него деньги. Но если подумать, сколько стоила “Операция Полоний”, то Березовскому было бы гораздо дешевле сто лет содержать Литвиненко со всей его семьей на полном пенсионе.

2) Березовский убил Литвиненко, чтобы испортить репутацию Кремля (этот мотив — общий для беглых олигархов, ваших врагов). Но если Березовский (один или в союзе с другими врагами) убил Литвиненко ради порчи кремлевской репутации, то зачем так экзотично?

Понимаете, Владимир Владимирович, все перечисленные (см. список) способны убить, если это соответствует их интересам.

Но есть ли в этом списке романтики? Кто ж из них стал бы планировать операцию с шикарными жестами, с подписью ZORRO, с вывешиванием на обозрение соседям окровавленной простыни (доказательством чести)…

Допустим, у всех, названных в списке, были для убийства Литвиненко мотивы (сильные или слабые — другой вопрос). Но мы же не дети; скажите откровенно: кто из них так щедр, чтобы потратить десять миллионов долларов там, где достаточно десяти тысяч? (Сам сейчас посмотрел список — щедрых там вообще нету.)

С ноября прошлого года газеты, радио, ТВ (может, желая сделать вам приятное) предлагают всякие удобные версии. Неделю назад (в который раз) относительно приличная газета опубликовала набор “своих” (как она пишет) вариантов. Цитирую:

а) “Бывший порученец (Березовского), допущенный к топ-секретам, становился неуправляемым. Это ли не мотив для убийства? Более чем”. (Интересно здесь то, что газета считает неуправляемость заслуживающей смерти; типа как служебная собака, которая подцепила бешенство.);

б) “Березовский искал изготовителей так называемой “грязной бомбы” — небольшого взрывного устройства, которое при взрыве помимо осколков распространяло бы радиоактивные вещества. В таких бомбах, кстати, может использоваться полоний. Березовский вышел на некоего жителя Чечни, который занимался изготовлением таких зарядов. Однако сделка не состоялась — не сошлись в цене. Березовский вел дело через Литвиненко. Мог ли хозяин бомбы убрать его как ненадежного партнера и как ненужного свидетеля? Запросто”. (Отлично! В цене на бомбу не сошлись, а потому жадины-говядины потратили десять миллионов долларов на убийство ненадежного партнера. И как вам нравится некий чеченец, изготовляющий (в пещере? в погребе?) ядерные бомбы на продажу?);

в) “В смерти Литвиненко могли быть заинтересованы и российские “авторитеты”, проживающие в Испании. Известно, что Литвиненко был платным консультантом испанской полиции по “российской мафии”. Представьте, криминальный авторитет, желающий легализоваться как добропорядочный бизнесмен, войти в высшее общество и забыть бандитские будни. И тут все это может сорваться из-за какого-то Литвиненко! Что с ним делать? Конечно, убить. Но чтобы следы вели совсем в другую сторону…”

Честное слово, Владимир Владимирович, это не выдумка. Это дословные цитаты из центральной газеты.

Понимаете, самое лучшее, что может придумать “добропорядочный бизнесмен, жаждущий легализации”, — это устроить убийство и ядерную панику в Лондоне, да так, чтобы следы вели в Кремль или в МИ-6.

И такое публикуется под заголовком “Версии редакции”. Трудно понять: солидная газета перебирает эти “версии” по недостатку ума или по избытку угодливости. Могли бы еще изобрести православных фанатиков, убивших Литвиненко за намерение перейти в магометанство.

…Испанцы, чеченцы, бандиты, воры, мафия — всем им легче зарезать или пристрелить. Зачем им безумные сложности (в том числе окраска полонием Лугового и Ковтуна, миллионные расходы)?

Почему все эти плохие люди отказались от привычных дешевых способов? Почему именно ради Литвиненко они применили полоний? Логичного ответа нет.

Вдобавок эти версии, к сожалению, рождают крайне неприятный вопрос: где взяли?

Допустим, денег им девать некуда. Но неужели испаны или чечены, или авторитеты могут запросто, ради заурядной разборки, купить атомную бомбу?

Купить-то ее можно или у нас “на базе”, или — скупая по всему миру микродозы, засвечиваясь при каждой покупке в спецмагазинах и собирая эти пылинки в коробочку для Литвиненко.

И как эти испано-чечены вовлекли в свои глупости офицеров КГБ: Лугового и др.?

Вернемся к богатым. К тем, кому по карману купить ампулу полония вместо очередной яхты, и кому по карману нанять кого угодно.

Зачем это убийство Березовскому и/или другим беглым врагам Кремля? Нам говорят: вот именно для того, чтобы “подумали на Кремль”, чтобы подорвать ваш престиж.

Допустим, у беглых нет других занятий. Но для того, чтобы подумали на Кремль, не нужны экзотические выдумки.

Нож, пуля, упал с крыши, сбит машиной… Если убит (погиб) враг Кремля, то, естественно, все склонны обвинять Кремль.

Отравился тухлятиной обычный пассажир самолета — думают на тухлятину. Отравился журналист, критикующий власти, — думают на власти.

Убили Политковскую пулей — были в точности те же прения сторон. Враги Кремля утверждали, что Кремль устранил своего врага. А Кремль заявлял: это мои враги портят мою репутацию.

Если бы Литвиненко застрелили или утопили — звучали бы точно те же взаимные обвинения.

Не испытывая доверия ни к одной из сторон, все же надо сказать, что аргумент “мои враги убили моего врага, чтобы навредить мне” выглядит так себе. Примерно, как если бы убийство Холодова с помощью мины-ловушки объясняли бы так: это, мол, враги Грачева (тогдашнего министра обороны) убили журналиста, чтобы испортить репутацию Грачеву (будто мало разворовать Западную группу войск, чтобы испортить свою репутацию).

Кремль обвиняют во многих убийствах. Немало людей возлагает на Кремль вину за гибель детей в Беслане. Что на этом фоне может изменить еще одно убийство? Тем более беглого опера.

* * *

Враги — чтобы мир подумал на Кремль — должны были бы оставить возле трупа ложную улику (удостоверение Патрушева или что-то в этом роде).

А улик не было никаких. Яд обнаружили и опознали случайно.

Врачи не понимали, чем отравлен Литвиненко. Они видели, что он умирает, видели симптомы лучевой болезни.

Но откуда она взялась? Умри он на два—три дня раньше, мы знали бы, что он “умер от неизвестной болезни неизвестного происхождения” (как Щекочихин).

Тогда все обвинения врагов были бы голословны.

III. Выбор оружия.

Впервые в мире для убийства был использован полоний. (Возможно, полонием убивали и раньше. Но это оставалось тайной, ни врачи, ни патологоанатомы не сталкивались, описаний нет.)

Отсюда вопрос: убийцы использовали полоний для демонстративного убийства или для тайного?

Демонстративно? Чтобы напугать мир? Но зачем его пугать?

В назидание другим предателям? Но напугать предателей можно простым убийством — падением под поезд, грубо инсценированным самоубийством, — вот, мол, какие у нас длинные руки.

Напугать враждебные (полувраждебные, малодружественные) государства? Их пугают иначе: нацеливают ракеты, пролетают возле границ на бомбардировщиках. Но травить радиацией чужую столицу? Пугать до истерики простых жителей — зачем? Это что — поднимет цену на газ? Принесет доходы? (Напугали Гуцириева — отдал бизнес — понятно, разумно, хоть и по-бандитски. А травить Лондон — зачем?)

Если бы убийство Литвиненко было своеобразной акцией устрашения, стоило спросить: кто устрашает и кого?

Устрашить мир — да, получилось. Но в том и дело, что этой цели не ставили. Думали, что причина смерти установлена не будет. А значит, мир завтра же забудет. Кто их считал, этих Педро? Если забыты убийства депутата Юшенкова, депутата Щекочихина и т.д., то долго ли будут помнить и обсуждать убийство беглого суматошного опера?

Другое дело, что те умирали в Москве, а этого грохнули в Лондоне. Английская разведка получила оглушительную пощечину. Вот, мы возле вашей штаб-квартиры убираем агента. И так, что никто не понял, чем мы его убили.

Устрашить мир и разъярить английскую разведку — такой цели убийцы Литвиненко не ставили. Так получилось.

Так Чернобыль устрашил всю планету, но цели-то такой не ставили. Ставили какой-то эксперимент, малость ошиблись. И тогда тоже молчали, отказывались дать информацию, думали, не поймут, не определят причину и источник, но буржуйские приборы зафиксировали и взрыв, и резкий рост радиации в атмосфере. И всё было вычислено без сотрудничества СССР.

* * *

Если убивал Луговой по приказу Кремля, то почему такая “честь” была оказана Литвиненко?

Для Кремля Литвиненко действительно “никто и звать никак”. А Березовский — серьезный, ненавистный враг.

Кремль даже не может притвориться равнодушным: мол, Березовский — это кто? он для нас ничего не значит.

Еще как “значит”. Это год за годом доказывает Генеральная прокуратура, направляя в Англию и по всему миру неотступные требования выдачи.

И вот кто-то очень могущественный, абсолютно не считающийся с миллионными затратами, имеющий возможность добыть любое количество крайне редкого и крайне опасного вещества — посылает Лугового в Лондон. И всюду тот оставляет следы.

Похоже, Луговой не знал, что полоний всюду оставляет очень четкие следы. И тот, кто снаряжал гонца, тоже, может быть, не знал. А если знал, то был уверен: не найдут. Потому что, чтобы найти следы полония, надо искать именно их. А если ищешь вообще что-то вредное, то полоний не найдешь.

Луговой накануне отравления Литвиненко пришел в гости к Березовскому. Они сидели за столом, пили чай-кофе, следы полония на диване остались и были потом абсолютно точно определены и зафиксированы.

* * *

Нет, Владимир Владимирович, система не выходит. По-прежнему перед нами хаос нестыкующихся деталей. Главные вопросы остаются без ответа.

Если это Кремль отправил Лугового на дело, то почему съедена пешка, а не ферзь? Или (чтоб понятней): какой дурак будет бить козырным тузом дешевую шестерку?

А если это Березовский (беглые олигархи), то ради чего? Неужели они могли надеяться, что в России от этого случится революция? Или импичмент? Или внешний мир начнет блокаду?

Нет. После того, как страна и мир проглотили войну, Беслан, убийства депутатов и журналистов, — стабильность доказана и гарантирована, ее не поколеблет убийство бывшего полковника КГБ.

Всё, чего добились убийцы, — это несколько неприятных вопросов, которые вам пришлось услышать на пресс-конференциях.

Если организатора поймают, он сгниет в тюрьме. Какой же олигарх пойдет на такой страшный риск ради такого ничтожного результата?

 

Комментарий специалиста.


Заведующий радиоизотопной лабораторией Института ядерных исследований РАН, член Российского общества ядерной медицины, член Американского ядерного общества Борис Жуйков:


“Полоний-210 это радионуклид, период полураспада — 138 дней. Это значит, что через 138 дней его становится ровно в два раза меньше, а через год соответственно в шесть раз меньше, а через два года — в 36 раз меньше. Это говорит о том, что его нужно перевозить более-менее оперативно, нельзя задолго накапливать. Это альфа-распадчик. Почти чистый альфа-распадчик. У него энергия альфа-распада — 5,3 МэВ.


Он испускает альфа-частицы. Он имеет слабую гамма-линию, это важно. Он имеет линию 803 кэВ, это высокая проникающая способность. Но выход этой линии, выход этого распада очень мал — 10 в минус 5-й. Это значит, что полоний-210 по гамма-радиоактивности обнаружить очень трудно. По крайней мере в тех количествах, которые достаточны для отравления.


Маленькое количество не дает возможности обнаружить. Чтобы отравить человека полонием-210, нужно где-то 1—2 милликюри.


Это 2 десятых микрограмма. То есть две десятимиллионные доли грамма, размер этой пылинки — сотая доля миллиметра.


На любом объекте — на сахаре, соли — его просто не увидишь. Чтобы заметить такое количество полония с помощью счетчика Гейгера, в том числе в аэропортах, нужно, чтобы счетчик находился на расстоянии примерно 1 сантиметра.


От альфа-частиц можно загородиться просто листом бумаги, не нужно никаких свинцовых контейнеров. Достаточна какая-то толщина порядка 10—20 микрон, и уже альфа-частицы не будут проходить.


Надо опровергнуть миф, будто существует какой-то черный рынок радиоизотопов, что можно свободно купить полоний. Все это ерунда. Если вы зайдете на сайт американской фирмы, там будет написано, что любой может без лицензии приобрести источник полония-210, но — две десятых микрокюри. То есть в 10 тысяч раз меньше, чем нужно для отравления человека. Невозможно скупить 10 тысяч этих источников и как-то переработать, чтобы вытащить нужное количество. Такое количество совсем непросто приобрести. И абсолютно невозможно вне государственного контроля.

По крайней мере у нас. Насколько я знаю западные лаборатории, там с этим делом еще более жестко все поставлено.


Есть три метода производства.


Первый метод, который был осуществлен еще сто лет назад Марией Кюри и ее мужем Пьером Кюри: они выделяли его из урановых руд, но сейчас этим методом никто не делает полоний. Это нужно быть таким подвижником, как Мария Кюри, Нобелевскую премию все-таки за это дело дали.


Второй способ — это облучать на ускорителях альфа-частиц и дейтронов висмут или свинец. Такие места есть. У нас в России есть. Например, в Дубне, Обнинске. Но, насколько я знаю, они это не делают. И не могут делать, потому что на каждую работу такого рода нужно специальное разрешение Госнадзора и санэпидстанции.


И третий способ, который тоже очень жестко контролируется. Это производство полония-210 на реакторе. Вот это самый, пожалуй, удобный метод, который и используется. Но для этого нужен, во-первых, ядерный реактор. Ядерный реактор — это такая штука, на которой все работы очень жестко контролируются. Вторая стадия — радиохимическое выделение в горячих камерах или боксах, это тоже процедура очень контролируемая. И третья стадия — это, наконец, изготовление источников.

Если говорить о больших количествах — их используют для так называемых ядерных батареек, для источников тепла в космосе. Там, где его производят, все организовано очень хорошо. Утечка абсолютно невозможна.


Небольшое количество полония производить не проблема. Это не представляет собой никакого секрета, его можно производить в странах, где есть ускорители альфа-частиц или дейтронов или ядерные реакторы. В более-менее солидных количествах могут его производить те государства, которые занимаются аэрокосмической отраслью или ядерным вооружением. Это Англия, Франция, США, Россия. Может быть, Северная Корея. Насчет Ирана были сообщения, что они какое-то количество вроде производят, но я, будучи приглашенным редактором международного журнала радиоаналитической и ядерной химии, рецензировал иранские статьи, там уровень невысокий.

Сомневаюсь, что они могли сделать достаточное количество.


Какие были преимущества этого вещества как яда или недостатки? Преимущества у него абсолютно очевидные. То, что это редкий яд, раньше нигде не применялся. Во-вторых, его трудно обнаружить, его легко перевезти через границу и вообще через что угодно, если он заключен в ампулу. И не зря англичане его обнаружили не сразу. Это нужно додуматься, выделить его из мочи, кстати, в мочу тоже очень мало уходит, в основном в кал. Так что, может быть, в какой-то степени повезло. Но когда они его нашли, то на поверхностях можно его легко зарегистрировать. Я не думаю, что люди, которые организовывали отравление полонием, рассчитывали, что его так легко обнаружат. И другое преимущество, что источник этого полония практически невозможно определить. То есть по примесям, если его делалали достаточно качественно, аккуратно, вы никогда не найдете, в какой стране это было сделано. В принципе можно определить по примесям висмута; поскольку везде химия разная, то запутаться трудно.


Есть еще один способ — по количеству свинца-206, но это довольно тяжелый способ и для этого, пожалуй, нужно было найти вторую ампулу. Или Литвиненко целиком переработать и выделить все количество полония, которое в нем есть.


От альфа-активности легко защититься тонким слоем практически любого материала. Если люди в перчатках и респираторах работают, то никаких проблем нет. Кстати, одна байка была рассказана на “Эхе Москвы”, что якобы из документов могло попасть (как Хаттаба, отравленным письмом). Это абсолютный бред. Потому что жертве нужно этот лист облизать, чтобы основное количество полония собрать. (Через кожу очень медленно проходит. Это рана нужна.) Потом найдут этот страшно светящийся листок бумаги, сразу будет ясно, откуда. Хорошо, сжег, но полоний летучий, он полетел, везде размазался. Потому что полоний такой мерзкий материал, они поливалентный, он вообще распространяется где только можно. Но количество таково, что не стоит опасаться лондонцам”.


Использованы фрагменты выступления Бориса Жуйкова на «Эхе Москвы».



    Партнеры