Носильщик власти

16 сентября 2007 в 18:46, просмотров: 4706

Владимир Владимирович, невежа начал бы грубо: мол, хватит прикидываться слугой народа, хватит в носу ковырять (вас цитирую). Но, наверное, лучше все-таки вежливо.

А с чего начать? С теории или с практики? Если начать с теории и спросить: “Читали ли вы Конституцию, Владимир Владимирович?” — то и этот вежливый вопрос о теории может показаться кому-то грубой практикой (нахальным злоупотреблением свободой слова).

На самом деле — ничего грубого; просто живой интерес. Все, конечно, знают, что вы гарант Конституции. Но это же не обязательно читатель.

Хранить в целости, беречь и т.д. и т.п. — это все понятно. Но сторож библиотеки тоже хранит и бережет книги. А читает ли?

Вот скажите, например, кому принадлежит власть в России? Народу? В Конституции написано так:
“Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ”.

Народ — носитель суверенитета? В чем его носить? Куда? Носители нашего суверенитета — это скорее баллистические ракеты, стратегические бомбардировщики, атомные подлодки. А народ — носитель мешков и чемоданов; по-русски — носильщик.

По Конституции “народ — источник власти”. А кто присосался? Или, вежливо говоря, кто хлебает из этого источника?

Владимир Владимирович, вода не принадлежит источнику. Он ее дает, а потом ее кто-то продает. И свет не принадлежит свечке. Светом кто-то пользуется, а свечечка сгорает.

В прежней Конституции (не демократической) формулировка была лучше:
“Вся власть в РФ принадлежит многонациональному народу РФ”.

Видите, небольшая игра словами, а народ из владельца превратился в источник. (Практика, впрочем, не изменилась.)

Не так давно ВЦИОМ спросил у населения: “Кто, согласно Конституции, является источником власти в России?”

Ответы подданных должны вам понравиться. Они распределились так:

Бог — 1%

Госдума — 12%

Затрудняюсь ответить — 13%

Народ — 19%

Президент — 55%.

Видите, вы один больше всех, вместе взятых, включая Господа Бога. Это большая ответственность, согласны?
Люди, говоря о властях, слишком часто употребляют выражение “слуги народа” (сам не раз этим грешил). Мол, мы содержим правительство, армию и др. и пр., мол, на наши налоги…

Но хватит нам прикидываться хозяевами. Могут ли простые люди не платить налоги? Нет, посадят.
Это что — слуги посадят хозяев?

А может ли народ уволить министра, ну хоть одного, самого ненавистного? Нет. Что ж это за хозяин, если не может уволить ленивого, вороватого, обнаглевшего или просто неугодного слугу?

Взгляните, как легко власти решают, сколько давать больным на лекарства, сколько драть за газ и электричество.

Выходит, слуги решают судьбу хозяев.

Есть чиновники (их имена всем известны), заслужившие всенародную и абсолютно справедливую ненависть. Но требование их отставки, требование ста с лишним миллионов граждан — даже не рассматривается.

Вы увольняете и назначаете по собственной воле. Ни разу не помню, чтобы вы при этом выясняли мнение “источника”. Наоборот, источнику ясно дали понять, что свое мнение он может засунуть себе обратно в водоносный слой.

Сперва — да, было. Раз в четыре года перед “хозяевами” даже плясали: скушай, проголосуй за папу. Хозяева (мы), выходит, были в ясельном возрасте.

Потом самые решительные министры-демократы предлагали даже штрафовать тех хозяев, что не ходят на выборы, “за уклонение от исполнения гражданского долга”. А потом…

А потом вдруг поняли: это же просто прекрасно, что хозяева не хотят голосовать. Отменили губернаторские выборы. Отменили графу “против всех”. (Не тебе решать, кто твой кандидат. Голосуй за кого-нибудь из тех, кого мы тебе предлагаем. Так, Одиссея боги заставили однажды выбирать между страшными людоедами Сциллой и Харибдой, а хотел-то он Пенелопу.)

А теперь отменили и порог явки. Выборы состоятся, даже если никто не придет. Хозяину русским языком сказано: не ходи, выпей, ляг-усни, утром мы тебе расскажем, кого ты всенародно избрал. (Для окончательного облегчения подсчета голосов предлагаю, Владимир Владимирович, чтобы в день выборов все остались дома. Это просто. По одному телеканалу с утра до ночи запустить лучший бокс и футбол, по другому — умилительный сериал, по третьему — какое-нибудь порно с ксюшами.)

…Все это настолько понятно, что и писать, может, не стоило. Когда перекрывают проспект для высокопоставленного лица, многие повторяют старую шутку: “Вон поехал слуга народа”. Но никому не смешно.

И все же надо поставить точку над “i”. Мы платим вам, депутатам, губернаторам, министрам, — но уволить не можем. Значит, это не мы платим зарплату “им”, а они дерут подати с нас.

* * *

Перехожу к практике.

6 июля на инаугурации мэра Москвы вы сказали: “Власть обязана действовать исключительно в интересах рядового человека”.

Я своими ушами слышал, что вы это говорили, но и видел, как вы это говорили — очень искренне, убежденно и (что важно) без бумажки.

Одно дело, когда по бумажке, — эти пустые слова кто-то сочинил. Другое — ваш собственный экспромт, ваши собственные убеждения, прорвавшиеся наружу. Тут полная ваша ответственность. И когда я честно предупредил, что буду цитировать эти слова, вы не стали протестовать, не сказали, что, мол, оговорились, брякнули не подумавши…

Обещание выполнено. Ваши слова были процитированы в ближайшем же письме к вам ( “МК”, 10.07.07, “Рядовая езда” ). Описывались мучения пенсионеров-новичков, которых вынуждают каждые три дня добывать трехдневный билетик в метро и трехдневный автобусно-троллейбусно-трамвайный — в уличных киосках. И так месяц или два, пока оформляется постоянный документ.

В письме выражались:

а) недоумение: если людям положен бесплатный проезд — зачем их мучают?

б) уверенность, что после вашего заявления (“власть обязана” и т.д.) эти издевательства немедленно прекратятся.

Прошло два месяца.

Поверьте: нету никаких признаков того, что власть начала действовать исключительно в интересах рядового человека.

Никто не арестован. Трехдневные билетики не отменены, мучения и унижения продолжаются, несмотря на ваше безграничное уважение к ветеранам труда.

Хотите посмеяться? Начинающий льготник (пенсионер-первичник), спустившись в метро, должен дать свой паспорт и справку из Пенсионного фонда старшему кассиру. Она уйдет куда-то к себе, где ее не видно, проверит по компьютеру и, если всё сойдется, — даст билетик на три дня.

В метро у двери в кассу — звонок (очень пронзительный). Он позвонил раз, другой.  На четвертый звонок появилась старший кассир.

— Вы что шумите?! Подождите! Я разговариваю!

Тут он понял, что громкий телефонный разговор, который через дверь все время был слышен (про наглую невестку, которая все бросает где попало, унитаз никогда не моет), — что этот разговор вела и не закончила старшая. А разговоры о бесстыжих невестках, Владимир Владимирович, никогда не кончаются. И этот не кончился, потому что старшая руку за паспортом и справкой не протягивала, а смотрела злобно, чтобы он ушел. А он стоит.

— Нюра! — заорала она дежурной у турникетов. — Пропусти этого!

Вот так он и прошел: и без платного билета, и без льготного. Таким хозяйствованием пенсионеру не докажешь преимущества монетизации.

Это был понедельник, и он соответствовал поговорке.

Следующая попытка случилась в тот же тяжелый день, в 14.15. Дверь к старшему кассиру окована железной решеткой, сквозь которую закоулок с компьютером не видно, но видно раковину. И когда он позвонил, одна кассирша там что-то стирала (а в оставшуюся кассу стояло человек 20). Она на звонок обернулась с намыленной тряпкой.

— Вам чего?

— Старшего кассира. Вот паспорт, спра…

— Старший кассир на обеде!

— А долго…

— Через час!

— Но я…

— А она что — не человек?!

Ему ни одной фразы не удалось договорить. Она наизусть знала все вопросы и ответы.

Последний раз в этот понедельник он пытался получить билетик в десять вечера на станции “Улица 1905 года” (над которой сто лет назад рабочие на баррикадах бились за свои права). В окошечке милая дама:

— Старший кассир в другом вестибюле!

Там полкилометра обходить, но его это не огорчило (он же не на костылях, не в инвалидной коляске), он просто задумался. А она предупредила:

— Но не ходите туда. Там сейчас старшего кассира нет.

— А где она?

— А это я.

Владимир Владимирович, если бы я мог такое выдумывать, был бы знаменитым писателем. Пенсионер застыл, а она пояснила:

— Компьютер там. А я туда пойду через полчаса.

Он заплатил, поехал…

Описываю вам эти подробности, потому что вы все там (наверху), изобретая полезные бюджету новшества, абсолютно не представляете себе, какими мучениями они потом оборачиваются.

Эти штуки (и еще похлеще) миллионы людей переживают, но либо они вам не пишут, либо до вас не доходит (почта, сами знаете, плохо работает).

Но эти-то письма до вас доходят. Почему же ничего не изменилось? Почему не прекратили бессмысленные (хотя, конечно, не смертельные, вполне заурядные) издевательства? Ничего не стоило вам распорядиться. А люди считают, что если вы приказываете, то это исполняется. Почему же вы не приказываете? Вы же обещали.

* * *

Народ не источник власти. Народ — источник денег. И речь не только о налогах.

Это кажется, будто источник денег — нефтяная скважина. Нет, фонтаны не бьют. Надо искать (тяжело, в тундре, в тайге, во льдах, в комарах), надо бурить, качать, возить, перерабатывать, делать трубы, варить, закапывать, надо каменщиков, плотников (для дворцов), поваров, официантов, шоферов, охранников — всё это крепкие мужчины, а еще надо молодых красивых девок. Весь этот нужный персонал бьет фонтаном из источника. Можно назвать его источником рабсилы, а можно (для красоты) источником власти. Смысл этого названия теперь, я надеюсь, ясен?

Врачи не нужны. Потому что владельцы источника лечатся не здесь. Учителя не нужны. Потому что дети владельцев учатся не здесь. Ну и т.д. О том, что старики не нужны, и говорить нечего. Дармоеды. Дети пока еще нужны. Из них вырастают бурильщики и телки (хотя все это владельцы могут ввозить из других стран).

* * *

Уже писал вам, что в редакцию приходят отклики читателей, которые вас защищают. Они просто в ярости, что кто-то осмеливается беспокоить вас по поводу каких-то пенсионеров.

Но ведь наших пенсионеров мучают не американские враги и не эстонские, а наши, родные, российские, русские чиновники.

На тех вы нацеливаете ракеты (это долго, дорого, опасно), а тут достаточно вам взять телефонную трубку…

…Шолохов беспокоил товарища Сталина по поводу каких-то крестьян. Вот что он писал в Кремль 16 января 1931 года:

“Положение без преувеличения — катастрофическое. Таким хозяйствованием единоличнику не докажешь преимущества колхозов. Колхозники морально подавлены, и надо видеть лица их, когда они тянут трупы лошадей… Горько, т. Сталин! Сердце кровью обливается, когда видишь все это”.

Разве Шолохов не понимал, что обращается к главному автору коллективизации? Разве не понимал, что пишет людоеду? Что ж, в 1931-м, может, и не понимал.

Вот его письмо Сталину 4 апреля 1933 года:

“Уполномоченный, постукивая по кобуре нагана, дает следующую установку: “Хлеб надо взять любой ценой!”… В полночь вызывали по одному, сначала допрашивали, угрожая пытками, а потом применяли пытки: между пальцев клали карандаш и ломали суставы, а затем надевали на шею веревочную петлю и вели к проруби топить. Уполномоченный подвешивал колхозниц за шею к потолку, продолжал допрашивать полузадушенных, потом на ремне вел к реке, избивал по дороге ногами, ставил на льду на колени и продолжал допрос… Решил, что лучше написать вам…

С приветом М.Шолохов”.

 

Ужасно, правда? Проходят ли это сейчас в школах? Читаешь и понимаешь: какое счастье наша жизнь. Стыдно жаловаться, ведь не убивают же. Ну гоняют неизлечимо слепых ежегодно на комиссию — вдруг прозрели? (В некотором смысле этот закон высокодуховный. В нем заложена искренняя вера в Бога — постоянная надежда Минздравсоцразвития на чудо исцеления.)

Извините, отвлекся. В 1933-м Большой террор был впереди, но голодомор (десять миллионов жертв) был уже позади…

…Самое странное — Сталин отвечал. Вот его ответ на письмо, фрагмент которого вы только что прочли:

ТЕЛЕГРАММА-МОЛНИЯ

 
“Спасибо за сообщение, сделаем все, что требуется. Сообщите о размерах необходимой помощи.
Сталин”.

 

Ответил, хотя мог бы уничтожить. Он знал, что происходит, он сам устроил эту мясорубку, но понимал и важность соблюдения хотя бы видимости заботы о народе.

Вы пренебрегаете видимостью? Но тогда зачем эти заявления о действиях “исключительно в интересах рядового человека”?

* * *

Пора! С вашего обещания прошло два месяца. А если считать по-другому — семь с половиной лет. Если не теперь, то когда? Если не вы, то кто?

Недавно вы на Дальнем Востоке дрючили министров: мол, сидят, в носу ковыряют, а дороги не проложены, дома не построены, хотя вы им в 2000 году приказали всё сделать. Но ведь это надо сделать. А тут ничего делать не надо.

Прикажите отменить трехдневные билеты, и всё. Надо же с чего-то начать. (Написал “даю 48 часов”, но засомневался: не грубо ли? — и вычеркнул.)

…Вам удалось заставить даже членов МОК действовать в интересах города Сочи. Говорят, главным образом подействовало то, что вы выучили несколько фраз по-французски.

А наши министры и депутаты сплошь русские (русскоязычные). Чтобы побудить их к действиям, вам даже не надо учить новые слова. Хватит трех старых. Закон не позволяет их напечатать, но вы же и так их знаете.

С приветом А.Минкин.



    Партнеры