Тень интеграции

Не проспит ли Россия экономический союз с Казахстаном?

20 июля 2008 в 17:12, просмотров: 1503

На днях в Казахстане прошла торжественная церемония начала строительства нового трубопровода в Китай. Уже через несколько лет Поднебесная будет получать по нему 40 миллиардов кубических метров среднеазиатского газа в год. У России вроде бы нет оснований пугаться подобных сообщений. Ведь на одной из последних встреч президентов Назарбаева и Медведева прозвучала идея постепенного объединения экономик двух стран. Но в жизни все гораздо сложнее, чем на бумаге и в официальных речах политиков. Если Москва не начнет проявлять большей активности, проект российско-казахстанской интеграции будет развиваться в точном соответствии с бессмертным принципом “под лежачий камень вода не течет”.

Во время недавнего празднования 10-летнего юбилея казахстанской столицы Астаны у меня была возможность последовательно задать трем высшим местным чиновникам один и тот же вопрос. “Лозунг постепенного объединения экономик России и Казахстана брошен в массы. Но есть ли какой-то конкретный план по его реализации?” — полюбопытствовал я у министра финансов, главы министерства экономики, а также помощника президента по международным делам. Ответ всех трех руководителей свелся к одной и той же формуле: есть цель, к которой надо стремиться. А вот никакой конкретной стратегии пока не существует.

В принципе в подобной ситуации нет ничего особо трагичного. В конце концов, объединительная идея Назарбаева была высказана совсем недавно. Кроме того, как совершенно справедливо сказал мне министр финансов Казахстана Болат Жамишев: “В нашей интеграции не может быть одного эпохального решения, которое все определит. Речь может идти только о движении шаг за шагом. Объединение экономик начинается не с административных мер, а с поиска конкретных путей взаимодействия”.

Но прежде чем приступать к вышеупомянутым поискам — необходимо окончательно определиться хотя бы с несколькими самыми фундаментальными принципами. К сожалению, пока до конца не сделано даже этого. “Что первично — Всемирная торговая организация или создаваемый сейчас Россией, Казахстаном и Белоруссией в рамках блока ЕврАзЭС таможенный союз? Будем ли мы вступать в ВТО поодиночке или все-таки сообща? Решения по этому поводу пока нет”, — откровенно заявил на встрече помощник президента Назарбаева по внешней политике Ержан Казыханов.

Смысл в том, что без ясности в этом вопросе широко разрекламированный таможенный союз между Москвой, Астаной и Минском вмиг теряет четкие очертания. Можно, конечно, попытаться начать строить дом не с фундамента, а с крыши. Но вот насколько пригодно для жизни такое смелое архитектурное решение?

Что же сейчас реально происходит между Россией и Казахстаном в плане интеграции? Есть понимание того, что, несмотря на успехи в сфере повышения уровня жизни, в общемировом экономическом соревновании обе страны находятся вовсе не на призовых местах. Как сказал тот же Ержан Казыханов: “На своей последней встрече два президента согласились, что в инновационной области мы отстаем от лидеров мировой экономики на 40—50 лет”.

Есть также мнение многих экспертов: сворачивать с накатанной колеи сырьевого развития экономик легче сообща. “Продвижение по пути экономической интеграции будет затрагивать определенные частные и национальные интересы. Например, российский бюджет недосчитается части доходов от экспортных пошлин, — заявил в июне на конференции в Астане скандальный политик, но авторитетный экономист Сергей Глазьев. — Однако в целом эффект интеграции для экономики России намного превысит упущенную выгоду. За счет интеграционного фактора наша страна к 2015 году может получить дополнительно 16,8% от современного уровня ВВП”.

Однако сколь радужно ни звучали бы эти цифры, есть и такая довольно страшная по сути вещь, как инерция развития. На уже упомянутой конференции в Астане Сергей Глазьев напомнил, почему веками воевавшие друг с другом страны Европы вдруг ринулись объединяться в Евросоюз: “Евроинтеграция двигалась деловыми кругами, заинтересованными в расширении рынков в целях повышения собственной конкурентоспособности в условиях глобализации”.

Итак, в Европе интеграция сдвинулась с мертвой точки благодаря “шкурным интересам” элит. А близки ли наши элиты к такому же пониманию собственных интересов? Или их по-прежнему устраивает пусть отсталая, но зато такая сладкая сырьевая модель?

Во время своего очередного визита в Астану президент Путин как-то отпустил шутку по поводу частоты своих встреч с Назарбаевым: “Я скоро поселюсь у вас!”. В период президентства Медведева традиция частых рандеву глав двух государств была продолжена. За два с небольшим месяца после своей инаугурации Дмитрий Анатольевич побывал в Астане уже два раза.

Но любые президенты встречаются друг с другом не столько ради собственного удовольствия, сколько ради извлечения конкретной выгоды для своих стран. В московской чиновной среде часто обвиняют Назарбаева в выдвижении красивых, но не предназначенных для реального воплощения в жизнь интеграционных проектов. Однако сейчас именно Астана выступает в роли главного и очень настойчивого толкача таможенного союза. Так что мяч сейчас явно на стороне Москвы.

Астана — Москва.



Партнеры