Средства массовой информации в Венгрии: свободно ли слово?

Ситуация в этой сфере в стране-члене ЕС далека от идеала

13 апреля 2014 в 13:48, просмотров: 3572

За истекшие годы в сфере массовой информации в Венгрии произошли коренные изменения.

Средства массовой информации в Венгрии: свободно ли слово?
фото: Геннадий Черкасов

После смены общественно-политического строя в 1989 г. как левые, так и правые партии были согласны в том, что прежняя система централизованного управления, партийного контроля за прессой должна быть изменена, на основе вещающих в наземных диапазонах первого и второго каналов Венгерского телевидения (МТВ), вещающего со спутника «Дуна Телевизио», трех каналов Венгерского Радио и Венгерского телеграфного агентства МТИ следует создать общественный медиа-холдинг типа Би-Би-Си. В соответствии с принятым тогда Законом о средствах массовой информации, эти общественные органы должны были перейти под управление кураториумов, избранных парламентом на паритетной основе. Своих представителей в них делегировали парламентские партии и официально зарегистрированные гражданские организации, президиум же, наделенный правом решать кадровые вопросы, составляли делегаты от партий. Члены кураторских советов менялись раз в 4 года.

Закон о СМИ открыл путь к созданию действующих на коммерческих началах теле- и радиокомпаний, а также сделал чистой формальностью получение разрешений на создание печатных и интернет-изданий. В те годы - прежде всего такое желание выразили крупные западноевропейские медиахолдинги — лицензии получили многие коммерческие телекомпании (ТВ2, РТЛ), а также возросло число радиостанций, занимающихся в первую очередь музыкальным вещанием и живущих за счет доходов от рекламы.

Схожим образом изменился и рынок печатной прессы, в Венгрии появились многие известные западные издательства, в том числе — назовем наиболее крупные: «Аксель Шпрингер», «Ринжье», ВНУ, «Санома», которые частично привели с собой «овенгеренные» версии своих изданий («Бликк», «Курир»), частично же приобрели наиболее популярные местные газеты и журналы. Издания оказались в частных руках и стали независимыми от политических партий. Естественно, предпочтения сохранились: «Непсабадшаг» и «Непсава» склонялись к левым, «Мадьяр немзет» и «Мадьяр хирлап» - к центру, некоторые новые, с тех пор уже умершие издания ориентировались на правые партии. Но в целом власть не влияла на политическую направленность средств массовой информации.

В начале нулевых годов первое правительство партии «Фидес» односторонней ориентацией государственной рекламы взяло под контроль определенные издания и закачало в них такие средства, что в последующие 8 лет, когда у руля власти была соцпартия, правые смогли приступить «из партийных ресурсов» к созданию собственной медиаимперии. Этому помог и один из богатейших предпринимателей страны, в его собственность перешла газета «Мадьяр хирлап», а также он создал и свое телевидение. Между тем, окрепшие экономические круги «Фидеса» запуском «Хир ТВ» создали и отчетливо правый телеканал. Все это аргументировалось стремлением уравновесить прежнее засилье в СМИ левых сил.

Ну а социалистическаяя партия по-прежнему считала, что залогом демократической жизни общества являются свободные от политического влияния пресса и СМИ, при этом, пытаясь подать пример, не делала ничего ни против выстраивания правой пресс-империи, ни для укрепления, упрочения финансовой базы изданий и электронных СМИ левого направления. Их позиция выражалась в том, что судьбу отдельных изданий должны решать не партии, а читатели и рекламный рынок.

На выборах 2010 г левые потерпели катастрофическое поражение: коалиция «Фидеса» и христианских демократов получила в парламенте конституционное большинство в две трети и стала практически хозяином законодательного органа. Все надеялись, что власть не станет злоупотреблять поистине безграничным мандатом, и демократическая система, только родившаяся в 1990 г., будет крепнуть и впредь.

Но произошло обратное. «Фидес» немедленно изменил Закон о СМИ, насадил в кураториумы исключительно своих людей, уволил руководителей общественных СМИ и назначил на их место своих партийных единомышленников. Все каналы Венгерского телевидения и Венгерского радио, «Дуна Телевизио» и агентство МТИ вошли в единую организацию , новостные программы готовятся в одной централизованной редакции, и только их и могут передавать все каналы. Для надзора за прессой создано медиаведомство, получившее право издавать распоряжения и раздавать радиочастоты. Результат проявился за считанные недели: из общественных СМИ были в массовом порядке уволены опытные и авторитетные редакторы, которые предположительно не были готовы служить «Фидесу». На их месте оказались неопытные «солдаты партии», гнувшие скандальным образом в одну сторону. В новостях почти не встречаются политики левого направления или отчеты о пресс-конференциях соцпартии, ложная информация не опровергается или опровергается с большим опозданием.

У левых почти не осталось возможности высказываться. Некоторый противовес попыталось создать единственное частное «Клуб радио», но, несмотря на вступившие в силу судебные решения, ведомство три года не выдавало ему окончательную лицензию на частоту, а регион вещания сузило практически до столицы, отобрав все разрешения на вещание в провинции. Левым остался единственный телеканал, тоже частный АТВ, из ежедневных изданий - только находящаяся в руках швейцарской «Ринжье» газета «Непсабадшаг» и перебивающаяся на средства общественного фонда «Непсава», из еженедельников другую точку зрения представляют только «Мадьяр наранч», «168 ора» и литературное издание «Элет эш иродалом». С 2010 года издатели этих публикаций сражаются с повседневными нуждами, не получая государственной рекламы, а если какая-то частная компания иногда легкомысленно размещает свои объявления, на нее в считанные дни обрушивается налоговая проверка. Сотрудники работают за крохи прежних окладов, пожилые редакторы пенсионного возраста готовы работать бесплатно, лишь бы сохранить издание.

В таких условиях — с помощью «свободной прессы» состоялись выборы в Госсобрание 2014 г. Общественные СМИ уделили лишь несколько минут для выступлений оппозиционных партий, зато все новости сообщали об успехах правительства. Жители провинции, особенно пожилые, могут принимать только два канала Венгерского «общественного» телевидения и Венгерское радио, обращенные к ним областные газеты тоже стали по сути органами «Фидеса», потому что немецкий владелец продал их подозрительному австрийскому бизнесмену. Самый популярный телевизионный канал ТВ2 при не известных пока обстоятельствах «выкупили» у тоже немецкого владельца два прежних директора. Кто знает, из какой зарплаты появились у них сотни миллионов евро для этой сделки? Левые политики, желающие узнать обстоятельства, не удостаиваются даже уклончивых ответов, но перееориентация программ и рекламных потоков объясняет многое.

Урезание свободы слова — лишь один из элементов разгрома венгерской демократии. За эти 4 года правительство урезало полномочия Конституционного суда, усадило своих «солдат» в органы прокуратуры, суды, Счетную палату и любую контору, где можно было ограничить реализацию демократических прав. Образовательная система подверглась национализации, у муниципалитетов отобрали школы и передали большинство их в ведение церкви, предписали обязательные учебные программы, издали единые учебники, извращающие историю. На уроках литературы в число обязательных произведений включаются произведения фашистских и антисемитских авторов, зато работы крупных левых писателей исключаются.

Нынешние правители написали новую Конституцию, к подготовке которой оппозиция не была допущена и которая декларирует: все, что произошло между 19 марта 1944 г., когда фашисты оккупировали Венгрию, и 1990 г., когда сменился политический строй, а также приходом «Фидеса» к власти в 2010 г. , не является частью венгерской истории. 66 вычеркнутых лет. Как будто это можно решить компьютерной клавишей „delete”.

Вот такая демократия, такая свобода слова действует в 2014 г. в Венгрии, одном из государств-членов Евросоюза.

Будапешт.



Партнеры