Какая, к черту, полиция?

Побоище на Урале как иллюстрация “успехов” в реформе МВД

11 июля 2011 в 19:25, просмотров: 38738
Какая, к черту, полиция?

События в поселке Сагра Свердловской области вскрыли все убожество и никчемность проводимой реформы МВД. Реформирование самого крупного силового ведомства, осуществляемое без всякой концепции, вместо выработки реальных мер по защите наших граждан от разгула преступности свелось к переименованию милиции в полицию; написанию ни к чему не обязывающего нового закона, регламентирующего ее деятельность; кадровой чехарде, названной аттестацией. Полная парализация и неспособность екатеринбургско-свердловской полиции действовать в экстремальной ситуации вскрыли глубокие провалы в этой реформе.

Провал первый — оперативно-разыскной. Никто из руководителей МВД России не приложил каких — либо усилий по совершенствованию главного полицейского инструмента в борьбе с преступностью — оперативно-разыскной деятельности (ОРД). Все ведомственные нормативные документы, ее организующие, много лет не менялись. В МВД нет даже специального закрытого учебника по ОРД. Последний издан в 1970-х годах. Не отработаны какие-либо современные механизмы получения, обработки и передачи оперативно-разыскной информации. Сагра это наглядно показала.

Сейчас руководители правоохранительных органов страны и Свердловской области с пеной у рта доказывают, что никаких наркобаронов в Сагре никогда не было. Может, это действительно так. Но тогда почему возник конфликт местного цыгана Красноперова с другими жителями поселка, результатом которого стало побоище? У оперативных работников местной полиции ответа нет. Но он есть у президента Общества уральско-азербайджанской дружбы Асада Кулиева. Вот отрывок из его интервью в интернет-блоге:

“Несколько лет назад в Сагре поселился некий Красноперов. Он начал со сбора металлолома, причем незаконного. Этим он дал повод всем кому не лень тащить ему металл, лом. Причем любого вида — и цветного, и черного. Скупал за копейки. А кто тащит туда лом? Естественно, в первую очередь это или алкоголики, или люди, которые употребляют всякие недозволенные вещества, наркоманы. Естественно, что в этих условиях возникли случаи воровства имущества у местных жителей. Постепенно это вошло в привычку — то забор пропадет, то лопата, вплоть до ложек”.

Далее все понятно — основа для конфликта с местными жителями налицо и без всяких наркотиков. Конфликт произошел, и… дадим вновь слово Асаду Кулиеву: “Этому цыгану надоело, что его все время укоряют, ему вредят, и он решил всех проучить… Он просто приехал в город (Екатеринбург) и стал искать людей. А в городе любое кафе — это гнездо сбора криминальных элементов, потому что где им еще сидеть? Офисов у них нет. Часть людей забрали из кафе на Уралмаше, часть на Сортировке, там азербайджанцы — выходцы из Грузии собираются… Из всех этих людей у него было всего несколько знакомых, остальных он вообще не знал… Он пообещал оплатить услуги или сразу заплатил им. Они поехали на пяти машинах… У них были помповые ружья, газовые пистолеты, дубинки…”

Дальше события известны из сообщений СМИ. Все предельно просто. Я не сомневаюсь в правдивости рассказа Кулиева (достаточно вспомнить события августа прошлого года в Миассе Челябинской области, где лавочник, повздорив с участниками рок-концерта, нанял банду из 100 человек для избиения людей). Но почему о причинах бойни в Сагре рассказывает Кулиев, который знает малейшие нюансы данной ситуации, а не руководители местной полиции? Или они до сих пор об этом не осведомлены? Если это так, мы имеем дело с провалом организации агентурно-оперативной работы.

Не было источников оперативной информации ни в Сагре, ни в местах сбора криминальных элементов в Екатеринбурге. Для Свердловской области такие провалы стали привычными. Достаточно вспомнить события в октябре прошлого года в городе Березовске. Там банда во главе с местным авторитетом Козаевым сначала во время пьянки жестоко избила охранников кафе, потом напала на вызванный наряд милиции. Лидер бандитов был ранен работником милиции при попытке отнять у него табельный пистолет. Раненый бандит был доставлен в горбольницу. К утру он скончался, а беспорядки со стороны оставшихся членов ОПГ вынуждены были подавлять омоновцы, приехавшие из Екатеринбурга. Первые же результаты расследования показали, что члены ОПГ Козаева длительное время терроризировали жителей своего города. Но никакой закрепленной оперативной информации об этом в местном ГОВД не имелось. А без своевременной оперативно-разыскной информации никакое преступление не предотвратишь и не раскроешь.

Провал второй — в организации реагирования сообщений граждан о преступлениях. Многие ученые и ветераны МВД говорили руководству министерства, что главное в реформе — это кардинально изменить всю систему реагирования полиции на любые сигналы и сообщения граждан о преступлениях. Без наведения порядка на этом направлении работы говорить о каком-то реформировании бессмысленно.

Что происходило в Сагре? Жители поселка после телефонного звонка узнали, что к ним для расправы едут на машинах несколько десятков вооруженных бандитов. Сообщили об этом в местное отделение милиции. И что? Никакой помощи они не получили. Полиция, со слов граждан, прибыла в поселок только через два часа после звонка в дежурную часть. Если бы не была организована самооборона, то последствия для жителей поселка могли быть катастрофичными.

Важно напомнить, что вообще о Сагре заговорили только через неделю после побоища. Если бы не прорыв информации в СМИ, то об этом в стране вообще могли не узнать. Но неделю в Сагре не принимали никаких мер. Видимо, надеялись ситуацию “замылить”. Хотя как “замылишь”, когда есть труп?

Все это до боли знакомо по практически аналогичному бандитскому налету на хозяйство семьи Шалыгина в поселке Большая Талда на Кузбассе в прошлом году. И там до появления в Интернете видеоролика о нападении никаких мер никто из местных органов МВД не принимал.

Хочется спросить у руководства МВД и тех, кто лоббировал новый закон о полиции: к чему была нужна вся эта возня с законом, если он стал молодым конем, в который впрягли старую телегу со сломанными колесами, на которой сидит спящий извозчик?

Провал третий — в способности оценивать ситуацию. Отсутствие необходимой оперативно-разыскной информации привела в Сагре к тому, что местные правоохранительные органы совершенно неадекватно оценили события. Нападавших бандитов сначала признали потерпевшими, а защищавших свои семьи людей — преступниками. До сих пор не задержан организатор нападения Красноперов. Действия бандитов квалифицировали как хулиганство, а надо было как бандитизм. Защищавшихся людей обвинили в убийстве, хотя их действия надо оценивать как правомерную необходимую оборону.

Провал четвертый — структурно-организационный. Ликвидация спецподразделений МВД по борьбе с организованной преступностью накануне реформы МВД и невосстановление этих подразделений в ходе реформы логически привели к разгулу всех форм организованной преступности — от сложных, транснациональных, до примитивных — а-ля лихие девяностые.

То, что сейчас произошло в Сагре, а до этого в Березовске, Миассе, Большой Талде, Гусь-Хрустальном и, конечно, в станице Кущевской, — это и есть наша современная организованная преступность. И для борьбы с ней нужны специальные средства и специальные структурные образования. Иначе мы с этой псевдореформой МВД бесконечно будем передвигаться от Кущевки до Сагры и обратно.



Партнеры