Молчание шашлыков

Владимир Владимирович, если вы в детстве разобрали будильник, то при попытке собрать у вас, конечно, остались лишние детали

20 ноября 2007 в 18:27, просмотров: 3965

С одной стороны, совершенно лишние, а с другой — будильник не ходит. Это вечное мальчиковое недоумение.
Воцарившись, вы начали разбирать государственное устройство: отменили выборы в верхнюю палату, отменили выборы губернаторов, отменили порог явки, отменили графу “против всех”, отменили (сделали невозможным) референдум и др. и пр. — количество лишних деталей вас не смущало.

Будильник вроде бы тикал, а что звонить перестал — так спать слаще, ничто не тревожит.

И вот на встрече с ткачихами (или доярками? или верхолазами?) вы заявили: “Если проголосуют за “Единую Россию” — значит, мне доверяют”.

Вы даже не заметили, что отменили выборы.

Эти ваши слова прозвучали угрожающе (особенно для чиновников, которые должны обеспечить правильную явку, правильное голосование, правильный подсчет).

Если голосование за “ЕР” означает доверие лично к вам, то, выходит, голосующий за какую-нибудь другую партию вам не доверяет.

Выходит, голосование за любой другой “номер” означает открытое недоверие любимому президенту. Это же почти бунт.

А те, кто останется дома и не проголосует, — их как считать? Раз они за вас не проголосовали — значит, не доверяют. Или в ход пойдет формула “молчание — знак согласия”. Молчание — знак доверия. Красивая фраза, правда?

А молчание ягнят — тоже знак ихнего согласия? Или ягнята молчат, чтобы волк не услышал, что они о нем думают. А знаете ли вы, Владимир Владимирович, что ягнята о волке думают? Что они ему желают — крепких зубов? хорошего аппетита? или чтобы он сгинул?

* * *

Так или иначе, но теперь это ваши выборы. А где выборы в Думу?

Где-где?

В тот момент, когда вы единолично возглавили “ЕР”, ваши придворные возликовали: мол, “теперь парламентские выборы превратятся во всенародный референдум о доверии Путину”. Казалось, это — приторная лесть, казалось — бред. Как это выборы в Думу вдруг превратятся в референдум за вас? А глядь — сбылось. Политтехнологи внедрили в умы начальников, начальники инструктируют подчиненных, председатели домкомов требуют от ответственных по подъезду список тех, кто правильно проголосует (не шучу).

Вот оказывается зачем убирали графу “против всех”. Ведь оказалось бы, что это лично против вас. Опасная графа, ну ее.

* * *

Поскольку вы не ездите на метро, то не знаете, что русская поэзия обогатилась счастливыми стихами (они наклеены в вагонах). На плакате кроме известной символики текст:

Если ты не совсем уж пень,
побеги весной дающий,
пойди на участок,
возьми бюллетень —
проголосуй за грядущее!

Строки для красоты разбросаны как попало, и я сначала прочел “побеги весной дающий” и задумался: куда бежать? что дающий? А потом, когда понял правильно, стало еще хуже. Значит, есть какие-то довольно-таки бодрые пни, которые весной выпускают веточки-листочки — они, получается, на выборы не пойдут. Значит, пойдут какие-то другие пни, совсем трухлявые, не дающие побегов. И вот они-то проголосуют за грядущее. Понятно.

Нормальный человек за грядущее голосовать не хочет. Черт его знает, что там нас ждет — только и слышно: всемирное потепление, экологические катастрофы… ядерную войну тоже никто не отменял. (В Советском Союзе звали не к какому попало будущему, а исключительно к светлому. Понимали важность этого уточнения.)

Про другой поэтический плакат даже не хотел вам писать. Но профессиональная этика требует, чтобы врач не скрывал от больного горькую правду.

В будущей жизни
ты многим рискуешь,
если проспишь и не проголосуешь.

В России, Владимир Владимирович, много замечательных поэтов, и некоторые могут все, что захотите. Но ваши (от жадности?) все делают сами (бюджеты немыслимые побуждают их к творчеству). Поверьте, с точки зрения поэзии вообще и русской поэзии в частности эти стихи отвратительны (я бы сказал “до рвоты”, но боюсь переборщить).
Однако смысл их гораздо хуже, чем поэтика.

Будущая жизнь (вы же православный) не зависит от земных голосований и прочей суеты. Там будет предъявлен совсем иной счет. В заботе о будущей жизни надо заповеди соблюдать. Своей будущей жизнью рискует тот, кто ворует, лжет, мучает людей, детей и зверей.

Не шатается ли вертикальное дерево нашей демократии? Есть ли у него корни? Всем сучкам велено во что бы то ни стало обеспечить явку — доказать, что корешкам хорошо.

* * *

Но сколько на самом деле придет корешков?

В 1995-м народ был гораздо более политизирован, чем теперь. На выборах в Думу была настоящая острейшая борьба. Результат был непредсказуем. Но и тогда на выборы пришло лишь 60%.

А сейчас, когда вместо выборов у нас “референдум” с заранее известным ответом, — кто придет? Тишина, стабильность, жилые дома в Москве не взрываются, войны вроде бы нет, политической борьбы тоже — сколько придет?

Придут, дай бог, процентов пятьдесят. Из них две трети, конечно, за вас. А остальных как будем считать? Остальных-то получается четыре трети. Их куда?

* * *

Владимир Владимирович, плохой ли, хороший ли — вы не виноваты, что вы — такой. Пятница не виноват, что он людоед. Он вырос в племени людоедов и смотрел на чужого человека (с соседнего острова), как на чужую свинью: вкусно, питательно.

Робинзон объяснял Пятнице, что есть людей нехорошо, грех. Но трудно сказать, поверил ли Пятница или притворился, будто все понял (чтобы не раздражать Робинзона, у которого ружье и который, если рассердится, сам Пятницу съест).

Вот и вы, Владимир Владимирович, родились и выросли в таком племени, которое не признает никаких “общечеловеческих ценностей”, уважает не личность, а силу.

Уважает за силу — означает, боится. И делает вид (чтобы не раздражать того, кто сильнее). Кто боится, тот повинуется не Богу, не совести, а приказу.

А когда никого сильнее нет — тогда можно не стесняться, не притворяться и спокойно есть людей, в том числе Робинзона. Мясо, конечно, старое, но как приятно, обгладывая ножку, вспоминать, как важничало это мясо, рассуждая о добре и грехах, как сердито топала эта ножка…

Но вот вопрос: почему людоеды ничего не изобрели? Никаких открытий не сделали. Единственный след, оставленный ими в истории цивилизации, — съели Кука.

...Вы говорили, будто строите демократию. Верили ли вы в это сами или произносили по обязанности — неизвестно. Но построили вы вертикаль — всех самостоятельно думающих разогнали, других запугали, оставили возле себя беспрекословно повинующихся, дрожащих, готовых исполнить все.

* * *

И теперь вы один.

У вас есть (до сих пор есть) исторический шанс соблюсти Закон. Последние два года на бесконечно повторяемый вопрос “уйдете?” вы отвечали твердо и четко: “Уйду”. Но в последнее время что-то изменилось.

Теперь, похоже, что все ваши ищут (может, уже нашли) титул, должность, конфигурацию, которые позволят вам остаться у руля. А руль — один.

Никого в мире не интересовало, как называется должность товарища Сталина — творца самой демократической Конституции. И выборы в ней были прописаны, и свободы, и все, что хочешь. А у руля 30 лет был Сталин. И он был один.



Партнеры