Природа против Олимпиады в Сочи

Профессор геологии Владимир Круподеров: “Сейчас все делается по принципу “авось до 2014 года ничего не случится”

17 января 2011 в 20:01, просмотров: 24290

Чем больше крепнет наша уверенность, что к 2014 году все объекты сочинской Олимпиады будут сданы беспрекословно, точно и в срок, тем чаще у специалистов мелькает шальная мысль: а не испортит ли нам этот праздник мать-природа?

По информации “МК”, в конце 2010 года ряд отечественных ученых обратились с письмом к президенту и премьеру России. В котором призывают власти более внимательно вести застройку этого опасного с геологической точки зрения региона. Буквально каждый день там происходят обвалы и оползни, они засыпают бульдозеры, тракторы, прочую строительную технику…

Что день грядущий нам готовит? По закону подлости все неприятности могут начаться в самый неподходящий момент, в период проведения зимней Олимпиады.

Природа против Олимпиады в Сочи

Об особенностях Северного Кавказа и юга России мы попросили рассказать директора ВСЕГИНГЕО — Всероссийского НИИ гидрогеологии и инженерной геологии, доктора геолого-минералогических наук, профессора Владимира Круподерова.

— Владимир Степанович, последние события на юге России и на Кавказе, приведшие к немалым человеческим жертвам, часто преподносятся как капризы природы, которые непредсказуемы и человеку неподвластны. Но есть и другое мнение: весь этот край неблагополучен с геологической точки зрения. И что там рано или поздно может рвануть…

— Это не надуманная проблема. Развитие опасных геологических процессов — землетрясения, оползни, сели, карст, эрозия, абразия — наносит огромный урон, сопровождается человеческими жертвами. Свежий пример — Краснодарский край, в середине октября здесь в результате ливневых осадков произошло наводнение с обширным затоплением населенных пунктов, размывом берегов и разрушением зданий, мостов, дорог, ЛЭП и др.

Ущерб составил более 2,5 млрд. рублей — это за сутки, на небольшой части Краснодарского края! Кроме того, погибли люди. Официально сообщалось, что такого не было 20 лет — т.е. экзотика, что-то неординарное. Однако в 2002 году там же, в Краснодарском крае, произошло практически то же самое — наводнение, затопление, размыв берегов и разрушение инфраструктуры. И такой же экономический ущерб, с жертвами.

Премьер Владимир Путин часто бывает на объектах Олимпстроя. Фото: Михаил Ковалев.

— Вы хотите сказать, что дело не только в природных аномалиях?

— По экспертным оценкам зарубежных и наших специалистов, годовой ущерб от оползней, селей и других экзогенных геологических процессов (ЭГП) в России, США, Японии и других странах достигает от 3 до 5 млрд. долларов. По данным Всемирного банка, за 1995—2005 гг. жертвами стихийных бедствий и катастроф оказались 1 млрд 100 млн. человек, а ущерб перевалил более 700 млрд. долларов. Учитывая размеры нашей страны — а пораженность ЭГП в отдельных регионах доходит до 70—80%, — можно представить размер бедствия в России: 5—7% ВВП страны.

Человечество не готово противостоять ЭГП, точнее, не очень стремится. А мы регулярно расплачиваемся за это очень дорогой ценой. В Перу, небольшой стране, в результате ЭГП за период с 1930 по 1983 год погибло 110 тыс. человек. Уже в нынешнем году в Бразилии буквально за 2 дня они унесли жизни 630 человек.

Вулкан Эльбрус — страшная сила...

— Может, с мирового масштаба спустимся в Россию?..

— Вспомним трагедию в Кармадонском ущелье, когда в 2002 г. погибла группа Бодрова-младшего. Тогда произошел обвал, обрушение ледяного массива с захватом горных пород и воды, с трансформацией в катастрофический селевой поток. Если помните, выдвинули официальную версию: “уникальная непрогнозируемая природная катастрофа”.

Однако ровно за 100 лет до “непрогнозируемой” кармадонской трагедии, в 1902 г., там же был зафиксирован сход такого же гляциоселя. С лица земли он снес те же населенные пункты, повлек одинаковые разрушения, и даже количество жертв было примерно тем же.

В науке есть термин: принцип актуализма. То, что уже было, может в любой момент времени повториться. К сожалению, мы его часто забываем…

В кабинете Владимира Круподерова висит огромная карта экзогенных геологических процессов России. На ней Кавказ помечен густым красным (т.е. опасным) цветом, тут полный набор разных “геологических” неприятностей: оползни, обвалы, карст… Пораженность отдельных территорий достигает 50—70%, тогда как свыше 25% — уже опасно. Территория Сочи подвержена оползням аж на 80%.

На карте показаны и сейсмоопасные регионы, Кавказ и тут отличается не в лучшую сторону: сейсмичность Сочи — 9 баллов, Красной Поляны — 10. Кстати, пораженность оползнями территории Красной Поляны, где ударными темпами строится Олимпийская деревня, составляет 30—40%, а селями — 40%.

— Активизация оползней в тех местах произошла в 30-х годах прошлого столетия, — продолжает Владимир Степанович. — Проблема была настолько серьезной, что меры приняли безотлагательно. Прежде всего было проведено первое всесоюзное оползневое совещание в 1933 году, на котором обсудили программу конкретных действий по снижению оползнеопасности. Для ее реализации бюджет выделил финансовые средства. Хотя в годы первых советских пятилеток это было весьма непросто. В крупных городах СССР, пораженных оползнями — Одессе, Ялте, Сочи, Ульяновске, Нижнем Новгороде и других, — были организованы специальные оползневые станции.

После развала СССР они, разумеется, тоже развалились, и боюсь, что сегодня эта проблема вне зоны влияния специалистов. Вот недавний пример, когда по настоянию экологов и “зеленых” нефтяной трубопровод в Восточной Сибири (ВСТО) волевым решением был отодвинут от Байкала на десятки километров. Отсутствие инженерно-геологического обоснования стало причиной того, что трубопровод бросили по территории, пораженной селями до 50%. Вероятность его разрушения увеличилась в несколько раз, а стоимость удлинения трассы, по экспертной оценке, возросла до 1 млрд. рублей.

В сентябре прошлого года в Иркутске проходил VI Байкальский международный экономический форум, в рамках которого рассматривались вопросы охраны экосистемы озера и рационального природопользования. Однако речь шла не о Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате. Обозначилась другая, не меньшая опасность: каскад гидротехнических сооружений (ГТС) на Ангаре привел к тому, что уровень Байкала за последние годы повысился почти на метр. Известно, что в озеро впадают десятки рек, а “выпадает” из него только Ангара. Она и является естественным регулятором водного режима озера.

Ну так вот, многочисленные ГТС препятствуют стоку из озера, так удобнее работать энергетикам. Искусственное повышение уровня привело к затоплению пляжей и активизации абразии, т.е. размыву берегов, в результате чего растительность оказывается в воде. По оценкам специалистов, с одного погонного километра берега в озеро поступает до нескольких десятков тонн органики в год. С такими темпами загрязнения не сравняется ни один БЦБК.

Это все вопросы об игнорировании мнения геологов в принятии управленческих решений. Примеры можно продолжать и продолжать: прошлогодняя катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, проблема катастрофических селей для г. Тырныауз в Кабардино-Балкарии, строительство Атоммаша в Волгодонске на лёссовых породах еще в советские времена…

Кармадон — место гибели группы Сергея Бодрова.

— Недавно на глаза попалась Федеральная целевая программа “Развитие г. Сочи как климатического курорта (2006—2014 годы)”. В нее включены многие органы исполнительной власти, министерства, агентства, ведомства. А вот федеральное агентство по недропользованию отсутствует…

— С самого начала геологическая служба и ее компетентное мнение остались как бы в стороне, геологические особенности региона решили вывести, так сказать, за скобки. Знаете, кто, например, привлекался к инженерно-геологическим исследованиям для объектов Олимпстроя? Институт телекоммуникаций! Ничего не имею против этого учреждения, но какое оно имеет отношение к селям и оползням, которые они пытались моделировать?!

К списку ответственных ведомств Роснедра все-таки подцепили. Правда, на последнем этапе, когда строительство объектов уже началось. И без выделения специального финансирования — за счет средств, выделяемых Роснедрам для развития минерально-сырьевой базы страны.

Справедливости ради отмечу, что руководство ведомства, не дожидаясь, когда вспомнят о геологах, дало указание отраслевым НИИ выполнять работы в рамках строящихся объектов. Но, повторяю, эти возможности ограничены по причине отсутствия финансирования.

На мой взгляд, единой концепции развития города в сложных геологических условиях по большому счету не создано. Все делается по принципу “авось ничего не случится”, дотянуть бы без приключений до 2014 г., до Олимпиады. Построили многоэтажное сооружение, геологию на стройплощадке посмотрели. А что выше по склону или ниже — это уже никого не волнует.

Сочи — уникальная территория, все здесь рядом: и море, и влажные субтропики, и заснеженные вершины. Но она и самая опасная с точки зрения проявления различных геологических процессов. Это территория с 80%-ной пораженностью оползнями и 9—10-балльной сейсмичностью. На Красной Поляне вдобавок еще и сели, лавины — пораженность до 40%.

Октябрь 2010 года. На смену летней жаре и пожарам в Россию пришли катастрофические паводки. Из-за шквалистых ливней под воду ушло 22 поселка в Туапсинском и Апшеронском районах Краснодарского края. Самые катастрофические наводнения за прошедший год (11 фото)

— Совершенно с вами согласен, “я другой такой страны не знаю”. Но скажите, если в Сочи так потенциально опасно, почему мы не знаем ни о каких тамошних катаклизмах? Или их не было? Как же тогда быть с “принципом актуализма”?

— В Сочи, как и в Кармадоне, тоже случались катастрофы, только не в 1902 г., а в 1952 г. Просто в советское время об этом не сообщали. В феврале 52-го из-за обильного выпадения осадков (в течение суток — месячная норма 150—160 мм) образовались 30 новых оползней и из числа имеющихся (их сотни) активизировались 60. Около 100 оползней мощностью до 30 и более метров пришли в движение! Мощность оползней в Сочи достигает 50—70 и более метров. Растительность в зимнее время года скудная, естественных преград никаких. Было много разрушений — дорог, коммуникаций, других объектов.

Заметьте, в 1952 г. Сочи был по существу деревней со 100-процентным покрытием растительностью — древесной, кустарниковой и пр. А что сейчас? В связи с массовым строительством растительный покров уменьшился процентов на 40.

Еще один возможный “сюрприз”. Строят дорогу вдоль реки Мзымта, по ущелью, которое она “пропилила”. Крутые, часто вертикальные стены ущелья разбиты тектоническими трещинами, это потенциальные обвалоопасные массивы. В 60-х годах там неоднократно происходили обрушения пород с перекрытием русла Мзымты, формированием временного водохранилища с катастрофическим его прорывом. Такое случалось и при небольших землетрясениях, и просто под собственным весом. А теперь эти крутые склоны, и без того неустойчивые, еще подрезаются...

В Сочи почти нет растительности. Фото: Александр Астафьев.

— С научной точки зрения ситуация на Кавказе и юге России как-то объясняется?

— Я уже упоминал, что Кавказ характеризуется высокой сейсмичностью, кроме того, наличием современных тектонических движений. Осевая часть Кавказа поднимается со скоростью 20—22 мм в год, а побережье Черного моря, наоборот, опускается на 5—7 мм в год.

Когда наблюдаются такие контрастные движения, склоны становятся круче, а условия для развития и активизации оползней, эрозии, селей — благоприятнее.

Общая ситуация усугубляется тем, что Сочи стоит на глинистых породах сочинской свиты мощностью около 700 метров. Это территория классического развития оползней, теперь они покрывают около 80% территории Сочи. Любой геолог скажет, что район очень опасный, хозяйственное освоение требует особого внимания.

Следует учитывать и то обстоятельство, что горы Казбек и Эльбрус — не просто романтические заснеженные вершины или одноименные папиросы, а временно уснувшие и непотухшие вулканы. В последние 40—50 лет тут наблюдается сильнейшее сокращение площади ледников, т.е. дегляциация Северного Кавказа, до 40—50%.

— Но постойте, сейчас ведь идет глобальное потепление! И Арктика сбрасывает свой лед, и Антарктика! А вы про какие-то вулканы...

— С глобальным потеплением климата, о котором так много говорят, это никак не связано. Среднегодовые температуры в тех местах за последние 50 лет не менялись. По какой причине тают ледники? За счет вулканического тепла.

Еще в 80-х годах прошлого века проводились комплексные исследования по проектируемой трассе Кавказской перевальной железной дороги. Ее строительство перенесено “на потом”. Однако на склонах Казбека были обнаружены десятки высокотемпературных термальных источников. Значит, вулкан горячий. Об этом свидетельствует также обвал в Кармадонском ущелье, погубивший группу Сергея Бодрова. Он образовался не во льду, а в скальном массиве. И на месте отрыва началась мощнейшая высокотемпературная дегазация. Это был выброс под большим давлением.

Красная Поляна — головная боль геологов.

— Но что же нам всем делать?

— Учитывая масштабы и цену вопроса, необходимо эти проблемы решать на государственном уровне, создавать на Северном Кавказе геодинамический полигон.

— На это уйдет уйма времени и, наверное, денег! А нам нужно что-то оперативное, здесь и сейчас!

— В стране созданы предпосылки для успешного решения проблемы борьбы с природными катастрофами. Я имею в виду Постановление Совета Министров СССР от 07.03.78 г. №183. Тогда были выполнены беспрецедентные, уникальные работы по инженерно-геологическому обследованию практически всей территории СССР в масштабе 1:200 000—1:500 000. Появились конкретные рекомендации по минимизации ущерба от ЭГП. Наш институт осуществлял научно-методическое руководство этими работами. Они были завершены в конце 80-х годов.

Начался распад СССР, и все почему-то стало не нужно. Необходимо актуализировать эти материалы и действовать.

А пока проблема решается по принципу “пожарной команды”: случилось — приехали, похоронили, раздали деньги — и до следующего раза. Принимаемые меры должны быть продуманными, а не по принципу “лучшее средство от перхоти — это гильотина”. Как делается сейчас в борьбе с пожарами — огульным затоплением территории.

Кстати, распоряжением министра природных ресурсов от 19.02.2002 г. №406-р при ВСЕГИНГЕО предписывалось создание прогнозно-аналитического центра геоэкологических природных и техногенных катастроф. Целью центра должно было быть научно-методическое и информационное обеспечение мероприятий по защите населения от ЭГП.

Все осталось на бумаге. Мы пока не готовы к предстоящим катастрофическим ситуациям в регионах.



Партнеры