Делу дедушки-козопаса дали ход

После публикации в «МК» обвиняемого в педофилии пенсионера посадили под домашний арест

7 февраля 2012 в 19:56, просмотров: 6102

В ноябре прошлого года «МК» писал о крайне запутанной истории супругов из подмосковного Пушкино, оскопивших соседа-пенсионера, который надругался над их пятилетней дочуркой («МК» от 18.11.2011 «Дедушка легкого поведения»). Несмотря на то что с тех событий минуло уже 2,5 года, пенсионера никак не могут отдать под суд. Cперва дело вообще не хотели возбуждать, потом же открыли, но совершенно по другой статье.

Ситуация сдвинулась с мертвой точки лишь после публикации в «МК» — уже на следующий день 74-летнему пенсионеру изменили меру пресечения, а ровно через два месяца переквалифицировали статью на более тяжкую.

Делу дедушки-козопаса дали ход

Напомним, все лето 2009 года Елена без опаски отпускала свою пятилетнюю дочь Лизу попасти козочек с пенсионером, живущим по соседству: семьи давно дружили, к тому же вокруг бездетного дедушки-козопаса все время крутилась ребятня. Страшную правду о тех прогулках Елена узнала лишь спустя полгода, когда они с дочуркой повстречали соседа в местном магазине. Когда Лиза увидела дедушку, тянущего к ней руки, у нее началась истерика. А дома малышка рассказала маме, что в лесу Владимир Иванович снимал с нее трусики, целовал и трогал в интимных местах. Тогда, не помня себя от негодования, супруги Спотаренко поймали пенсионера и оскопили его.

Спустя несколько дней против супругов возбуждают уголовное дело сразу по трем статьям (позднее Святослава приговорят к 4,5 года колонии строгого режима, Елене разрешат отправиться за решетку, когда подрастет Лиза). Относительно же действий самого Владимира Ивановича не проводят даже проверки.

Не будем подробно описывать, скольких усилий стоило женщине добиться возбуждения уголовного дела против пенсионера. В итоге дело открыли, но, как утверждает Наталья Безусая, представитель Лизы, совершенно по другой статье.

— 135-я, которую вменили Владимиру Ивановичу, — это развратные действия. Что может подпадать под это понятие? Например, если ребенку поставить порнофильм, демонстрировать свои половые органы, — объясняет Наталья Евгеньевна. — Но речь идет о телесном контакте с ребенком. Который не осознавал значимости действий соседа и не мог дать ему отпор. Учитывая все это, содеянное Владимиром Ивановичем подпадает под статью 132 — насильственные действия сексуального характера.

Больше года женщины требовали переквалификации статьи на более тяжкую, дошли до заместителя генпрокурора. «Ведь по 135-й Владимиру Ивановичу грозило максимум три года, да и те, учитывая возраст, он бы вряд ли получил», — объясняет представитель ребенка.

Скорее всего эта история так бы и осталась незамеченной, если бы несколько месяцев назад не объявилась вторая жертва пенсионера. Мама 16-летней Ольги (имя девочки изменено. — «МК») утверждает, что 12 лет назад Владимир Иванович надругался и над ее дочерью. Тогда, поясняет женщина, бороться за правду у нее просто не было сил: у Оли была сильнейшая психотравма, а заявление в отделении милиции принимать не торопились. Теперь же девочка настояла поднять ту историю.

— В итоге на Владимира Ивановича 16 октября 2011 года завели еще одно уголовное дело — теперь уже по 132-й статье. Мы стали ходатайствовать об объединении двух дел в одно производство, — поясняет Безусая. — В противном случае за содеянное с Лизой он получил бы максимум три года, а дело Оли могло бы и вовсе развалиться, ведь все произошло настолько давно, что у суда могли появиться сомнения.

Когда мы готовили прошлый материал, семья Спотаренко как раз дожидалась очередного разбирательства в областном суде. Накануне местные служители Фемиды постановили объединить оба уголовных дела, но прокуратура обжаловала это решение. Тогда и Елена, и ее представитель надеялись на положительный исход дела, но, учитывая предыдущий опыт, понимали: надежда ничтожно мала.

Но уже на следующий день после выхода материала в «МК» Владимиру Ивановичу изменили меру пресечения на домашний арест — до этого он был под подпиской о невыезде и спокойно разгуливал около дома Лизы. Как утверждает Елена, она даже была вынуждена водить дочь в школу окольными путями: ведь и сам сосед, и его жена при встрече кричали им вслед гадости.

— Только после вашей статьи дело сдвинулось с мертвой точки, — говорит Наталья. — 1 декабря я с двумя матерями пострадавших детей была на приеме у Александра Бастрыкина — руководителя Следственного комитета России. С этого дня наша ситуация у него на контроле, а курировать дело поручено руководителю СУ СК по Московской области Андрею Маркову. И уже на следующий день следователь, который вел дело по Оле, был отстранен, его передали другому. В настоящее время расследование ведется должным образом.

А 10 января оба дела были объединены в одно производство. Еще спустя 8 дней Владимиру Ивановичу предъявили обвинение по ч. 4 ст. 132. Теперь уже в обоих случаях пенсионера обвиняют в насильственных действиях сексуального характера. В отношении Оли ему грозит до 15 лет лишения свободы, а в отношении Лизы — до 20 (связано такое расхождение с тем, что в 2009 году наказание для педофилов ужесточили. — «МК»).

— Кроме того, нам удалось добиться проведения большинства экспертиз по делу Оли — ведь до выхода вашей заметки и до того, как я стала представителем и этой девочки, процессуально важных действий почти не проводилось. На данный момент допрошены все свидетели, девочке проведена психолого-психиатрическая экспертиза, которая показала, что ребенок действительно пострадал от насилия. Также нам удалось провести фоноскопическую экспертизу записи разговора Олиной мамы с супругой Владимира Ивановича, на которой женщина открыто признается, что знала о мерзостях, которые вытворял ее муж с детьми.

Через два месяца истекает срок предварительного следствия по объединенному делу, и пенсионеру утвердят обвинительное заключение. «МК» будет следить за развитием ситуации.



Партнеры