ON/OFF гражданской позиции

26 января 2012 в 19:01, просмотров: 2281

4 февраля состоится очередная акция гражданского волеизъявления. Очевидно, что от того, как будет освещаться это пиршество протестного духа, зависит направление общественной активности в городах. Кто же станет источником информации: участники, блогеры или профессиональные журналисты? Может ли это быть один человек, или для объективности он должен определиться: в качестве кого он сегодня идет на митинг. И можно ли вообще перестать быть профессионалом на час?

ON/OFF гражданской позиции
фото: Михаил Ковалев

Давайте разберёмся. Учебник по основам журналистики говорит нам, что журналист, освещая какое-либо событие, должен находиться над ситуацией. Он не должен принимать одну из сторон, иначе он теряет объективность. А объективность – это краеугольный камень профессии.
Однако все эти прописные истины были даны до появления твиттера и блогов. Может, на волне модернизации, в канонах журналистского мастерства произошли изменения? Судя по тому, как корифеи отечественной журналистики кричат, когда между информационным сайтом, блогом и СМИ ставят равно, а работники изданий тыкают удостоверением журналиста в лицо – все осталось по-прежнему. И, главное, отличие сайта от СМИ, а журналиста от блоггера – это ответственность. Ответственность за качество, объективность и достоверность информации. Это единственное конкурентное преимущество журналиста над блогером. Т.к. в оперативности первые точно уступают вторым. А как быть, если журналист ведет свой блог в твиттере? Там его частная позиция или позиция его как журналиста? Он, конечно, может сказать, что частная, но это самообман. Его блог читают как блог журналиста. Ему и доверие соответствующее.

Прочитать 140 символов в твиттере, это не статью в газете. Пару слов в именном блоге - читатели идут на митинги. Потом попадают в обезьянники вместе с любимыми журналистами. Только последние после звонка из редакции возвращаются домой, т.к. были «на задании редакции», а поверившие ему отсиживают свои 15 суток. Странно, правда? Собирались вместе, кричали вместе, забирали в полицию вместе, а сидит читатель. Подставляется Кстати, о «кричали вместе». По мнению профессионального сообщества, журналист, выступающий со сцены за одну из сторон, находится не при исполнении. Представляю себе полицейского, который в выходной день призывает на улице идти грабить и убивать. Все это уловки. И Кашин и Парфенов имеют смысл и ценность своего нахождения на сцене лишь в качестве журналистов. И только. Из диалога стоявших на площади:

- А это еще кто этот лысый в пуховике?
- Ты что, это же Кашин!
- А кто это?
- Ну… это журналист из «Коммерсанта», которого в прошлом году избили.

Основа гражданского протеста сегодня – это борьба за неопределившихся с позицией. Предназначение журналиста в том, чтобы представить в полной мере две стороны, а читатель должен выбрать сам. Но может ли журналист, поддерживающий одну из сторон, дать объективную информацию? Думаю, что нет. Существует практика, когда врачу не разрешают лечить близких и родных. Он теряет объективность. Так и журналист перестает быть журналист, когда переходит на одну из сторон.

Чтобы проверить свои выводы я обратилась к троим экспертам: действующий журналист; преподаватель, готовящий журналистов; автор российского закона о СМИ.

Когда, по-вашему, журналист перестает быть журналистом? Может ли журналист перестать быть журналистом на пару часов?

Станислав Гудков (преподаватель факультета журналистики МГУ): « Журналистика – это не совсем профессия, это способ существования. 24 часа в поиске новостей и информации. Я бы отделял ситуации, когда журналист идет по заданию редакции, то есть находится непосредственно при исполнении служебных обязанностей, от всех прочих случаев, когда он просто "журанлист по жизни" и, в принципе, просто гражданин. Журналист при исполнении обязанностей не учавствует в митинге, не скандирует, не выступает и т.д. Он собирает информацию, слушает, задает вопросы участникам. Если ты крикнул на митинге "Да здравствует президент" или "Президента в отставку", то ты уже участник, а не журналист. И если мероприятие было не санкционированным, сиди 15 суток или плати штраф. И это будет честно и благородно.

Известны случаи, когда люди прикрывались карточками "Пресса", хотя были, на самом деле, участниками несанкционированных митингов. Бывает, что демонстративно оставляют удостоверения, но потом где-то пишут, что задержан журналист. В принципе, всегда есть соблазн прибегнуть к лукавству. Я и сам не знаю, как поступил бы. В "обезьяннике" холодно, знаете ли.. Ну, что, неужели редактор не прикроет тебя, если ты скажешь, что был по заданию редакции? Скорее всего прикроет.. Конечно, честнее отсидеть или заплатить штраф, но все ли на это способны?

Андрей Козенко (журналист газеты "Коммерсант"): «Благодаря социальным сетям такой возможности почти не осталось. Я готов с этим мириться и, как говорится, «фильтровать базар», так как любое мое слово в твиттере будет ассоциироваться с моей профессией и издательским домом, в котором я работаю. У меня есть мечта – принять участие в митингах (речь о декабрьских событиях) как частное лицо, а не писать о них. У меня для таких случаев на рабочем столе есть кнопка «выключить гражданскую позицию»

Михаил Федотов (Союза журналистов России, соавтор закона о СМИ): «Журналист ставит под сомнение свой профессионализм, когда нарушает журналистскую этику. Если он грубо ее нарушает, то перестает быть таковым для профессионального сообщества. И второй случай, это когда берет в руки оружие»

Действительно, существует международная конвенция о защите журналиста на войне. Согласно этому документу (одобренному всем международным журналистским сообществом) журналист, взявший в руки оружие (патрон), перестает быть журналистом. На него больше не распространяется защита, теперь он воин. Так же и в мирное время. Если ты пришел на митинг в качестве участника – ты больше не журналист. Кнопки «выключить гражданскую позицию» нет ( при всем уважении к Андрею Козенко). Профессионалом не возможно быть тогда, когда тебе удобно. А когда не удобно – не быть. В противном случае, как сказала, горячо мною любимая госпожа Альбац: «Вон из профессии!» и ходи на митинги сколько хочешь. Теперь это твое гражданское право.
 



Партнеры