Почему присоединение Крыма к России вызывает переполох в Японии

На полуострове аукнулось — на Дальнем Востоке откликнулось

7 апреля 2014 в 13:14, просмотров: 16005

Со стороны это смотрится как присказка «В огороде бузина, а в Киеве дядька» – после того как Крым вошел в состав России, в Токио забили тревогу. Начальник японского генштаба Сигеру Ивасаки прибыл в Вашингтон и ведет переговоры с председателем Объединенной группы начальников штабов США генералом Мартином Демпси.

Почему присоединение Крыма к России вызывает переполох в Японии
фото: AP

А в Токио приземлился шеф Пентагона Чак Хэйгел. Не успел он высадиться на базе ВВС Йокота, как тут же «с корабля на бал» заявил американским и японским военачальникам, что Америка готова защищать Японию, если потребуется: «Мы очень серьезно относимся к этому». После этого Хэйгел сказал, приблизительно следующее: если, мол, вам недостаточны мои заверения, вот вскоре в Токио прибудет сам президент Обама и подтвердит мои слова.

Но причем тут Крым? Чтобы ответить на этот вопрос, отмотаем свиток истории к 1994 году. В том году президент США Клинтон вместе с президентом России Ельциным подписали так называемое Будапештский меморандум, по которому Украина отказывалась от ядерного оружия, доставшегося ей в наследство после развала Советского Союза, а подписанты меморандума обещали «уважать» её территориальную целостность. В то время акцент был сделан на деатомизации Украины, и никто не потрудился наполнить конкретным содержанием слово «уважать», которое без этого не стоило и полушки. Вот почему Россия, присоединив Крым, не столько нарушила Будапештский меморандум, сколько оказала «неуважение» Киеву. Вашингтон тоже проявил неуважение к Незалежной. Он по существу дистанцировался от Будапештского меморандума, а после инкорпорации Крыма в РФ вообще объявил его «не обязующим».

Но причем тут Япония? Ни меморандум, ни Крым никакого отношения к стране Восходящего солнца как будто бы не имеют. Но вот именно как будто бы. История с Крымским полуостровом всполошила Японские острова. Политические и военные лидеры Японии надоедают Вашингтону с таким вопросом: «Поступите ли вы с нами как с украинцами, если с нами произойдет нечто подобное?» И вот генерал Ивасаки летит в Вашингтон, а министр Хэйгел — в Токио. А президентский лайнер ВВС-1 уже готовится полететь за ними с Обамой на борту.

Хэйгел в Токио встречался с японским премьер-министром Синдзо Абэ в воскресенье, 6 апреля, и заверил его, что США защитят Японию от «враждебных стран», то есть Китая и КНДР.

Доверяй, но проверяй — такова реакция Токио. Бывший советник Абэ Кунихико Мияке говорит: «Крым смешал все карты. Началась новая игра. Крым для нас это не огонь на дальних от нас берегах. То, что сейчас происходит, это новая попытка поднимающейся державы (Китая. — М.С.) изменить статус-кво». В качестве примера Миякае приводит претензии Пекина на острова Сенкаку (по-китайски Дяоюйдао). В официальных кругах Токио говорят, что американские гарантии распространяются на Японию, но не на Сенкаку в частности. «Если Америка не пошевелила даже пальцем, чтобы помешать России аннексировать Крым с его 2-миллионным населением, первоклассной военно-морской базой и всемирно известными курортами, то почему она полезет в пекло ради рифов Сенкаку?» – говорят в токийских коридорах власти.

Но Сенкаку не просто рифы. Сенкаку — лакмусовая бумажка. В прошлом году Китай спровоцировал переполох, когда объявил о создании «идентификационной зоны воздушной обороны». Согласно этому объявлению, Китай оставляет за собой право военных атак на «посторонние самолеты» в районе Сенкаку. Япония отказалась признать эту «зону». США провокационно засылают в нее свое военные самолеты, но вот американским пассажирским лайнерам Вашингтон предписывает подчиняться пекинским правилам и сообщать предварительно о своих маршрутах

Согласно официальной версии Вашингтона, имеется «огромное богатство разницы (почти по-одесски. — М.С.) между Украиной и Японией, между Крымом и Сенкаку, между Будапештским меморандумом и Договором о взаимной безопасности 1952 года между США и Японией. Кстати, именно этот договор юридическая основа для существования американских военных баз на японской земле. В силу этого любая атака против Японии вызовет американское вмешательство. (В Будапештском меморандуме только говорится об обещаниях безопасности, смысл которых не раскрывается, однако интерпретируется не как военная гарантия от интервенции).

Тем не менее, судьба Крыма поколебала веру японцев в дядюшку Сэма. Кроме того, в Токио опасаются, что украинский кризис отвлечет Вашингтон от Азии, что он заставит США сосредоточить политическое внимание и военную силу на Восточной Европе в противовес России. Как говорит японский эксперт по проблемам безопасности Сатору Нагао, «Крым вызывает у нас беспокойство. Найдется ли у США решимость, а тем более сила остановить Китай? Пентагон урезает свой бюджет. США намереваются увеличить свои силы в Европе. Что останется у Вашингтона для нас?"

Японские аналитики вполне допускают, что пример Крыма поощрит Китай повторить то же самое с Сенкаку. Пока эти допущения не перешли в открытую критику США. Аналитик Акио Такахата говорит: «Японские дипломаты ни в коем случае не говорят об этом публично, опасаясь, что это нанесет ущерб их союзу с Америкой. Но за закрытыми дверями они дают волю своим опасениям». Он и его коллеги ожидают от Токио прессинг, когда Японию посетит президент Обама. Японская сторона потребует от высокого американского гостя не только словесных заверений, но и каких-то символических акций для того, чтобы продемонстрировать — Вашингтон отреагирует на кризис в Сенкаку не так как в Крыму. В Токио говорят открытым текстом: если Америка не придет на помощь Японии в битве за Сенкаку, то послевоенному союзу с ней наступит конец. Упомянутый нами выше Мияке говорит: «Если Япония подвергнется нападению, а американцы откажутся ответить на это, тогда для них настанет время покинуть нашу страну. А без нашей территории Америка перестанет быть силой в Тихом океане, аи американцы знают об этом». Знают американцы и о том, что в подобном случае Япония захочет заиметь свое собственное ядерное оружие.

Вполне понятно поэтому, что Япония следит за событиями вокруг Украины, в особенности на ее восточной границе.

Японский пример показывает, что Крым вполне может стать костяшкой домино, не той, которая повалит все остальные костяшки украинского домино к ногам России, а той, которая изменит послевоенные правила игры на международной арене. И не только в Европе.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис

 

Смотрите видео: Крым после референдума превратился в Рио-де-Жанейро

00:34



Партнеры