Кому выгодно держать страну в нищете?

Государству по силам платить каждой семье по 3000 евро и выдать каждому слепому по навигатору. Не хватает желания

3 мая 2011 в 17:16, просмотров: 17993

Власти неустанно заявляют о том, что у нас социальный бюджет и мы поступательно куда-то движемся. Но большинство населения продолжает пребывать в бедности. Сначала в этом было виновато наследие “лихих 90-х”, потом — кризис. Кстати, за время кризиса количество россиян — долларовых миллионеров выросло в 1,5 раза. А кто или что мешает сейчас, после кризиса, поднять уровень жизни большинства? Об этом “МК” рассказала Александра Очирова, член Общественной палаты, руководитель рабочей группы по разработке социальных стандартов и развитию системы социальной защиты населения.

Кому выгодно держать страну в нищете?
Рисунок Алексея Меринова

— Сегодня нефть стоит так же, как до кризиса, но улучшения уровня жизни не видно. Почему?

— Экономический рост сам по себе не может решить социальных проблем без специальных инструментов, которые у нас в законодательстве пока отсутствуют. Еще в тучные годы стало заметно, что страна-то богатеет, но социальное расслоение только усиливается. Жуткие диспропорции, неравенство — как между субъектами Федерации, так и между людьми в эпоху “устойчивого развития” стало еще выше, чем было до начала экономического роста. Государство заявило такую цель, как народосбережение, инвестиции в человека, но — не получается, потому что российское социальное законодательство остается очень рваным и несистемным. А ведь в обществе, где неравенство зашкаливает, жить опасно. И если люди считают, что общество некомфортно и несправедливо, они не хотят выполнять его законов.

— Так какие нужны законодательные инструменты, чтобы стало справедливо?

— Такие же, как в цивилизованных странах. На мой взгляд, должен быть принят федеральный закон о минимальных социальных стандартах. Минимальных, ниже которых нельзя. Но при этом они должны быть стандартами качества жизни, а не нищеты и нести в себе государственные гарантии социальной безопасности граждан. В первую очередь, Трудовой кодекс должен установить стандарт зарплаты, чтобы не было работающих бедных, и с учетом социального страхования решать проблему безработных. Очень важен стандарт жилищной обеспеченности. В реальной социальной политике у нас очень многие расчеты делаются на отдельного человека. Было бы правильным, чтобы субъектом права в нашей стране стала семья. Именно на нее должны делаться расчеты. Экспертам предстоит решить, какие средства нужны семье, чтобы нормально есть, пить, одеваться, иметь возможности развития. И нужно принять социальный кодекс, который гарантирует этот минимум.

— То есть потребительскую корзину нужно рассчитывать не на одного человека, а на всю семью?

— Стандарт качества жизни не может ориентироваться на потребительскую корзину, которую непонятно кто и на основании какой логики придумал, где колготки смешаны с молоком и, условно говоря, одна майка или пальто должна служить 5 лет, а за квартиру можно не платить. Стандарт должен ориентироваться на реальные потребности семьи и возможности страны, бюджета. А у нас хорошие возможности. Сегодня у нас социальная политика во многих темах отдана субъектам Федерации, что, на мой взгляд, неправильно, потому что у них реально разные возможности. Социальные права в социальном государстве должны гарантироваться на федеральном уровне.

— Вы говорите о федеральном уровне. Но политика государства в последние годы противоположна: избавиться от социалки, как можно больше сбросить на плечи субъектов...

— Это так. И это неправильно. Нужно заставить государство вернуть себе ответственность. Чтобы не в режиме МЧС помогать тем, кто уже на краю, а превентивно гарантировать семье, что ни при каких условиях она не окажется на краю. Чтобы президенту не приходилось самому заходить в каждый подъезд и выяснять, как там живется. А премьеру — приезжать к людям, когда они уже вышли на улицы. Это — вопрос национальной безопасности, чтобы такие ситуации не возникали. Тем более что именно на уровне руководства страны эта задача хорошо понимается и ставится.

В первую очередь нужно вернуть на федеральный уровень детский отдых. Он был отдан регионам в прошлом году — и как бы то ни было, но в результате учреждений детского отдыха стало на 1000 меньше. И не отдохнули 600 тысяч детей. Детям Севера к морю было нужнее всего, но именно эти регионы смогли им предложить только свои региональные базы отдыха или лагеря дневного пребывания.

Уровень социальной безопасности должно гарантировать государство. Но если у региона есть возможность улучшить качество социальных услуг — он может добавлять свои средства к федеральным. При этом стандарты должны повышаться по мере роста возможностей страны.

— В 2003 году законопроект о социальных стандартах забраковало правительство. В его финансовом блоке ничего с тех пор не изменилось — те же люди сидят...

— Изменилось одно: возникла государственная стратегия социального развития. Ратифицирована европейская социальная хартия, которой государство должно соответствовать.

— У нас есть опыт разработки реальных, а не таких символических, как потребительская корзина, социальных стандартов?

— Есть, потому что какие-то стандарты уже существуют. Например — на содержание ребенка в детском доме. Это около 700 тысяч рублей в год на каждого. Кстати, ведь можно было бы отдать ребенка в семью и дать ей эти деньги. Государству было бы выгоднее не воспроизводить сирот.

— Может быть, не мучиться, а перенять европейские социальные стандарты и кодексы?

— Западный стандарт для нас не во всем подходит. Потому что у нас есть свои особенности и свои задачи развития. У них — один ребенок в семье. У нас задача №1 — выравнять демографическую ситуацию, и мы должны исходить из многодетной семьи, при этом вывести эту семью на уровень среднего класса и дать ей экономическую устойчивость. Стандарт должен учитывать, что у нас другие цены на продукты. У нас все дороже. Проблема в том, что мы объявили приоритетом создание среднего класса, но так и не решили, какой же у нас средний класс.

Но, как и у них, стандарт должен предусматривать равную доступность услуг. В некоторых европейских странах в выплатах безработному предусмотрены даже походы в театр. Возможность оплатить дополнительное образование для ребенка.

— Допустим, решили, что бюджет семьи из 3 человек должен быть не меньше 3000 евро. Чтобы каждая семья стала средним классом и бедных не было. Если она их зарабатывает — хорошо, если не зарабатывает — добавляет государство. Решили, но выясняется, что в бюджете таких денег нет. И что дальше?

— Если мы поставили такую цель, как развитие человеческого капитала, и сделали это не просто для пиара — значит, мы должны их найти. Есть такие источники пополнения бюджета, как приватизация или природная рента. Нужно искать длинные деньги. Пенсионные средства под гарантии государства можно вложить в инфраструктурные проекты или растущие акции. И эти деньги бы не разворовывались, а работали. А сейчас от неумения их использовать мы имеем не доход, а дефицит средств в Пенсионном фонде и тратим 10% ВВП на выплату пенсионерам.

— Вы говорите очевидные вещи. Почему умные люди в правительстве этого не делают?

— Я была депутатом Госдумы первого созыва. Я голосовала против войны и честно пыталась ее остановить. Я была на Кавказе и видела, что нашей детской армии противостояла возрастная категория взрослых, обстрелянных людей, которые были в Афгане. Я не могла понять... А потом я поняла, что это было кому-то на руку, это был чей-то бизнес. Всегда ищите, кому это выгодно.

фото: Михаил Ковалев

Кому выгодно занижать зарплату? Понятно. И я уверена, что руководство страны очень хорошо эти вещи понимает, но есть еще и уровень технологичности нашего рабочего и европейского. Разве можно соотнести производительность человека, работающего на высокотехнологичном оборудовании, и рабочего, орудующего разводным ключом? Не случайно сегодня поставлена задача модернизации, внедрения современных технологий в промышленность и производство.

— И все-таки: как заставить бизнесмена делиться с наемным работником?

— Экономистами — нобелевскими лауреатами доказано: самые выгодные инвестиции — вложения в человека. Это — 200% или 300% прибыли. Ну какой бизнесмен откажется от такой прибыли?

— Наши бизнесмены об этом, видимо, не знают...

— Значит, нужно учить, создать понятные правила игры и установить ответственность.

— Вы говорите о равной доступности услуг. Но как это реализовать, когда страна очень неправильно расселена? Плотность населения зашкаливает в одних местах. В других — огромные пустые пространства...

— Это возможно — с использованием новейших космических технологий. Существует так называемый “Социальный ГЛОНАСС” — проект, обсужденный научным сообществом и представителями гражданского общества и получивший поддержку Общественной палаты.

С помощью “социального ГЛОНАСС” человек из Уссурийска может пройти медобследование в Москве, никуда не ездя. Он позволяет проводить мониторинг биологических систем, диагностику сердечно-сосудистых заболеваний, диабета. Человеку дают датчики — и все. Человек с Камчатки может получить в Москве юридические услуги, дистанционное образование. ГЛОНАСС может вести слепого человека по улице, как навигатор водителя.

У нас все едут в Москву потому, что здесь вроде бы есть работа. Но работа, в основном, бумажная. Эту работу можно делать из любой точки страны, ее могут делать инвалиды из дома. Нужно только вложить средства в системы связи и разработку технологий. С помощью аппаратуры можно передавать информацию из помещений и, допустим, дизайнеру не нужно никуда ехать, чтобы их осмотреть. То есть страна может начать развиваться более пропорционально. Когда человек будет знать, что он может получить одни и те же гарантии в любой точке страны, — он уже будет по-другому себя вести. А спутников уже сейчас достаточно для того, чтобы покрыть все социальное пространство.

Но для начала нужно ввести элементарные бумажные вещи в закон. Если этого не будет — все превратится в развлекаловку и отдельные проекты.

— Как быть с жилищными стандартами? Ведь если будет закон — его исполнения потребуют все и сразу. А это невозможно...

— Вот этим нас и пугают. А в результате вместо того, чтобы создать средний класс, мы успешно создали касту олигархов. Вы говорите про повышение цен на нефть. На эти деньги можно было бы снять с национальной повестки дня тему жилья для детей-сирот.

И не только эти дети — все общество почувствует, что произошло что-то справедливое. Градус напряженности в обществе немного снизится. Вообще люди выполняют закон, только если считают, что он справедлив. Несправедливые законы обычно выбрасывают.

Появится закон — начнут искать решения. Не может государство выполнить стандарт по метражу — пусть доплачивает деньгами. Тогда будет выгоднее строить. Не сразу для всех. Но должно быть по справедливости. Когда начали решать жилищную проблему с ветеранов ВОВ — не было же возражений. Потому что это справедливо. Следующие — дети-сироты. Будет с этим кто-то спорить? Кто следующий — нужно посоветоваться с обществом. Как оно хочет? И это отблагодарится солидарностью общества.

— Кто будет союзником и врагом введения социальных стандартов?

— В цивилизованном мире не должно быть работающих бедных. А у нас — есть. Для того чтобы появился и выполнялся стандарт заработной платы — нужно искать инструменты воздействия на бизнес. Но общество, в отличие от бизнеса, — тему поддерживает. А значит — и депутатский корпус не может не поддержать.

— Вы ссылаетесь на общество, но у нас в основном каждый за себя...

— Когда прошлым летом были пожары — уже не каждый за себя. А социальный разогрев — такой же вызов. Общество ищет справедливости. Стандарт — мерило обратной связи государства с тобой. Ты есть, ты платишь налоги — за это государство тебе должно то, то и то.

— Недавно президент сказал два волшебных слова: милицейская реформа. Готово — не готово — через 3 месяца ее провели. Сколько времени потребуется, если президент скажет: стандарты?

— В течение года-двух можно выработать и ввести базовые: нормально есть, нормально пить и нормально одеваться. У меня сложилось впечатление, что понимание этих тем присутствует у руководства страны.



Партнеры