Визит в Китай первой леди США Мишель Обама: от пинг-понга до панд

Почему не удалось соблюсти «неполитический характер» поездки жены президента Америки в Поднебесную?

28 марта 2014 в 12:31, просмотров: 4161

Недельный визит в Китай первой американской леди Мишель Обамы, которую сопровождали ее мать и две дочери, завершился. Он подавался Белым домом как сугубо «неполитический». Внешне так оно и казалось. Визит начался с игры в пинг-понг и завершился посещением научно-исследовательской станции, где занимаются пандами. Пинг-понг и панды, пожалуй, самые распространенные символы китайско-американских отношений. Но и они при всей их внешней «невинности» сугубо политизированы. Достаточно сказать, что «пингпонговская дипломатия» привела к установлению дипломатических отношений между Пекином и Вашингтоном, а «дипломатия панд» включается каждый раз, когда отношения между США и Китаем напрягаются, для их смягчения.

Визит в Китай первой леди США Мишель Обама: от пинг-понга до панд
фото: Александр Астафьев
Мишель Обама

Вот почему время, проведенное Мишель между пинг-понгом и пандами, было заполнено не только туризмом, а обещание быть «вне политики» соблюдено не было. Выступая в Пекинском университете, Мишель говорила о том, что люди должны знать «аргументы всех сторон… Каждый раз мы видим, что государства становятся более сильными и процветающими, когда слышны голоса и мнения всех их граждан… Выражаться свободно, свободно выбирать религию, иметь открытый доступ к информации — это универсальные права и прирожденное право любого обитателя нашей планеты». Слова Мишель прозвучали в момент, когда правители Китая пытаются запретить 500 миллионам китайских пользователей интернета получать «крамольную» информацию и подключаться к иностранным источникам вроде Twitter, Facebook, YouTube.

Высочайшее табу в Китае наложено на критику руководства страны. Мишель косвенно проехалась и по этой теме. Она сказала: «Мой муж и я находимся на принимающей стороне многих вопросов и критики со стороны наших медиа и граждан. Это не всегда легко, но мы не променяли бы это ни на что в мире».

Не обошла Мишель и проблему меньшинств. И тоже с «американским заходом»: «Много десятилетий назад в Америке действительно были законы, дискриминирующие против черных, таких как я, — сказала первая леди. — Но со временем рядовые граждане решили, что эти законы несправедливы. Они устраивали мирные протесты и марши. И Америка изменилась. Сегодня 50 лет спустя мой муж является президентом Соединенных Штатов, а я — первой леди».

Все вышеприведенные цитаты подверглись цензуре в китайских СМИ.

Говоря о проблемах образования, Мишель делала акцент на то, что знания не должны быть привилегией богатых. Этот вопрос она подняла при посещении пекинской школы, где вместе с китайцами учатся и американцы. Плата за обучение 50000 долларов в год. Мишель рассказала, какие трудности пришлось ей преодолеть, чтобы пробиться из трущоб Чикаго в такие храмы науки как Принстонский и Гарвардский университеты, куда сейчас стремятся отпрыски разбогатевших китайцев. В американском посольстве в Пекине Мишель встретилась в ходе круглого стола со слепым китайцем. Он воспользовалась этой возможностью, чтобы затронуть проблему инвалидов. Она сказала, что в обществе не должно быть «отбросов».

И так на каждом шагу, на каждой остановке Мишель «нарушала» установку Белого дома о «неполитичности» ее визита. Но все это делалось в интимной обстановке, «лицом к лицу». В одной из школ первая леди рассказала о том, как ей приходилось очень рано вставать — в 4 и 4.30 утра, чтобы не опоздать на занятия, поскольку от ее дома до ее школы было несколько часов езды на автобусе. Это произвело большое впечатление на китайских школьников «Даже мы не встаем так рано!» — воскликнул один из них.

В ходе визита в Китай Мишель описывала его подробности в своем блоге. Разумеется, и китайские СМИ подробно освещали визит первой леди. Поскольку приглашающей стороной была первая леди Китая и поскольку Мишель встретилась с президентом Китая Си Цзиньпинем, репортажи о ее пребывании были выдержаны в стиле «мягкой дипломатии», и критика, если она и была, подавалась предельно завуалировано. Когда президент Си прилетел в Гаагу из Пекина на саммит G-7, он передал президенту Обаме привет от его супруги. Любопытно, что все «еретические» заявления Мишель, сделанные именно в этот день, не были подвергнуты цензуре. («Подарок» Си Бараку от Мишель!) Они были напечатаны на английском и китайском языках в «Sine Welbo». Это обстоятельство широко комментируется в американской печати.

Досталось от Мишель и ее дочери 15-летней Малие и 12-летней Саше. В отличие от своей матери, они не проявили особого интереса к китайским чудесам — Великой китайской стене, Запретному городу в Пекине, Терракотовым воинам и так далее. Мишель требовала от переводчиц, чтобы они рассказывали ее дочерям «все в подробностях», например, что кипарисам в императорских садах по 300 лет. Но по всей видимости, Малию и Сашу больше занимали беседы с хорошенькими китайскими мальчиками, которые обступали их и были явно симпатичнее терракотовых воинов.

Китайский историк Чжан Лифан, комментируя визит первой леди Мишель, говорит, что «многие китайцы увидели большой контраст между историей о том, как она добивалась успехов в жизни, и историей успеха китайских деятелей, основанного на принадлежности к Компартии Китая. Рядовые китайские граждане увидели, что американская система дает больше возможностей этническим меньшинствам добиваться успеха. В Америке, если ты работаешь, ты можешь преуспеть. В Китае твои возможности определяются связями с Компартией».

Политобозреватели бубнили свое, светские хроникеры — свое. Последние уделяли большое внимание туалетам Мишель. Журнал «Нью Рипаблик» раскритиковал «карандашную» юбку первой леди. (В оригинале вместо «карандаша» нецензурное слово.) Светский репортер журнала считает, что гардероб Мишель как «политический мессидж оказался провальным». Но вот светские хроникеры «Нью-Йорк таймс» хвалят первую леди за то, что все ее туалеты, в которых она щеголяла в Китае, были созданы исключительно американскими дизайнерами. Каждодневные наряды были работы Дерека Лама. Туалет, в котором Мишель выступала в Пекинском университете — от Кэролайн Херрерн, туалет на обеде в ее честь — от Наем Хана и как всегда красного цвета. И так далее. Особенной радостью воспылал дизайнер Филипп Лим. Оказывается, по туристским тропам Мишель ходила в его блузках и брюках, а он даже не знал об этом. «Я был просто потрясен! Первая леди в нашей спортивной одежде?!» — восклицал Лим. Удивлен был и дизайнер Нарсизо Родригес, в одежде которого первая леди явилась терракотовым воинам.

Обсуждались и туалеты первой леди Китая, гламурной актрисы и певицы, которая часто появляется на людях в туалетах лучших дизайнеров Франции и Италии. Но на сей раз и она, как Мишель, была в нарядах китайских мастеров. В данном случае моду диктовала политкорректность. Дизайнер Мишель Дерек Лам, который по происхождению китаец, высоко оценил госпожу Пен Лиюань. «Она восхитительно элегантна. Она прекрасно сдержана, но до определенного предела», — сказал он…

Говорят, что путь женщины к сердцу мужчин лежит через его желудок. Под занавес своего пребывания в Китае первая леди Мишель продемонстрировала, что путь политики Вашингтона к сердцу угнетаемых меньшинств Поднебесной лежит через ее желудок. Отвальный ланч Мишель и сопровождающих ее лиц состоялся в городе Чунчжу в ресторане тибетской кухни. Сотрудники штата первой леди, не скрывая, сообщили, что она не поклонница этой кухни, что посещение тибетского ресторана было жестом в поддержку прав и религиозных свобод китайских тибетцев. О том, как переварили хозяева Мишель этот ланч, пока не сообщается.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.



Партнеры