Не в деньгах счастье

Письма президенту

18 января 2009 в 18:39, просмотров: 3980

Г-н президент, вы когда-нибудь видели, чтобы наш премьер (передовая часть вашего тандема) так волновался? Мы помним его в тяжелые моменты: взрывы домов, война в Чечне, подлодка “Курск” (“она утонула”), “Норд-Ост”, Беслан, Цхинвал. И всегда он сохранял спокойствие, даже когда употреблял резкие выражения или приказывал принять жесткие меры.

А тут по ТВ показали, как он говорит с премьер-министрами Болгарии, Словакии и Молдавии. На нем лица не было, нервничает, губы трясутся, а речь-то всего-навсего о транзите газа. Это у Восточной Европы, да и у всей Европы должны губы трястись и все остальное (от холода). А нам что трястись? В чем причина?

Украина должна за газ то ли два, то ли три миллиарда долларов. Наш премьер не стал бы из-за таких пустяков нервничать. Да еще морозить Европу, где останавливаются заводы и закрываются детские сады.

Наш премьер 8 лет был президентом и прощал чужим странам гораздо больше. 10 миллиардов долларов простили Сирии, 12 миллиардов — Ираку, 11 миллиардов — Монголии, около 10 — Вьетнаму, а еще Замбии, Лаосу, Афганистану… Вот какие суммы прощали не моргнув глазом.

А драка с Украиной началась вообще с ерунды — с 700 миллионов. Вроде можно было бы и подождать.

Значит, дело не в сумме, а в чем-то другом. Неужели в том, что те гигантские долги должна была получить Россия (страна), а эти — “Газпром” (конкретная компания)? Может быть, когда-нибудь узнаем.

А пока в нескольких недавно дружественных странах останавливаются заводы, мерзнут школы и детские сады. Отношения с Европой испорчены минимум лет на десять, потому что люди надолго запомнят свое, если можно так выразиться, личное замерзание, замерзание своих детей.

Мы теперь требуем от Украины еще и упущенную выгоду. Но упустили столько, сколько она не отдаст никогда. Однако идею могут подхватить другие. Не потребует ли Европа с нас свою упущенную выгоду, которая окажется в разы больше?

В глазах Европы наша страна десятки лет была опасным соседом. Танки в Будапеште-1956, в Праге-1968, ядерные ракеты, Берлинская стена… — враг у ворот. Эта репутация стала исправляться в конце 1980-х. Но достаточно одного такого скандала, как газовый, чтобы страх  и неприязнь вернулись.

От этого ухудшения отношений мы (Россия и ее народ) потеряем гораздо больше. Уже потеряли. Но тот, кто выбивает долги, обычно так увлекается этим процессом (утюгом, паяльником, морозилкой), что совсем не думает о будущей жизни. Земной, зависящей от соседей.

Г-н президент, в нашей стране многим приходилось попадать в такую ситуацию (а кому не приходилось, тот наверняка в газетах читал): человек заболел, надо срочно везти в больницу, а денег нет, и — “не повезем!”.

— Умоляю! Он умирает!

— А нам какое дело?

…Такое не забывается. Все почувствуем это. Все, кто ездит в Европу, заметят, как меняется лицо пограничника при виде русского паспорта. И у него кто-то работал на остановившемся заводе, и у него ребенок мерз в неотапливаемой школе.

В кризис, когда производство и так еле дышит, создать соседям дополнительные трудности… Слыхали о дедовщине? Солдату-дистрофику, который и так еле дышит, — 300 приседаний!

От чего он умер? От приседаний? Но такого диагноза нет. Пишут: “от сердечной недостаточности”. Но это не у дистрофика она была, это у сержанта-садиста сердечная недостаточность.

Вы с премьером привыкли: всюду проекты, бюджеты. Но жизнь не умещается в проект, а когда втискивают — кости хрустят. (Беслан — это такая жизнь, это инфаркт. А для власти это был проект — уничтожить террористов, и никаких переговоров.)

Быть может, теперешний проект называется не “выбить долги”, а “выбить Ющенко”. За то, что он (так говорят) продавал оружие грузинам? Или за то, что он стал президентом, хотя наш главный начальник дважды поздравил другого? Это было большое унижение, такое не забывается. Сводим счеты?

В Европе живут люди, там кризис — всемирный инфаркт. Неужели для вашего тандема газовый скандал — это проект: наказать обидчика? Цена непомерно велика, но платят ее не проектанты.

И эту разорительную кутерьму вы называете рыночными отношениями? Рыночные — значит, выгодные. А у нас убыточные отношения.

Когда в коммунальной квартире сводят счеты, это очень понятно, но очень вредно. От коммунальной склоки страдают все. Воронья слободка (читали, наверно, “Двенадцать стульев”) загорается. Цена скандала непомерно велика… А люди почему-то надеются, что главы стран ведут себя иначе, чем жильцы коммуналки.

Да, очень может быть, что Америка помогла вбить этот клин между нами и Европой. Но зачем мы с таким рвением помогли вбить этот клин?

Да, Украина виновата, что не платила. Да, Украина виновата, что воровала. Да, Украина виновата, что не пропускает газ даже тогда, когда мы пытаемся подать его Европе. Но поди-ка это объясни миллионам греков, хорватов, болгар и т.д. Там не смотрят наши госТВканалы. К сожалению, люди запомнят эту историю так: мы мерзли, потому что не пришел газ из России.

P.S. Г-н президент, наш премьер-министр во время своей традиционной декабрьской телевстречи с народом сказал, что держит свои сбережения в рублях. Прозвучало так, что он и нам это советует. Спросите у него при случае, поменял ли он свои рубли и на что. Если поменял — почему нам не посоветовал? Ведь те, кто его послушался, потеряли уже треть своих денег.





Партнеры