Сосулей, что ли, ударило?

В Санкт-Петербурге хотят бороться с радугой как символом гомосексуализма

18 ноября 2011 в 19:26, просмотров: 9386
Сосулей, что ли, ударило?
фото: wordpress.com

Лидер питерской фракции ЛДПР по фамилии Бабич в своей речи на заседании Законодательного собрания в Петербурге, которое состоялось в среду, 16 ноября, и в первом чтении утвердило прелестный законопроект «Об административной ответственности за пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма и трансгендерности», сделала неожиданное заявление:

- У нас в День города по всему Петербургу висит лицо Петра Первого и яркая радуга. Какая радуга, когда это мировой символ геев? А у нас по всему городу то детский сад «Радуга», аптека «Радуга». Все радуемся. Скоро дорадуемся так, что вымрем!

А ребята-то и не знали... Фанаты культовой группы Rainbow пусть задумаются, просто так названия не выбирают...

Ну, госпоже Бабич ли не знать про таинственные «символы геев», все-таки лидер ее партии известен своим… эээ… нетрадиционным отношением к женщинам, которое он, собственно, не находит нужным шифровать. Помню двухчасовую беседу Жириновского с Кирой Прошутинской, в которой Вольфович детально разъяснил почему супруге не место в его доме и в нескольких тезисах обрисовал собеседнице скромную роль самочек в системе мироздания.

Вообще, декларации а-ля Бабич, убежден, на руку исключительно sex-меньшинствам. Во-первых, их оппоненты выглядят дремучими мракобесами, борцами с радугами и прочими природными аномалиями. А во-вторых, у них есть возможность попиарится и нажить себе висты, представ в глазах мировой общественности жертвами травли.

В свое время, помню, лимоновский воспитанник Ярослав Могутин сделал себе славный публицистический капитал, устроив сенсационное шоу с подачей заявления (вернее, попыткой подачи) в Грибоедовский ЗАГС о регистрации брака со своим скромным американским возлюбленным Робертом. Тогда этим «международным скандалом» полакомились все ведущие ТВ-монстры мира, не говоря уже о мелких гей-активистах от медийки вроде небезызвестной Маши Гессен, первая книга которой вышла в том же 1993 году и называлась (ну а как же!) – The Rights of Lesbians and Gay Men in the Russian Republic («Права геев и лесбиянок в РФ»). Высказался тогда и блистательный Александр Глебыч Невзоров, сделав душераздирающий сюжет, в котором упоминались "разорванные попки", на что Могутин, простебав увлечение питерского ТВ-мэтра коневодством, ответил газетным манифестом, где цитировал всем известное: "Если б я имел коня, это был бы номер, но если б конь имел меня, я б, наверно, помер".

Нюанс в том, что на момент могутинского демарша в России еще де-юре действовал запрет на секс между мужчинами (121-я статья УК РСФСР от 1960 года); за гомосексуальные утехи партнеры могли получить до пяти лет. И сажали.

Среди пострадавших, между прочим, были весьма известные в ТВ-кулуарах персонажи. Речь не про латентных и/или тайных, а о вполне себе таких телевизионных борьмоисеевых. С Виталием Вульфом, под которого Влад Листьев в свое время запустил «Серебряный шар» (1994), они дружили семьями. И потом, когда Назимова вышла за Разбаша, они на пару продолжали столь же тесно, как и ранее, общаться с Вульфом и его гражданским мужем, балетоведом Борисом Львом-Анохиным, человеком трудной судьбы, которого в СССР как раз преследовали по 121-й ( у меня про эту историю целая глава в книге "Влад Листьев. Пристрастный реквием", которая выйдет в январе). Вульф своей ориентации не скрывал, но обласкан властью был, ТЭФИ получал; так что в медиаиндустрии работали (и работают) люди вполне политкорректные, которые в профессиональных оценках коррекцию на sex-пристрастия коллег не делают.

Помню, как то на одной из «кинотаврических» посиделок спросил – прикола ради, конечно – у Дмитрия Диброва:

- Дим, вот ты же заявляешь, что весь из себя – потомственный донской казак. Стало быть, по определению, по памяти генетической ты же обязан быть антисемитом?

- Видишь ли в чем дело, – задумчиво ответила мне ТВ-икона. – Антисемитизм и работа на нашем телевидении несовместимы.

На что сидевший за тем же столом Андрей Державин заметил с усмешкой:

- Неее, работа на нашем ТВ несовместима с гомофобией.

Поржали. Но ведь не зря говорят, что в каждой шутке есть доля шутки. И то, что инициативы а-ля Бабич бурно подхватываются медийным сообществом (за сим, собственно, предвыборного пиара ради – и вбрасываются) доказывает: вопрос то актуальный.

Одна моя знакомая по Facebook'у прокомментировала сообщение из Петербурга:

- Трансгендерность??? Воблин!!! Приговор: «вы, гражданин, обвиняетесь в трансгендерности и проговариваетесь к пяти годам работы в борделе, в женской роли, к которой так стремились», а радугу запретят и изымут из детских книг, как и поговорку про охотника с фазанами.

Короче, на «голубой» (а вот, оказывается, на «радужной») теме все пытаются что-то заработать. Политики – электорат, журналисты – рейтинг. Пытаются. Но выигрывают однозначно (© Жириновский) геи.

Материалы по теме:

"Санкт-Педербург"

"Дядя, отойди от тыквы!"



Партнеры