Как Абхазия водит Москву за нос -2

Власти республики усилили давление на русскоязычных граждан, воюющих за свои квартиры

17 февраля 2014 в 17:17, просмотров: 10029

Абхазское государственное информационное агентство «Апсныпресс» недавно опубликовало заметку: «Квартирный вопрос русскоязычных граждан решается». В ней администрация города Сухум информирует о завершении отделочных работ в жилом доме № 18-а по улице Аргун. По словам заместителя главы администрации Сухума Вадима Черкезия, 41 квартира в этом 9-этажном доме предназначена для русскоязычных граждан, утративших жилье. Чиновник утверждает, что квартиры будут распределяться «строго на основании решений Комиссии по защите имущественных прав граждан России в Абхазии», и первые шесть граждан, потерявших жилье, уже получили новые квартиры в этом доме. Предложили квартиры в этом доме и давним героям наших публикаций – Татьяне Шевченко, Валентине Коваленко и Галине Дюкаревой. Только красивого завершения истории все-равно не получилось.

Как Абхазия водит Москву за нос -2
фото: PhotoXPress

Стоит отметить, что дом на Аргун, 18 строился еще в советское время и теперь был просто восстановлен. Кто такие эти шесть граждан, которые, по словам Черкезия, получили жилье в данном доме, неизвестно. Во всяком случае, никто из жертв квартирного мошенничества в Абхазии, о которых МК и другие российские издания писали не один раз, их не знает. Не совсем понятен и статус предлагаемого жилья. Будут ли квартиры оформляться в частную собственность, или останутся государственными? Ведь в последнем случае их нельзя будет передать по наследству, и после смерти жильцов (а среди пострадавших есть очень пожилые люди) их квадратные метры вернутся абхазскому государству. Но главное не это.

Все три женщины, о проблемах которых мы писали, владели очень хорошим жильем. Квартиры Шевченко и Коваленко находятся в одном доме, по адресу Кодорское шоссе, 665 (это поселок Синоп). До войны в Синопе проживали преимущественно русские, сотрудники физико-технического института имени Векуа. Дом, в котором находятся квартиры Коваленко и Шевченко (у обеих на руках есть решения Верховного Суда Абхазии, признавшего их собственниками жилья), считается одним из лучших в городе. Дом в свое время считался экспериментальным, квартиры там огромные (у Шевченко – 100 кв. метров), море в 100 метрах через дорогу, рядом парк. У Дюкаревой четырехкомнатная квартира в центра города, в самом престижном месте. А им предлагают взамен квартиры в Новом поселке. Это глухая и пустынная окраина Сухума, откуда до пляжа надо добираться с пересадкой двумя маршрутками. Жилье там минимум в три раза дешевле, чем в Синопе или центре.

Разумеется, все трое отказались от столь «справедливого» решения их вопроса. Тем временем не дремали и захватчики. Люди, незаконно проживающие в квартирах Коваленко и Шевченко и не оплачивающие коммунальные услуги, предъявили им иски за якобы произведенный ремонт: одной на сумму два миллиона рублей, а второй – на два с половиной. И вот уже Коваленко вызвали в суд, а Шевченко, как ей сообщили из Сухума, на очереди. Мне вот даже интересно: какой ремонт должен быть сделан в сухумской квартире, чтобы он стоил два с половиной миллиона рублей? Может быть, стены там выложены мрамором, а унитазы золотые? Но нам это вряд ли удастся узнать, поскольку женщинам сообщили, что экспертиза ремонта в их квартирах будет производиться без них.

Кстати, сами захватчики категорически отказываются переселяться на Аргун, 18, мотивируя свой отказ тем, что им «не подходит район». Губа-то не дура. Джопуа, захвативший квартиру Шевченко, уже имеет жилье в Новом поселке: он там прописан по адресу улица Киараз, д.17, кв.74. Кроме того, у него есть дом в Сухуме с огромным участком, а на его жену оформлена квартира в Гаграх. Захватчики квартиры Коваленко (Аслан Тарба и его жена Индира Каарес) тоже не бомжи: у них есть дом в поселке Моква Очамчирского района. Кстати, оба захвата были осуществлены при пособничестве одних и тех же лиц. В частности, брата вышеупомянутого Тарбы, который тогда работал домоуправом.

Забавно наблюдать, как на фоне бушующего скандала абхазские власти вертятся, словно ужи на сковородке, стремясь изобразить борьбу с незаконным захватом жилья. «По факту захвата жилья возбуждено уголовное дело», - сообщает правительственная газета «Республика Абхазия». А против кого же оно возбуждено? Может быть, против Джопуа, Тарба, Какалия, годами не выполняющих решения судов о выселении из квартир Шевченко, Коваленко, Дюкаревой? Нет, против Анны Михайлюк и ее мужа Владимира Кириллова, которые якобы незаконно заняли квартиру, принадлежащую некой Татьяне Тарба.

На самом деле спорная квартира принадлежала матери Татьяны – Нателле Хубутия, которая оставалась в ней все то время, пока в Сухуме были грузины, а после победы абхазов вместе с детьми выехала в Москву. «Брошенная грузинская квартира», как и другие такие же, стала собственностью муниципалитета . А потом была передана семье Михайлюк по решению Жилищной комиссии при администрации города Сухум . В 2009 году Хубутия добилась решения суда о выселении Михайлюк, Кириллова и их двоих детей. Выселяться им некуда: другого жилья у них нет. Один путь – в бомжи, хотя в свое время ради получения трехкомнатной квартиры Кириллов сдал свою «однушку» государству. В доме на улице Аргун им квартиру почему-то не предлагают.

«Дело Михайлюк» в Абхазии любят приводить в качестве иллюстрации того, что «квартирный вопрос» не имеет национальной подоплеки. Дескать, бывает и так, что русские захватывают абхазские квартиры. Действительно, хорошая иллюстрация. Но только чего-то совсем противоположного.



Партнеры