Интервью папы Франциска: «Себялюбие некоторых служителей Церкви — издержки института Папства»

Понтифик рассказал о необходимости в корне изменить принципы Римско-католической Церкви — как когда-то поступил Франциск Ассизский

02.10.2013 в 19:14, просмотров: 2272

«Папа Франциск. Если вся Церковь станет похожей на него, нас ждут эпохальные изменения», – пишет редактор популярной итальянской газеты «La Repubblica» Эугенио Скалфари, подводя итог своей беседы с понтификов. Интервью, которое удалось взять у Папы Римского, интересно ещё и с той точки зрения, что сам господин Скалфари — атеист, не собирающийся менять своих взглядов на мир. Однако Папа Франциск принял его радушно, безо всякой оглядки на этот факт — и рассказал о своих планах реформирования Церкви, а также о любимых святых и переживаниях, которые испытал в момент избрания. «МК» перевел фрагменты этого интервью.

Интервью папы Франциска: «Себялюбие некоторых служителей Церкви — издержки института Папства»
фото: ru.wikipedia.org
Папа Франциск

– Худшие из зол, от которых страдает мир в наши дни — это безработица среди молодёжи и одиночество стариков. Престарелым людям необходимы уход и общение, а молодым нужно быть чем-то занятыми и иметь надежду... Но, увы, нет ни того, ни другого. И кажется, что они уже даже не ищут этого. Они абсолютно разбиты в свете нынешнего положения дел. А теперь скажите вы мне: возможно ли жить лишь в тяготах настоящего времени, без памяти о прошлом, без веры в будущее — в то, чтобы построить что-то, в свою семью? Вы можете представить такую жизнь? Вот это и кажется мне наиболее актуальной проблемой, которую Церковь должна сейчас решать.

- Но это и политическая, и экономическая проблема для государств, правительств, партий, профсоюзов...

- Да, вы правы, но это касается и Церкви. На самом деле, это именно для Церкви важнее всего, потому что проблема затрагивает не только тела наши, но и души. А Церковь отвечает и за плоть, и за дух.

- А в настоящее время в Церкви знают об этой проблеме? Или вы должны направить её в нужном направлении?

- В какой-то степени у нас есть понимание проблемы, но этого недостаточно. Я хочу, чтобы работа стала активнее. Это не единственная проблема, с которой мы сейчас сталкиваемся, но одна из самых серьезных и актуальных.

- Ваше Святейшество, вы когда-то писали, что совесть — основа всего для человека. И всё должно подчиняться совести. Как это понять?

- Я повторю это. Каждый человек имеет своё представление о добре и зле, и каждый должен бороться со злом и стремиться к благу — к тем, которые он сам понимает для себя. Этого вполне хватит, чтобы сделать мир лучше.

- И это делает Церковь?

- Это наша цель, наша миссия: определить материальные и духовные потребности людей, понять, что мы можем для них сделать. Вы знаете, что такое агапэ?

- Да, знаю.

- Это любовь к ближнему своему — та, которую проповедовал наш Господь. Она и служит общему благу.

- Это заповедь "Возлюби ближнего, как самого себя"?

- Именно так.

- Иисус сказал в своей проповеди, что любовь к ближнему — это единственный способ найти любвь к Богу. Поправьте меня, если я ошибаюсь...

- Не ошибаетесь. Сын Божий воплотился в душах людей, чтобы у них возникло чувство братства. Все мы братья и все дети божьи. Поэтому агапэ, любовь к ближнему, это именно тот путь для нас, который дал Иисус.

- Как мы уже говорили, Иисус сказал, что любовь к ближнему — это всё равно нечто, ориентированное и на себя. Нет ли здесь нарциссизма?

- Мне не нравится слово "нарциссизм". Это означает чрезмерную любовь к себе, и это плохо — это может не только повредить вашей душе, но и сказаться на отношениях с другими людьми. Проблема в том, что страдающие от этого люди нередко больны психически. Это свойственно тем, кто ведёт энергичную жизнь, руководителям... Главы Церкви часто были "нарциссами", которым льстили их придворные. Это издержки существующего института Папства.

- Речь идёт о курии?

- Нет. В курии есть придворные, но обычно курия скорее управляет теми людьми, которые по-настоящему прислуживают Святому престолу. Однако всё это ориентировано на Ватикан, на его интересы. Иногда мы пренебрегаем миром вокруг нас. Я не разделяю такого подхода, и я хочу сделать всё, чтобы Церковь изменилась. Церковь должна снова стать тем сообществом людей божьих, вспомнить, что все мы - священники, пасторы и епископы - на самом деле служим Богу, а не Церкви. Этим Церковь не слишком отличается от Святого престола, который имеет важную роль в служении. Но без этих институтов я не имел бы возможности так служить Господу, как я делаю это. И если бы мне не посчастливилось оказаться в Аргентине, среди верующих людей, я не сумел бы осознать себя и свою веру.

- Вы поняли свое призвание в молодом возрасте?

- Нет, не очень. Моя семья хотела, чтобы я получил другую профессию, чтобы работал и зарабатывал деньги. Я поступил в университет. У меня были учителя, которых я очень уважаю, с которыми поддерживал дружбу. Одна из них была страстной коммунисткой. Она часто читала мне обращения Коммунистической партии. Тогда я узнал многое о материализме. Я помню, что она дала мне прочитать заявление американских коммунистов в защиту Розенбергов, которые были приговорены к смерти. Женщина, о которой я говорю, позднее была арестована, подвергнута пыткам и убита, когда Аргентиной правила диктатура.

- И вас привлек коммунизм?

Его материалистический подход не слишком импонировал мне. Но узнать об этом, тем более, от честного и мужественного человека, было полезно. Я понял некоторые вещи, которые потом пригодились мне — хотя бы для понимания социальной доктрины Церкви. К сожалению, среди князей Церкви всё ещё сильна любовь к светской власти. Поэтому формальный институт доминирует над принципом бедной Церкви для бедных, у нас нет миссионерской церкви, какой мне бы хотелось. И мы не можем добиться чуда. Напомню вам, что даже Франциск Ассизский в своё время вёл долгие переговоры с римской иерархией и Папой, чтобы его орден признали. И в конце концов он получил одобрение, пусть и пойдя на множество компромиссов.

- Вы сделаете так же?

- Я не Франциск Ассизский, и у меня нет его силы и его святости. Но я Епископ Рима и Папа. Первое, что я решил -- назначить группу из восьми кардиналов, которые были бы моими советниками, а не придворными. Мудрые люди, которые разделяют мои собственные чувства . Это начало церкви с организацией, которая не только сверху вниз , но и горизонтально. Мы идём в этом направлении. Осторожно , но твердо и упорно. Например, мы обязательно обсудим роль женщин в Церкви. Это необходимо хотя бы потому, что само слово "Церковь" – женского рода (и в русском, и в итальянском языке - прим. "МК").

- Можно ли спросить вас, какого святого вы чувствуете наиболее близким вам духовно?

- Святой Павел - это тот, кто заложил краеугольные камни нашей религии, вашей веры. Вы не можете быть сознательным христианином, если не понимаете Павла. Именно он сделал учение Христа доктриной. Потом его дело продолжили Августин, Бенедикт, Томас и Игнатий. И, естественно, Франциск.

- Вы объяснили их роль, но мне ответили, кто наиболее близок вам.

- Вам нужен рейтинг?.. Я могу назвать лучшего футболиста в Аргентине. Но лучшего святого... Кто ближе к моей душе? Пожалуй, Августин и Франциск.

- А в вашей вере есть нечто мистическое, или это скорее философия?

- Я не любитель мистики, – говорит Папа. -- Но иногда, редко, возникают моменты, которые заполняют всю твою жизнь. Это блаженство, их помнишь потом всю жизнь. Например, когда конклав избрал меня Папой. Прежде, чем я принял сан, я спросил: можно ли провести несколько минут в одиночестве, в комнате с балконом с видом на площадь? Моя голова была абсолютно пуста, я тревожился. И я расслабился, позволил мыслям течь самим. И у меня уже не было тревог, но в какой-то момент я увидел свет - это длилось всего мгновение, затем он погас. Тосле этого я встал и пошел в комнату, где у кардиналов на столе лежал документ. Я подписал его, затем подписали другие -- и после этого с балкона объявили «Habemus Papam».

- Вы считаете, что на вас снизошла благодать?

- Никто не может знать этого. Благодать - это свет в наших душах, и человек может быть тронут благодатью, даже не зная об этом. Напрмиер, вы.

- Даже неверующий?

- Это касается души, а не веры.



Партнеры