Чему Астана может научить Москву

Злоба дня

15 января 2012 в 18:50, просмотров: 10912
Чему Астана может научить Москву
фото: bnews.kz

«Первичная партийная организация партии „Нур Отан“ в столичном аэропорту». Такой украшенный портретом Нурсултана Назарбаева информационный щит встречает пассажиров в воздушной гавани Астаны. На воскресных выборах депутатов главной целью казахстанской власти было избавление от имиджа страны с однопартийным парламентом. К депутатам от партии Назарбаева «Нур Отан» должны присоединиться формальные представители оппозиции. Но бесхитростная агитация в аэропорту выдает игру с головой: результаты выборов ни на йоту не изменят реальный баланс власти в Казахстане.

Делать нижнюю палату казахстанского парламента — мажилис —многопартийной администрация президента Назарбаева планировала еще на предыдущих выборах летом 2007 года. Но политтехнологи в Астане недооценили степень ретивости назначаемых президентом акимов (губернаторов областей). Каждый из них попытался продемонстрировать максимальную степень лояльности шефу. И в мажилис прошла лишь одна, возглавляемая президентом партия «Нур Отан», а на Астану обрушился шквал критики с Запада.

В этот раз в увенчанной огромным куполом президентской резиденции «Ак-Орда» учли ошибки прошлых лет. Акимам строго велено не шалить. И в воскресенье тончайший слой интересующихся партийной политикой граждан дружно гадал: сколько именно «оппозиционных» партий администрация президента намерена допустить в парламент?

Окажется ли счастливчиком лишь одна партия «Ак-Жол» — некогда реальная оппозиционная сила, ныне возглавляемая верным слугой президента Азатом Перуашевым? А может, в мажилис пустят еще и ручных коммунистов (не ручные коммунисты в Казахстане тоже есть, но их в «Ак-Орде» не жалуют)? Или власть и вовсе расщедрится до того, чтобы допустить в парламент и представителей ОСДП «Азат» — коалиции реально обиженных на Назарбаева бывших крупных чиновников?

Вам эти гадания ничего не напоминают? Правильно. Примерно так выглядела и российская политическая система до недавних народных сходов на Болотной площади и проспекте Сахарова.

Казахстан при Назарбаеве — это вообще политический клон России. Иногда важные события совпадают здесь даже хронологически. В октябре 1993 года Ельцин избавился от своего строптивого Верховного Совета. И уже в ноябре со своим проводящим независимую линию парламентом решил распрощаться и Назарбаев. Разница с Москвой была лишь в том, что в Казахстане Верховный Совет разогнали не один раз, а дважды. Делалось это не танками, а с помощью хитрости.

Пока «казахстанский Хасбулатов» — спикер Серикболсын Абдильдин — был с визитом в Индии, в депутатские массы была заброшена идея самороспуска. Ставший позднее пламенным оппозиционером тогдашний могущественный мэр Алма-Аты Замамбек Нуркадилов лично ходил по залу заседаний и выталкивал колеблющихся депутатов.

Но новый Верховный Совет тоже оказался не совсем по нраву президенту. Его скоро распустили с помощью уж совсем остроумного трюка. Известная журналистка Татьяна Квятковская не попала в парламент из-за махинации местной власти в своем избирательном округе. Но по прошествии более года после выборов ее судебный иск был использован для объявления нелегитимным всего состава Верховного Совета.

После этого в 1995 году в Казахстане был создан новый парламент, состоящий из двух палат — мажилиса и сената. Казахстанские парламентарии нового образца традиционно не поддерживали президента только в одной категории случаев: когда Нурсултан Абишевич публично возражал против присвоения себе очередной великой чести.

Станут ли для Казахстана январские выборы в мажилис тем же самым, что и декабрьские выборы в Думу для России?

Пожар в крупнейшей в Центральной Азии соборной мечети Астаны, конечно, дурное предзнаменование. Уверен я и в том, что всё не обойдется и без других красочных инцидентов и громких протестов оппозиционеров. Но в целом я бы хотел ответить на этот вопрос твердым «нет».

Означает ли это твердое «нет», что Казахстан перестал быть политическим клоном России? И снова я отвечаю твердым «нет». Две страны по-прежнему страдают от одних и тех же политических недугов. Но эти недуги находятся сейчас на разных стадиях и проявляют себя в виде разных симптомов. Это дает россиянам уникальный шанс — взглянуть на свое политическое пробуждение одновременно и изнутри, и со стороны.

В Москве средний класс оказался достаточно оскорбленным и сильным, чтобы заявить власти: мы больше не аполитичны! Мы больше не готовы отдавать вопросы общественной жизни вам на откуп.

В Астане и Алма-Ате местный средний класс пока находится в стадии политической дремоты. В 2012 году я в общей сложности провел в этих двух казахстанских столицах около недели. И могу засвидетельствовать: среднестатистические граждане говорят здесь о чем угодно, но только не о парламентских выборах.

Можно трактовать это так: Казахстан отстал от Москвы. А можно и так: Москва вырвалась далеко вперед — в отношении не только Казахстана, но и всей остальной России.

Почему я так ставлю вопрос? Потому что в Казахстане отчетливо видно: партия Назарбаева вечно впереди не только потому, что акимы ловко используют административные ресурсы.

Шансы на появление в обществе реально работающей демократической системы появляются только при одном наборе обстоятельств: когда это общество достигает определенной степени материального благосостояния.

В Казахстане эта критическая черта еще явно не перейдена. За пределами сверкающих небоскребов Астаны и еще нескольких крупных городов основная масса населения живет пусть не впроголодь, но весьма скромно.

А когда ты занят зарабатываем на кусок хлеба с маслом, тебе не до партийной политики. Твоя политическая философия сводится примерно к следующему: пусть я живу скромно. Но пока у власти Назарбаев — есть стабильность и нет войны. А если вдруг придет кто-нибудь другой, то кто знает, что будет? Может быть, острый политический конфликт и даже гражданская война. Поэтому пусть большие люди в Астане сами между собой разбираются.

А теперь задумаемся: сильно ли стиль жизни на основной части территории Казахстана отличается от стиля жизни на основной части территории России? Боюсь, что ответом снова может стать лишь слово из трех букв: нет.

В чем же тогда заключается основной урок казахстанских парламентских выборов для России? В том, что политическое пробуждение среднего класса в Москве — это историческая аномалия? Нет, нет и еще раз нет. Болотная и проспект Сахарова — шаг в единственно верном направлении.

Казахстанский урок для Москвы образца января 2012 года, с моей точки зрения, вот в чем: Болотная и проспект Сахарова — это еще не вся Россия. А значит, политический процесс в нашей стране еще не скоро вступит в фазу триумфа демократизации. Хотелось бы, конечно, по уровню развития политической системы быть ближе к каким-нибудь Нидерландам. Но пока мы скорее рядом с Казахстаном.



Партнеры