Путин в медвежьей шкуре

Съезд “Единой России” выберет нового лидера, если лидер этого захочет.

14 апреля 2008 в 18:23, просмотров: 1733

Вчера вечером в Москве начал свою работу 9-й съезд “Единой России”. Развязка главной интриги помпезного мероприятия — станет ли Владимир Путин лидером партии и если да, то партийным или беспартийным? — отложена на сегодня…

“Прорыв в новое политическое пространство совершила Россия. Мы сделали не только гигантский скачок в развитии партийной системы, но и вплотную подошли к созданию правительства парламентского большинства”, — если сегодня Владимир Путин милостиво согласится возглавить “Единую Россию”, то официальная пропаганда объяснит этот шаг в примерно таких выражениях. Но сколь благостными ни были бы речи наших Сахаров Сахаровичей, от статуса нормальной партии западного типа “Медведь” будет по-прежнему не менее далек, чем бродящие по лесам натуральные топтыгины.

В писательских кругах уже много десятилетий рассказывают историю о том, как в расцвет сталинской эпохи некий мастер пера позвонил знаменитому романисту Алексею Толстому. “А его сиятельства нет дома, — ответила прислуживавшая Толстому еще с дореволюционных времен старушка домработница. — Граф ушли на партсобрание. Им разрешили”.

Согласно официальной биографии Алексея Толстого, он был награжден двумя орденами Ленина, но в партии не состоял. Так что либо домработница что-то напутала, либо мы имеем дело всего лишь с легендой. Но история с “графом на партсобрании” все равно звучит сегодня исключительно актуально. Если ВВП превратится в лидера “Единой России”, у этой организации будут налицо все атрибуты классической западной парламентской партии. Но ее нутро все равно останется “классово чуждым”.

В чем конкретно будет состоять разница? Если пытаться разобраться во всех деталях, то существует опасность утонуть в логической “трясине”. Уж слишком по-разному устроены разные партии в разных западных странах. Где-то, как, например, в Республиканской и Демократической партиях США, нет фиксированного членства с партбилетами. Где-то, как в большинстве стран Европы, такое членство есть.

В одних организациях партийные взносы являются скорее символическими. Например, члены британской Консервативной партии обязаны платить в год всего 50 долларов. А если им нет 23 лет, то партвзнос и вовсе будет крошечным — всего 10 баксов. В других объединениях к “дойке” партийцев, напротив, подходят гораздо более серьезно. Например, если член Свободной демократической партии Германии зарабатывает в месяц больше 4600 евро, 24 из них он должен ежемесячно отдавать в партийную казну.

Где-то, как в Лейбористской партии Британии, стать “партайгеноссе” можно даже по Интернету. Где-то требуется личное присутствие на партсобрании…

Короче, с формальной точки зрения, “Единая Россия” с ее партбилетами и партвзносами в 0,5% от доходов членов вроде бы имеет полное право ощущать себя частью “цивилизованного партийного сообщества”.

Но критерий, который позволяет четко отделить “ЕдРо” от подавляющего большинства реальных западных партий, все-таки существует. В Европе и Америке партии строятся снизу вверх, а не сверху вниз, как это по-прежнему происходит у нас.

Вспомним, например, как проходило превращение Медведева в кандидата в президенты от “Единой России”. Согласно официальной версии, председатель партии Борис Грызлов каким-то чудесным способом пришел к осознанию того, что именно Дмитрий Анатольевич является “избранным”. В кампании с боссами нескольких других партий он поделился своим “открытием” с президентом. И дело было сделано: съезд “Единой России” радостно проштамповал уже принятое своими вождями решение.

А теперь попробуем представить что-то подобное в США. Допустим, председатель Республиканской партии Америки Майк Данкэн энное количество месяцев назад приходит к президенту Бушу и объявляет: нашим кандидатом будет сенатор Джон Маккейн. Возможно, Данкэна и не отправили бы в сумасшедший дом. Но из председателей партии точно бы выгнали — за попытку присвоения себе чужих полномочий.

Маккейн стал кандидатом в президенты от правящей партии не потому, что его поддержал действующий глава государства, как это на самом деле произошло в случае с “Единой Россией”. Напротив, Буш всего лишь проштамповал выбор, сделанный рядовыми избирателями на первичных партийных выборах.

Точно по такому же принципу выбирают лидеров партий и в Европе. Ни для кого ни секрет, что Тони Блэр хотел бы видеть своим преемником на посту лидера лейбористов и британского премьера кого угодно, но только не ненавидимого им Гордона Брауна. Но на стороне Брауна было большинство партийцев, и бывшему путинскому “другу Тони” оставалось лишь мило улыбаться.

Одним словом, на Западе партия первична, а ее лидеры вторичны. У нас все наоборот: партия вторична, лидеры первичны. А это, в свою очередь, указывает на то, что ни “Единая Россия”, ни большинство других российских партий партиями в западном смысле этого слова, увы, не являются. “ЕдРо” — всего лишь технический инструмент власти, который в целях исполнения необходимых формальностей именуется “партией”.

А теперь самое время сказать несколько слов в защиту “Медведя”. Как ни обидно это признавать, но на нынешнем этапе развития России у нас (за возможным исключением КПРФ) могут быть только партии в кавычках. Бывший британский премьер Гарольд Вильсон заметил как-то, что “неделя — это вечность в политике”. Но если говорить о формировании партий, то здесь даже 16 лет — всего лишь “секунда”. В Европе и США партийная система постепенно создавалась в течение столетий. История партий в нашей стране по-настоящему началась всего лишь в ХХ веке — во время правления Николая II. Да и то — только все вроде началось, как многопартийность упразднили на целых 80 лет.

Но, к сожалению, ждать еще несколько столетий, пока в России тоже не сформируется нормальная многопартийная система, у нашего политического класса нет возможности. Политическая целесообразность, да и формальное государственное устройство требуют, чтобы организации со словом “партия” в названии существовали. А вот заполнены ли они реальным содержанием или нет — вопрос уже второстепенный.

Так что слава “Медведю”! Если бы у нас не было “Единой России”, была бы организация с другим названием, но очень похожими характеристиками. Поэтому по большому счету у общества может быть только одна просьба к “политическому топтыгину”. Как бы ты ни пыжился, на роль “руководящей и направляющей силы” ты никак не тянешь. Да и на стадии, которой уже достигла Россия, это не нужно. Но раз ты занимаешь пространство, постарайся хотя бы не утянуть страну назад, в “светлое прошлое”. Не навредить — тоже большое искусство, особенно для медведей — с кавычками и без.

Так мог бы выглядеть партбилет Путина (см. "Фотоматериалы к статье")

Вчера после генсовета “ЕР” Борис Грызлов сообщил, что в устав партии будут внесены изменения, “разводящие посты председателя партии и председателя высшего совета партии”. Именно председателем партии и станет Путин. Пост председателя высшего совета сохранится за Грызловым. Чтобы эта схема могла быть реализована уже сегодня, Минюст должен зарегистрировать принятые вечером в понедельник поправки в экстренном порядке.

Вопрос о том, станет ли Владимир Путин членом партии, на момент подписания номера остается без ответа. Но, судя по некоторым высказываниям Грызлова, Путин получать партбилет не намерен.

КПСС И “ЕДИНАЯ РОССИЯ”: СРАВНИТЕ САМИ (см. "Фотоматериалы к статье")

В 1986 году численность КПСС составляла 19 млн. человек (примерно 10% взрослого населения СССР).

В “Единой России” сейчас 1 974 736 человек (около 1,8% взрослого населения России).

Член КПСС выплачивал партии 3% от зарплаты.

Член “ЕР” платит 0,5%.

* * *

Для вступления в КПСС требовались рекомендации двух членов партии. После одобрения этих рекомендаций беспартийный становился кандидатом в члены КПСС. После прохождения испытательного кандидатского срока он мог быть окончательно зачислен в партию. Испытательный срок для кандидата в члены партии в 80-е составлял 1 год.

Чтобы вступить в “ЕР”, нужно 3 месяца быть “сторонником партии”.



Партнеры