Груз признания

“МК” взвесил все “за” и “против” нового статуса мятежных республик

25 августа 2008 в 17:46, просмотров: 1684

Еще больше поднять ставки в дипломатической войне с Западом решили, похоже, в Кремле. Вчера российский парламент обратился к президенту Медведеву с предложением признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Подобный демарш отнюдь не стал неожиданностью. Россия так громко произнесла на Кавказе “а”, что не сказать “б” было бы как-то странно. Но вот стоит ли нам увлекаться “декламированием азбуки”? Не лучше ли, например, попытаться “подвесить” ситуацию? Ведь при всем богатстве аргументов в пользу признания мятежных грузинских провинций аргументов против тоже предостаточно.

Вечный враг

ПРОТИВ. В советское время было модно произносить тосты за “нерушимую вечную дружбу русского и грузинского народов”. В эпоху после нашего признания независимости Абхазии и Южной Осетии правильнее будет говорить о “нерушимой вечной вражде”.

Московские политологи могут сколь угодно долго кричать, что “отпуск” мятежных провинций на вольные хлеба отвечает долгосрочным интересам Тбилиси. Ни один руководитель Грузии — пусть каким-то чудом им даже станет самый промосковский политик — никогда с этим не согласится. Лозунг “возвращения отнятого” с вероятностью в сто процентов станет разделяемой абсолютно всеми национальной идеей. Как неизбежное следствие, в прошлое может уйти и дружба русских и грузин. Зато связка Тбилиси—Вашингтон станет просто нерушимой. Если раньше у янки был “непотопляемый авианосец” только на Ближнем Востоке — Израиль, то теперь подобный “кораблик” появится еще и на Кавказе.

ЗА. Историческая ссора России и Грузии — это, конечно, настоящая трагедия и в геополитическом, и в чисто человеческом плане. Но разве мы уже не прошли все точки невозврата? Отказ от признания независимости Абхазии и Южной Осетии наши отношения с Грузией отнюдь не улучшит. Москва может стать популярной в Тбилиси, только если мы преподнесем грузинам две их мятежные провинции на блюдечке. Но даже в этом случае Грузия не откажется от вступления в НАТО и своей роли “передовой базы” США. А раз поезд безвозвратно ушел, не лучше ли перестать горевать о потерянном и двигаться вперед?

Одинокий Кремль

ПРОТИВ. Независимое государство Косово может на сегодняшний день похвастаться дипломатическим признанием со стороны 45 государств мира. Абхазии и Южной Осетии ничего подобного не грозит. В самом лучшем случае примеру России последуют несколько государств типа Кубы, Венесуэлы или Ливии. Если же говорить о крупных и влиятельных государствах, то в кусты уйдет даже главный нынешний “духовный партнер” России на мировой арене — Китай. У Пекина проблемы с сепаратистами острова Тайвань. И на поддержку других сепаратистов он не пойдет.

Абхазия и Южная Осетия будут существовать в таком же дипломатическом вакууме, как Турецкая республика Северного Кипра. Вот уже четвертое десятилетие независимость этого “государства” признает одна Турция.
ЗА. Те же самые Северный Кипр и Тайвань блестяще продемонстрировали, что можно десятилетиями вполне нормально существовать и без международного признания. Пусть Тайвань не член ООН. Но уровень жизни на острове таков, что большинству полноправных членов “мирового парламента” о чем-то подобном остается только мечтать.

Что же до России, то только официальное признание Абхазии и Южной Осетии позволит нам не попасться в юридическую ловушку. Если мы в дальнейшем будем признавать территориальную целостность Грузии, то пребывание наших войск в непризнанных республиках станет незаконным. Тбилиси ведь отказался от всех прошлых соглашений, позволяющих нашим миротворцам находиться в двух зонах конфликта.

Сепаратисты, вперед?

ПРОТИВ. Протестуя против признания независимости Косово, Москва не раз указывала: разрушение принципа территориальной целостности государств — обоюдоострое оружие. Если мы признаем независимость режимов Сухума и Цхинвала, нам придется в этом убедиться на собственном опыте.

Многие деятели внутри нашей страны и за ее пределами начнут задавать один и тот же вопрос: почему то, что позволено осетинам и абхазам, не позволено, скажем, другим народам российского Северного Кавказа?

Очевидно также, что некоторые иностранные государства будут не только громко вопрошать, но и изо всех сил явно или тайно раздувать пламя сепаратистского пожара внутри РФ. Той же Грузии, например, будет уже нечего терять.

ЗА. А Грузии уже сейчас нечего терять. Наше признание или непризнание Абхазии и Южной Осетии никак не повлияет на желание Тбилиси сделать нам как можно больше гадостей. Более того, если Москва пойдет на поводу Грузии и США и согласится на “отступление по всем фронтам”, то более эффективного детонатора сепаратизма на нашем Северном Кавказе сложно себе представить. На Кавказе, как известно, больше всего не уважают слабость. А отступив перед натиском Запада и Грузии, мы как раз и продемонстрируем эту самую слабость.

Конечно, удар по принципу безусловной территориальной целостности государств абсолютно не отвечает интересам Москвы. Но сохранение или разрушение любой страны зависит и всегда зависело вовсе не от каких-то абстрактных принципов. Все решала и решает сила. Сербию, например, расчленили, когда принцип территориальной целостности государств официально никем не подвергался сомнению. А раз так, стоит ли оплакивать потерю того, чего у нас на самом деле никогда не было?

Подлянки с Запада

ПРОТИВ. Наше признание независимости Абхазии и Южной Осетии с гарантией вызовет новый взрыв возмущения в странах Запада. В Москве, впрочем, к потоку проклятий из западных столиц уже привыкли и воспринимают их как нормальный естественный фон. Все расчеты строятся на том, что США и Европа сначала будут долго кричать, но потом успокоятся.

Если риторика со стороны Запада выльется лишь в чисто символические шаги, то беспокоиться действительно не о чем. Но можно ли считать такой вариант развития событий единственным? Еще до войны в Осетии геополитическое сражение между Москвой и Вашингтоном за влияние в бывшем СССР было в самом разгаре.

Сейчас события имеют все шансы еще больше убыстриться. Причем достаточно понятно, где может открыться “второй фронт”. Американский советник президента Саакашвили Дэниэл Кунин в интервью “Санди телеграф” так прямо и заявил: “Следующим будет Крым”.

ЗА. Наш отказ от признания Абхазии и Южной Осетии никак не замедлит марша Вашингтона на восток.

Постоянное пребывание американских кораблей в Черном море и появление военной базы США на грузинской земле — все это, видимо, неизбежно при любых обстоятельствах. В этих условиях юридическое оформление военного союза между Москвой, Сухумом и Цхинвалом, напротив, становится более важным. Тем самым Россия как бы проводит “красную линию”, за которую Вашингтону лучше не переступать.

Если же говорить о Украине, то Запад не скрывал жгучего желания сделать эту страну членом НАТО еще до войны в Осетии. Спрашивается: что же, собственно, изменилось? Ответ: кроме темпа событий — практически ничего. Все по-прежнему зависит от того, кто кого переиграет.

Людям, находящимся у власти, в России с полным на то основанием принято горячо завидовать. Но сегодня к членам правящего тандема Медведев—Путин это относится лишь постольку постольку. Какое бы решение они ни приняли, очень велик риск совершить ошибку. Но не принимать никакого решения тоже нельзя. Или, вернее, можно, но тогда это будет наихудшим из всех возможных вариантов действий. Москва уже слишком далеко зашла, чтобы останавливаться. Осталось лишь понять, куда нам лучше идти дальше.

ИЗ ДОСЬЕ “МК”

АБХАЗИЯ. Название республики — Абхазия, по-абхазски — Апсны. Согласно местной Конституции, названия эти равнозначны.

Площадь — 8,6 тыс. кв. км. Население — 210 тысяч человек. Цвета флага: белые и зеленые полосы, красный прямоугольник.

ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ. Самоназвание — Республика Хуссар Ирыстон. Площадь — 3,9 тыс. кв. км. До начала боевых действий в августе в ЮО проживали чуть более 70 тысяч человек. Цвета флага — белый, красный, желтый.



Партнеры