Египет: конец одинокой дипломатии

Экс-глава МИД АРЕ: После ухода Мурси Каир планирует наладить отношения с Россией

11.11.2013 в 18:29, просмотров: 2743

В ближайшее время Каир посетят главы военного и внешнеполитического ведомств России Сергей Шойгу и Сергей Лавров. Как отмечается на сайте МИД РФ, это первый визит такого формата в истории российско-египетских отношений. Насколько тесным будет сотрудничество двух стран? Как правление опального президента Мохаммеда Мурси отразилось на внешней политике Арабской Республики Египет и какое направление она примет сейчас, после его смещения? Чтобы ответить на эти вопросы, «МК» обратился к бывшему министру иностранных дел Египта (с июня по июль 2011 года) Мохаммеду аль-Ораби.

Египет: конец одинокой дипломатии
фото: РИА Новости
Мохаммед Мурси

- На ваш взгляд, что произошло в Египте в этом году?

- Я могу сказать, что те события, которые произошли этим летом, - это корректировка январской революции. Такой шаг был нужен после того, как движение «Братьев-мусульман» захватило страну. К большому сожалению, нас ожидает период нестабильности в ближайшем будущем, потому что «Братья-мусульмане» не осознали и не признали, что египетский народ их категорически отверг и не хочет их возвращения к власти никаким образом. Можно коротко сказать, что египетский народ решил идти по демократическому пути. Никак нельзя, чтобы «Братья-мусульмане» вернулись к власти.

- Как правление Мурси повлияло на внешнюю политику Египта?

- Египет страдал, потому что во время правления Мурси он оказался один – не было никаких отношений ни с какой страной. Связи Египта с другими государствами фактически порвались, поэтому одним из первых шагов должно быть возращение отношений, в первую очередь, с арабскими странами. Сейчас постепенно начало изменяться отношение Соединенных Штатов к тому, что происходит в Египте. Сначала они были против того, что произошло третьего июля (3 июля 2013 года конституция АРЕ была приостановлена, а Мурси помещен под домашний арест – «МК»), но потом начали понимать, что это – желание и решение египетского народа. Когда египтяне поняли и почувствовали, что США шантажируют Египет своей поддержкой, оказывая и финансовую, и военную помощь, он нашел выход из положения – улучшить отношения с другими странами, в первую очередь, с Россией. Я считаю, что внешнюю политику Египта ждут положительные результаты.

- Как бы Россия могла помочь Египту стабилизировать ситуацию?

- Хороший вопрос. Египту нужно несколько вещей, но самое главное – безопасность, экономика и взаимная торговля, поэтому Россия может быть стратегическим партнером Египта. Мы знаем, что, может быть, отношения с Россией не достигнут той степени, которая была в 60-х годах прошлого века, особенно после тех изменений, которые произошли после распада Советского Союза. Но мы стараемся открыть путь для будущего сотрудничества, для взаимодействия между Египтом и Россией.

- Что касается другого старого партнера Египта – Сирии, то каким вы видите ее будущее?

- В первую очередь нужно отметить, что есть ясная договоренность между Египтом и Россией, что решение в Сирии должно быть политическое, то есть военным образом сирийский кризис решать нельзя, необходимо сохранить целостность сирийской земли. Нужно пойти на конференцию Женева-2, чтобы найти политическое решение. Если вы говорите о моей точке зрения, то я считаю, что в Сирии должен быть какой-то временный переход, который может продлиться от года до двух. В этот период должно быть создано такое правительство, которое бы включало представителей нынешней власти и представителей оппозиции. По окончанию этого перехода должны произойти свободные выборы под международным контролем, и сирийский народ должен сам выбрать себе лидера, хотя я знаю, что оппозиция Сирии не пойдет на это. По крайней мере, я считаю, что это единственный выход из положения.

- Как события, недавно произошедшие в Египте, отразились на Сирии?

- Изменения, которые произошли в Египте летом, загнали в угол исламских политиков. Я думаю, что это действовало в положительную сторону – в сторону Башара Асада, потому что свержение «Братьев-мусульман» в Египте очень сильно ударило по оппозиции в Сирии. Практически это было поддержкой Башара Асада. Я думаю, что изменение ситуации в Египте – это общее изменение ситуации в Ливии, Тунисе, Йемене и Марокко.

- Как, кстати, Египет выстаивает свои отношения с Ливией – со страной, где фактически победила «арабская весна»?

- Нельзя говорить, что «арабская весна» победила в Ливии. Наоборот. Ливия переживает такой период, когда она переживает много опасностей раскола. Она уже разделилась на несколько государств, поэтому наши отношения с Ливией еще не поставлены на правильный путь, у нас еще много проблем, особенно что касается границ.

- Есть точка зрения, что «арабская весна» происходила под давлением внешних сил. На ваш взгляд, это так или все-таки эти перемены – естественный внутренний процесс?

- Нет, «арабская весна» началась с решения и подъема арабских народов. Я хочу сказать, что это США воспринимало эти события как неожиданный удар. В США всегда делали ставки на Ближний Восток, в их планы входило изменить власть в некоторых странах, и это дало повод думать, что Америка причастна к «арабской весне». «Арабская весна» и американские планы начались осуществляться почти в одно время. США начало разбрасываться деньгами и думало, что оно таким образом пользуется моментом и осуществляет свой план.

- Недавно стало известно, что крыло партии «Братьев-мусульман» (Партия за свободу и справедливость) будет участвовать в грядущих выборах в парламент Египта. Выходит, никакого запрета на «Братьев-мусульман» нет?

- «Братья-мусульмане» будут участвовать в выборах. Может быть, как отдельные люди. Нет, запрета на участие в выборах не будет. Их запретили только как движение, как политическую партию, которая больше не сможет заниматься своей деятельностью. А вообще это зависит от новой конституции. Если там будет пункт, что нельзя создавать партию на основе религии, тогда Партия за свободу и справедливость будет распущена, но это не значит, что какой-то отдельный человек не сможет участвовать в выборах. Если он вышел из партии, он остается человеком, остается египтянином.



Партнеры