Не охота

Злоба дня

19 февраля 2012 в 18:01, просмотров: 8606
Не охота
фото: Наталия Губернаторова

У людей, животных и растений бывают болезни. Одни проходят быстро, как дурной сон. Другие — нет, как ни старайся! Мучают годами, не давая нормально жить, а то и убивая... И иногда вроде бы ерунда, пустяк, насморк какой-нибудь или ушиб колена при несерьезном к ним отношении оборачиваются большой бедой.

У государств тоже бывают болезни. На днях в Госдуму внесен законопроект, который подтверждает страшный диагноз, с которым Россия живет последние 12 благословенных, как принято считать, лет: «административное бессилие».

Законопроект вроде бы не судьбоносный — ерунда, пустяк по сравнению с законами о выборах Думы или Налоговым кодексом. 9 не просто видных — виднейших депутатов-единороссов (среди них лидер фракции Андрей Воробьев, первый вице-спикер Александр Жуков и вице-спикер Олег Морозов) предлагают подправить действующий закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов». Чуть-чуть подправить, а именно: продлить до 1 июля 2014 года срок обмена охотничьих билетов на документы нового, единого федерального образца.

Пояснительная записка наглядно демонстрирует глубокое, не понаслышке знание реалий. Принятый в 2009 году закон «Об охоте...» гласит, что замена билетов старого образца на новые, с внесением данных о них в единый охотхозяйственный реестр завершится 1 июля 2012 года, напоминают авторы, однако до настоящего времени охотничьи билеты единого образца получили не более 20% граждан, имеющих на то право. «Существует реальная угроза того, что в оставшееся время более 50% охотников так и не смогут обменять свои охотничьи билеты», — предупреждают авторы и пишут о причинах срыва столь важного организационного мероприятия...

Вот он, скорбный список с изложением симптомов опасного для государственного механизма заболевания!

Сдать документы и получить новые билеты сложно, потому что число мест, где это можно сделать, ограничено и «территориально недоступно для охотников удаленных районов России». «В ряде субъектов» не обеспечено полноценное финансирование. Единая общероссийская электронная версия охотхозяйственного реестра так и не создана. А форма нового охотничьего билета, утвержденная Минприроды и экологии в 2011 году, «несовершенна» (нет печати на фотографии охотника, нет указания места его жительства, нет особой информации о наличии охотничьего ножа, к примеру, или ознакомлении с охотминимумом), что порождает «трудности в получении или продлении разрешений на хранение и ношение гражданского охотничьего огнестрельного оружия и приобретения охотничьих ножей»... Депутаты-единороссы считают, что если сроки обмена не продлить, это может «повлечь за собой определенную социальную напряженность в отдельных регионах РФ и особенно в вопросах взаимоотношений с органами МВД».

Правильно, молодцы, мудрое решение! — наверняка воскликнут миллионы граждан-охотников. Но не спешите разделить их радость. Закон «Об охоте...» был принят теми же единороссами летом 2009 года и первоначально предполагал, что все необходимые для обмена билетов и создания единого общероссийского учетного реестра действия будут завершены к 1 июля 2011 года. Казалось, 2 года — срок достаточный. Но лишь казалось. К весне 2011 года стало ясно, что, если день «Х» не перенести, «социальная напряженность» случится как раз к парламентским выборам. День «Х», естественно, перенесли на год. Опять не успели...

Значит, если законопроект будет принят, обмен билетов и внесение охотников в реестр займет у могучего, вставшего с колен и укрепившегося российского государства минимум 5 (пять!) лет.

Административное бессилие, как и половое, — не шутка.

...В 2006 году был принят закон «О персональных данных», который предусматривал, что все информационные системы, имеющиеся в распоряжении органов власти и хозяйствующих субъектов, должны быть приведены в соответствие с новыми правилами «не позднее 1 января 2010 года». В декабре 2009 года дату перенесли на «не позднее 1 января 2011 года». В 2011 году — на «не позднее 1 июля 2011 года». Казалось, это последнее, сто первое китайское предупреждение, и государство наконец-то потребует со всей строгостью выполнения установленных им же правил...

Но опять лишь казалось: летом 2011 года срок перенесли на «не позднее 1 января 2012 года», потом, поняв, что «не успеваем», на 1 января 2012 года — канун президентских выборов, не стали мелочиться и отложили всё до «не позднее 1 января 2013 года».

Итог: закон «О персональных данных» не сможет полноценно заработать 7 (семь!) лет.

...В 2006 году был принят Лесной кодекс. Летом 2007 года, когда его правили в первый раз, записали: «до 1 января 2010 года допускается предоставление гражданам и юридическим лицам лесных участков в составе земель лесного фонда без проведения кадастрового учета». Записали, потому что стало очевидно: проведение кадастрового учета всех лесных участков затягивается.

В конце 2009 года пришлось уточнять: без кадастрового учета можно давать леса в аренду до 1 января 2012 года. А в 2011 году — опять уточнять: до 1 января 2015 года, исключение сделано лишь для участков, которые предполагается использовать в рекреационных целях. Значит, описание национального достояния — лесов — как объекта недвижимости затягивается на 9 (девять!) лет.

Другое национальное достояние — памятники истории и культуры — должно было быть как следует учтено, описано и внесено в Единый общероссийский реестр по закону, принятому еще в 2002 году. В законе том была оговорка: если к декабрю 2010 года не успеем — на все памятники, безотносительно к тому, описаны они или нет, накладывается обременение, то есть ограничение права собственности.

Конечно, не успели. За 8 (восемь!) лет полноценный реестр так и не создали. А обременение наложили, не понимая зачастую, на что и зачем...

Ужасная болезнь, это административное бессилие. Нежелание или неумение заниматься рутинной, требующей больших организационных усилий и не очень больших по сравнению с расходами на Олимпиаду, но все же каких-то денег работой по созданию единых баз и реестров, без которых ни учета, ни контроля, ни упрощения процедур не получится. Работу эту в режиме ручного управления не наладишь.

А что же с охотниками?

Не исключено, что пройдут годы. И накануне президентских выборов 2018 года в Госдуму будет внесен законопроект, предлагающий под угрозой «социальной напряженности» отложить завершение процедуры обмена билетов до 1 июля 2022 года, — потому что лишь 70% охотников смогли получить билеты единого образца. Может быть, внесен теми же авторами.

Если болезнь не лечить, она прогрессирует.





Партнеры