Президент Российской конспирации

Зубков придет, чтобы вернуть народу Путина?

16 сентября 2007 в 19:15, просмотров: 906

В пятницу Госдума с огромным перевесом утвердила Виктора Зубкова председателем Правительства России. В ходе публичного выступления Зубкова перед парламентом этому малоизвестному для страны человеку не было задано ни одного раздражающего вопроса. Более того, он держался уверенно, будто классный руководитель. Собственно, для этого и проводилась все последние годы именно такая внутренняя политика — придет нужда, чтобы никто никому неприятных вопросов не задавал, а президенту меж тем было бы удобно.

Благодаря этой политике президенту уже удобно настолько, что он может предложить в премьеры любой персонаж. И все думские руководители будут только в восхищении — как мы сами до такого не додумались? Так было с Михаилом Ефимовичем Фрадковым. Точно так же все произошло с Виктором Алексеевичем Зубковым.

При том что Фрадков на своем посту никакими особыми талантами вроде бы не отличился. Хотя что уже сейчас об этом говорить…

Правда, от теперешней степени “удобства” — становится как-то не по себе. Мы видим, что президент может абсолютно все. И приходится рассчитывать лишь на то, что здравый смысл и милосердие не покинут его ни в какой момент.

Назначение Зубкова более-менее ясно подчеркивает несколько вещей. Первое: чем ближе дело подходило к выборам, тем меньше Путин был уверен в полной лояльности Фрадкова. И, возможно, даже не в его личной лояльности, а лояльности фигур, которые могли бы ориентироваться на Михаила Ефимовича. Не секрет, что многие в нынешней сверхэлите не хотели и не хотят “плановой замены” Владимира Владимировича на заявленных пару лет назад преемников. “Наследник” Фрадков их устраивал больше. И держать его до самого конца на позиции, с которой он мог автоматически перехватить корону, значило искушать и провоцировать этих людей.

Второе: к сентябрю Путин не пришел к окончательному решению. При этом тянуть без всяких действий дальше значило превращаться в “хромую утку”. Когда у людей нервы на взводе, они автоматически ищут себе варианты на будущее, в котором ВВП уже не в главной роли. Собственно, об этом практически открыто говорил Владимир Владимирович на встрече с политологами из клуба “Валдай”: министры перестали активно работать, все больше задумываясь о том, что будет лично с ними после 2008 года. Назначив Зубкова, Путин выиграл еще месяца три, чтобы поразмыслить об окончательной кадровой конфигурации, которую оставит после себя.

Третье: президент просто невероятно любит преподносить неожиданности. Чтобы в очередной раз сделать это, он готов даже поступиться другими интересными делами.

Например, назначив Зубкова премьером без всяких объяснений и предупреждений, ВВП, как бы там ни было, унизил и Иванова, и Медведева. Особенно Иванова, которого огромное большинство чуть ли ни в один голос прочило в премьеры и будущие президенты. И который, похоже, сам себя таким уже видел. И хотя формальных поводов для обиды у Сергея Борисовича как бы нет, но о том, что такая обида, возможно, все-таки была нанесена, будет помнить, может, и не сам Иванов, но Путин-то — точно. Медведев, успешно отчитавшись на прошлой неделе о проведенной по нацпроектам работе, отправился по приглашению Путина отмечать собственный день рождения в Сочи. Ему назначение Зубкова явно подсластили.

Надо сказать, что в верности и Иванова, и Медведева ВВП может быть уверен. В том, что эти ребята его не сдали бы ни при каких обстоятельствах, можно было не сомневаться. И стоило ли их обижать подобными неожиданностями — вопрос.

Кстати, отсюда же — из абсолютной лояльности к Путину и Иванова, и Медведева — вытекает и другое рассуждение. Если все-таки они не устраивают, то, может быть, для передачи власти Путина не устраивает то, что его преемник автоматически будет иметь громадные президентские полномочия.

Если вспомнить методологию, по которой Путин каждый раз следовал, беря под абсолютный контроль тот или иной орган госвласти, то мы увидим определенную систему. Выбирается доверенный руководитель, который позволяет свести значение своего “направления” до нуля. Сначала был Совет Федерации, который был превращен в странный клуб для федеральной элиты. Потом Госдума, которая превратилась в механизм для одобрения инициатив исполнительной власти. Потом правительство перестало существовать как единый механизм. Премьер Фрадков практически не управлял своими министрами, и они напрямую подчинялись президенту. С переходом Медведева в правительство Администрация Президента тоже потеряла свой вес.

Ведь ее прежнее значение как главного политического органа Владимиру Владимировичу, видимо, было уже не нужно. Владимир Устинов покинул прокуратуру, выполнив огромный объем черной работы. Но при этом он вряд ли бы согласился на выделение из прокуратуры следствия. Можно предположить, что Путин к этому моменту не хотел оставлять прокуратуру как эдакий “государев кистень”.

Из этого можно предположить, что Путин не очень доверяет институтам и предпочитает некую прямую форму правления. Если бы ему удалось, он бы постарался заключить индивидуальный контракт с каждым из избирателей. Но это невозможно. Поэтому когда подходит момент, он старается выхолостить содержание в работе каждого института, переключив все принципиальные решения на себя. Уходя с поста президента, возможно, Владимир Владимирович решил довести эту систему до абсолюта, выхолостив неожиданными кадровыми назначениями и сам институт президентства. В этом случае он гарантированно остается самым авторитетным национальным политиком. Эдаким Дэн Сяо-Пином, чье слово по любому вопросу становится решающим. Ведь любым несогласным, особенно если выборы в Думу пройдут, как запланировано в администрации, просто не за что будет зацепиться, чтобы хотя бы консолидированно высказать свою позицию.

И при этом у ВВП вроде бы не будет необходимости каждые 15 минут входить в политическую ситуацию — если нет обострений, то система может функционировать.

Пожалуй, это то, о чем можно сказать сразу после назначения Виктора Зубкова премьером России. Но интереснее понять, что будет дальше и что не так очевидно. Надолго ли пришел Зубков, пойдет ли он в президенты, какую роль Путин отводит себе?

Как говорят, представляя Зубкова как свой выбор на пост премьера, Путин трижды упомянул о его возрасте.

Вроде бы, как показалось участникам, это могло означать, что ВВП дает понять — у Виктора Алексеевича нет президентских амбиций. Хотя в прессе тут же была поднята версия, будто бы 66-летний Зубков пойдет в президенты, чтобы через год уступить кресло вернувшемуся Путину.

На самом деле представляется, что у Путина окончательной схемы нет. Но вряд ли Зубков может быть снят и выброшен через два месяца или даже через шесть. И его профессиональные качества не играют никакой роли.

Его вот предшественник просидел на должности больше трех лет, а ведь звезд с неба не хватал. Но это значит, что вакантным остается только одна позиция — президента или премьера. Причем Иванов с Зубковым вроде бы играют на одном поле. Консервативных, жестких государственников, которые должны не столько двинуть страну вперед, сколько сохранить все хорошее, что было достигнуто за последние 8 лет. Совмещать их в одной паре — вроде бы не имеет смысла. Пара же Медведев—Зубков выглядит понятнее. Молодой и прогрессивный президент-премьер (нужное подчеркнуть) и очень напоминающий классическую советскую номенклатуру напарник.

Захочет ли Путин вернуться через год — об этом точно рассуждать рано. Хотя если он сделает это, то, похоже, ему тогда придется оставаться главой государства до конца жизни. Этого потребует его безопасность и безопасность его окружения. Причем чем дальше в лес, тем сильнее придется преодолевать и собственную усталость, и “сопротивление материала”, и международную полуизоляцию. И главное — быть готовым даже к прямому насилию. Такой крест — врагу не пожелаешь. И настолько опытный человек, как нынешний Президент России, не может этого не понимать.



Партнеры