Неправое дело

Разрушая оппозицию, власть разрушает государство?

9 декабря 2008 в 17:11, просмотров: 2031

12 месяцев тому назад на предновогодней вечеринке тогдашней лидер СПС Никита Белых дарил журналистам маленькие фигурки самураев. Но, как выяснилось сейчас, бывший “вождь правой оппозиции” вовсе не готов совершать политическое харакири. Недавний пламенный борец с принципом назначаемости губернаторов, Белых без особого смущения согласился стать тем самым назначаемым воеводой. Впрочем, мораль этой истории вовсе не в новом подтверждении старой библейской истины, что человек слаб. Она в том, что, пытаясь разрушить оппозицию, государство по сути разрушает само себя.

Заседающие в парламенте оппоненты правительства в Англии отнюдь не случайно официально именуются “оппозицией ее величества”. На Западе все уже давно поняли: правительство и оппозиция — два крыла одной и той же птицы. В России этот принцип формально тоже декларируется. Но в реальности наша “государственная птица” являет собой некоего чудовищного политического инвалида. Одно крыло у нее огромного размера, а другое — некий недоразвитый отросток. Исходя из нашей истории, по-другому, наверное, и быть не могло. Но является ли это достаточной причиной, чтобы еще больше удлинять и без того сверхразвитое “государственное” крыло и подрубать оппозиционный отросток?

Рекрутированный в лидеры правых с поста пермского вице-губернатора в 2004 году Никита Белых никогда не был ярким и харизматичным политиком. Реальным боссом в СПС всегда считали Чубайса, а Белых воспринимался скорее как “зиц-председатель Фунт”. “Ведомость, неспособность принимать решения, чрезмерная склонность к компромиссам и попытки нравиться абсолютно всем, отсутствие реальных лидерских амбиций” — примерно так последнего “вождя” СПС описывали его ближайшие соратники в те времена, когда партия еще существовала. Но при всех своих недостатках Никита Белых был и остается умным, адекватным и достаточно принципиальным политиком. Даже по словам недоброжелателей Белых среди бывших партийцев, из лидеров СПС он уходил в никуда. Варианта с губернаторством тогда вроде еще не было.

Итак, сегодня власть решила, что таким людям не место в оппозиции. Логика, которой руководствуется президентская администрация, лежит на поверхности. Жесточайший экономический кризис не может не ослабить популярности власти и не вызвать массового общественного недовольства. А раз лучший способ обороны — это наступление, то оппозицию следует заранее ослабить: выбить из ее рядов всех мало-мальски адекватных людей. Но при всей своей внешней привлекательности такая логика глубоко порочна.

Оппозиция, население, да и сама власть фактически загоняются в угол. На кого ориентироваться простому гражданину правых или даже просто демократических убеждений, если ныне действующие лидеры больше не вызывают у него доверия? На адекватных оппозиционеров? Их нет: либо маргинализированы, либо ушли во власть. На создаваемую Кремлем новую правую организацию? Но это значит терять самоуважение. Ведь речь идет о чистой обманке: поскреби немного “Правое дело” — и сразу наткнешься на “Единую Россию”. Вот и остаются одни “экстремисты от демократии” типа Каспарова. Пытаясь по максимуму “пригладить” российскую политическую поляну, власть сама же ее радикализует.

Кстати, символично, что Белых отправили именно в Вятку (Киров). В середине XIX века здесь в качестве советника губернского правления трудился незабвенный Салтыков-Щедрин. Сегодня на дворе уже век XXI. Но нравы нашего “города Глупова” мало поменялись?

Илья ЯШИН, лидер молодежного “Яблока”, координатор движения “Солидарность”:

— Неоднозначное отношение к этому событию. С одной стороны, со вчерашнего дня Белых перестал быть оппозиционером. Теперь он будет подчинен президенту, будет частью власти. Это сигнал для людей, которые колеблются, — и теперь конформистов в демократическом движении прибавится. Разумеется, теперь Белых не сможет принять участие в “Солидарности” — не потому, что мы к нему стали хуже относиться. Просто он стал властью. Нельзя утром сидеть на планерке в Кремле, а вечером — в президиуме оппозиционной партии.

С другой стороны, вижу позитивные моменты. Есть принципиальная разница между Белых и Гозманом. У Гозмана — бутафорская партия, которая не имеет абсолютно никакой реальной силы. А Белых получает реальную госвласть. У него будет милиция в подчинении, в приемной будет сидеть в том числе и “Единая Россия”. И если он на практике останется нашим единомышленником и не перейдет на другую сторону баррикад, у оппозиции появятся возможности. Иметь дружественного губернатора нам, разумеется, не помешает.

Самый депрессивный регион:

Как ехидно высказался Борис Немцов: “Раньше особо одаренных бросали на сельское хозяйство, а сейчас — на Киров”. Кировская область еще со времен правления губернатора-коммуниста Сергеенкова считается “депрессивным регионом”. Не смог изменить ситуацию и назначенный губернатором Николай Шеклеин, которому прочили отставку “за беспомощность” еще весной этого года. И в самом деле: в Приволжском округе Кировская область плетется в хвосте всех рейтингов — будь то рейтинг по объему инвестиций (последнее место) или рейтинг социально-экономического положения (последнее место). Единственное — по невысокому уровню преступности Кировская область может кого-то обойти.

С назначением нового губернатора, надо полагать, проблем не будет. Абсолютное большинство мест в Законодательном собрании Кировской области принадлежит “Единой России” (36 мандатов из 54), так что креатуре Кремля поддержка обеспечена. Правда, население региона остается весьма консервативным: до начала 2000 года область входила в “красный пояс”. И демократические новации губернатора, буде таковые появятся, воспримет с трудом.

P.S. Кстати, еще один регион распростился со своим многолетним главой. Губернатор Хакасии Алексей Лебедь, поставивший вопрос о доверии перед президентом еще летом, не прошел “кастинг”. Вместо него президент Медведев внес кандидатуру Виктора Зимина, возглавляющего ячейку “Единой России” в республике. А полпредом президента в Уральском федеральном округе вместо скончавшегося Петра Латышева назначен однокурсник Дмитрия Медведева — Николай Винниченко, до последнего времени занимавший пост директора Федеральной службы судебных приставов.



Партнеры