«Писькин бунт» — осмысленный, но беспощадный

Российские феминистки закрывают лицо и мечтают об «арабской весне»

16 марта 2012 в 20:29, просмотров: 29676

Причесанный перевод названия девичьей панк-группы Pussy Riot звучит как «восстание кошечек». Но, учитывая особенности американского сленга, это точнее переводится как «писькин бунт» или «бешенство матки».

Глядя на послужной список девочек, легко убедиться, что так оно и есть.

В активе панк-феминисток-оппозиционерок (вот такое идеологическое оливье) — песнопения на Лобном месте, на столичных станциях метро, на крыше троллейбусов. Но наиболее «удалось» последнее выступление — у алтаря  в храме Христа Спасителя. Каждый панк-хит группы содержит ругательные слова в адрес ВВП, а последний так вообще умоляет Богородицу «прогнать Путина».

Кто же эти девушки и что они хотят? От Путина лично и от жизни в целом?

«Писькин бунт» —  осмысленный,  но беспощадный
фото: Кирилл Искольдский

Группа соблюдает принцип анонимности и взаимозаменяемости, каждый раз выступает в масках и в разном составе. Видео их акций исправно выкладывается в Сеть, а вот о тех, кто скрывается под масками, известно совсем немного. Активистки сознательно уходят от каких-либо собственных характеристик себя, настаивая лишь на своей центральной идее — России нужен бунт. И он непременно грянет! Внезапно — так же, как это было в арабских странах весной 2011-го.

Однако теперь, когда две из «пусек» оказались за решеткой, в летописи группы, где раньше фигурировали только клички, стали возникать человеческие имена и фамилии.

Напомним — на Масленицу солистки Pussy Riot по прозвищам Гараджа, Тюря, Шумахер, Серафима и Кот позвали всех на «панк-молебен» в храм Христа Спасителя. Группа девиц в масках, ярких платьях, цветных колготках и с гитарами в руках исполнила неблагозвучную, но достаточно громкую песню у алтаря. В припеве их панк-композиции говорилось: «Богородица, Дево, Путина прогони!»

Когда с момента «перформанса» прошло почти две недели, двух девушек из числа «бунтующих кошечек» неожиданно привлекли за хулиганство и посадили за решетку. И тогда стало известно, что одну из них зовут Надежда Толоконникова, а другую — Мария Алехина. Что у обеих дома остались маленькие дети.

* * *

Группа Pussy Riot еще «младенец» — она создана в октябре 2011 года. Ее участницы тут же стали проводить свои акции. Первое столкновение с законом произошло 20 января — после несанкционированного импровизированного концерта на Красной площади всех участниц задержали и оштрафовали на 1000 рублей за «нарушение правил проведения митингов и пикетов».

Из Сети же стало известно о коллективных симпатиях и антипатиях «кошечек». Например, им наиболее симпатичны феминистки и секс-меньшинства. Наиболее же отвратительны для них — Путин, Сталин, Гитлер, Алла Пугачева, Филипп Киркоров и передача «Аншлаг».

Что же до биографических данных, то Надежде Толоконниковой 23 года, родилась она в Норильске, в Москве учится на 5-м курсе философского факультета МГУ. Надя жила в знаменитом общежитии МГУ на улице Шверника, пока не вышла замуж за москвича Петра Верзилова и не переехала к нему. Петру 25, он тоже учился на философском факультете МГУ. Их дочери с мифологическим именем Гера 4 марта исполнилось 4 года.

Еще сидя в мамином животике, Гера принимала участие в неформальных акциях арт-группы «Война»: четыре года назад, когда Надежда была на 9-м месяце беременности, Надя и Петя публично предались плотским утехам в Биологическом музее им. Тимирязева. Та акция с неприличным названием, в пристойном варианте звучащая как «Рождение медвежонка», была приурочена к вступлению в должность президента Медведева.

На вопрос, почему она назвала дочь Герой, Надя отвечает: «Мама Пети очень хотела назвать ее Марусей. Ну какая она Маруся? Издеваетесь? Сколько она проездила автостопом, когда я была на третьем месяце! Я тогда одна путешествовала по Испании и Португалии. Объездила весь полуостров. Моя дочь будет лупить врагов, как настоящая Гера».

Как-то воинственные супруги закидали живыми кошками работников одного из столичных «Макдоналдсов», намекая на то, из чего делаются их гамбургеры. А акция под названием «Тараканий суд», по мнению адвоката Николая Полозова, возможно, даже явилась одной из причин того, что его подзащитная оказалась за решеткой. Дело в том, что Надя участвовала в запуске тараканов в здание Таганского суда. А судья Александрова явилась непосредственной свидетельницей «затараканивания» ее рабочего места. И этой судье, по роковому совпадению, и досталось дело Толоконниковой—Алехиной!

В определенных кругах, где Надю очень любят, она носит ласковое прозвище Толокно. Так ее называют защитники Химкинского леса, которым она активно помогала. И ЛГБТ-сообщество, в чьих гей-парадах Надежда с увлечением участвовала. По признанию всех ее знакомых, Толокно очень красива и женственна. Но при этом требует, чтобы при встрече мужчины пожимали ей руку — подчеркивая тем самым, что женщина тоже человек. Больше всего на свете Надя любит книги, современное искусство и свою дочь Геру.

Свобода европейского типа Надежду, похоже, не прельщает.

«В Европе я определенно не хочу жить, — читаю я сетевые откровения Толокна. — Мне за месяц там надоело. Показалось, что я попала не в страну, а в магазин. Кругом лакированные круассаны, сувенирчики, все вылизанное и лоснящееся. Мне хочется чего-то более грубого. Мне с детства нравится попадать в экстремальные ситуации».

Очень тепло отзываются о Толокне активисты ЛГБТ-движения Николай Алексеев и Илья Суриков. Николай даже лично участвовал в пикете возле Мосгорсуда 14 марта — в день обжалования меры пресечения. Стоял с плакатом «Свободу Толокно!».

фото: Кирилл Искольдский

* * *

Что касается Марии Алехиной, она студентка 4-го курса Института журналистики и литературного творчества. Давно и активно сотрудничает с «Гринписом», защищая природные заповедники, и с православными организациями — в части помощи сирым и больным. Ее сокурсники говорят, что Маша глубоко порядочный, бескорыстный и верующий человек.

— Маша воцерковленная, она очень отзывчивая и добрая, — рассказывают ее подруги Оля и Аня. — Она далека от всего меркантильного, помогает всем бескорыстно. Часто работает бесплатно.

Маша является волонтером движения «Во имя святого благословенного князя Даниила» и в его рамках работает в детской психиатрической больнице № 6 — занимается там с умственно отсталыми детишками.

Маша живет в районе Кунцево с мамой Натальей Сергеевной и сынишкой Филиппом 5 лет.

По мнению Натальи Сергеевны, из всех участниц группы задержаны только те две девушки, у которых есть маленькие дети: на молодых мам легче оказывать давление.

В щедром на оценки виртуальном пространстве мнения о Pussy Riot, как водится, разделились. Вот некоторые из них.

«Как жить в стране, где юные дурочки, спевшие в церкви, сидят в камере, а насильники в погонах гуляют на свободе?»

«Страх божий. То ли дело украинские феминистки, выступающие против Януковича, — хоть есть на что посмотреть. А это какие-то бесполые создания!»

«М-да, если у нашей „оппозиции“ такое лицо — то никаких охранителей не надо!»

Российский адвокат Дагир Хасавов, получивший известность как защитник создателей проекта реконструкции Соборной мечети, призвал отправить активисток Pussy Riot не в тюрьму, а в психбольницу: «Если смотреть через призму Священного Корана, нельзя поступок этой группы назвать добрым делом, они считаются падшими, больными на голову и невменяемыми». На вопрос, как бы поступили с хулиганками, если бы они осквернили мечеть, адвокат ответил, что как по шариату, так и по светскому правосудию «нельзя судить психически нездоровых людей, а их поступок не считается греховным, ибо это состояние их души». В целом исламский юрист оценил деятельность девичьей панк-группы как «самое худшее проявление культуры андеграунда в безнравственном обществе потребителей».

* * *

Мне удалось задать несколько вопросов самим солисткам Pussy Riot, оставшимся на свободе. Они согласились: только без имен, паролей и явок. И попросили их ответы не редактировать. Держу слово.

— Почему вы называете себя феминистками? Вам не нравится нынешняя система в части ее отношения к женщинам? Если она не нравится вам вообще, при чем тут феминизм? Что конкретно вы хотели бы изменить в стране?

— Хотелось бы добиться, во-первых, ухода президента с его силовой верхушкой, во-вторых, принятия закона о гендерном равенстве, введения в систему образования истории феминизма, также введения предметов об истории гендерной и сексуальной дискриминации. Феминизм занимается не только вопросами прав женщин, он борется против вертикальной иерархии.

— Чем именно вам так насолил Путин?

— Практически всем. В отношении так называемого женского вопроса Путин не раз высказывался крайне некорректно, предлагал бизнес-леди не забывать о своем природном предназначении — рождении детей, также говорил, что проще работать с мужчинами, чем с женщинами. Подобные высказывания сейчас не сможет позволить себе никто из крупных политиков Европы или США. Такая смелость Путина говорит о его безнаказанности.

— Зачем вам анонимность? Разве это вяжется с идеологией феминизма? Вы считаете, что свободные женщины должны закрывать лицо, как вы?

— Нам нравится анонимность тем, что это позволяет создать универсальный образ. К тому же здесь есть момент ухода от подачи женского образа как чего-то мягкого, податливого, с красивым нежным лицом. Своими масками мы вносим момент визуальной жесткости, добавляем элементы супергероев. Все это смотрится достаточно контрастно с нашими женскими платьями, именно в этом контрасте мы подрываем многие классические представления о женщинах.

— А в повседневной жизни вы агрессивны? Или обычные женщины — матери-жены-любовницы?

— В борьбе за реализацию своих прав мы принципиальны, многие это пытаются назвать агрессией. Равенство начинается дома. Мы считаем, что в том, чтобы быть женой, матерью или чьей-то любовницей, ничего плохого нет. Главное, не стать при этом «бесплатным приложением» к мужчине.

— Вы дружите с ЛГБТ. Какой вы сами секс-ориентации?

— Среди нас есть люди разной сексуальной ориентации. Есть сторонники квир-теории, которая отрицает различие полов, вообще фиксированную, раз и навсегда заданную сексуальную идентичность.

— Ненавидите ли вы мужчин?

— Мы полагаем, что нельзя ненавидеть людей. Можно ненавидеть идеологию. Патриархатная, сексистская идеология — вот что неприемлемо для нас. Но конкретно в нашей группе парней нет.

— Почему для своей акции вы избрали именно церковь? Это связано с вашими конкретными претензиями к духовным лицам?

— Сам храм уже практически превратился в бизнес-центр — банкетные залы, салоны, паркинги и прочие опции, не имеющие ничего общего со святостью и аскезой. Наше выступление в ХХС было политическим жестом, задевающим проблему сработничества РПЦ (МП) и путинской власти. А политическая акция, проведенная властями и церковью перед выборами в Госдуму, под названием «Постойте двое суток к поясу Богородицы» была направлена на создание картины аполитичности православных граждан. Нас это возмутило не меньше, чем нарушения на выборах в Госдуму. Поэтому мы ввели в наше выступление такой элемент, как молебен, и назвали наше выступление панк-молебном «Богородица, Дево, Путина прогони!». Здесь мы возвращаем политическую активность верующих, преодолевая попытки патриарха исказить положение вещей.

Нам было важно спеть именно у алтаря, а не на улице перед храмом, то есть в месте, где женщинам вход категорически запрещен.

— После задержания Маши и Нади станет ли «Пусси Райот» продолжать свои акции?

— Как уже говорилось, состав нашей группы подвижен, постоянно меняется и обновляется. Поэтому независимо от задержания Нади и Маши наша группа объявлена в розыск и подвергается уголовному преследованию. Проведение новых музыкальных выступлений в настоящий момент стало более сложным для нас, чем обычно, но мы не собираемся складывать наше феминистское оружие!

* * *

Как ни крути и ни открещивайся от «писькиного бунта», он является нагляднейшим отражением протестных настроений в нашем обществе. Конечно, многие оскорблены богохульным и вообще непристойным поведением «кошечек». Но, если обратиться к новейшей российской истории, они не первые. И, судя по всему, не последние. В начале 90-х художник Анатолий Монастырский выложил живыми человеческими телами известное матерное слово из 3 букв прямо на Красной площади, которое отлично смотрелось с высоты птичьего полета. В середине 90-х Авдей Тер-Оганян порубал топором иконы в Манеже. А потом полностью обнаженный деятель искусств Олег Кулик вышел на улицу на четвереньках, изображая собаку. Все это по-доброму зовется «хэппенингом», в Европе и Америке существует давным-давно и во все времена служило способом отражения определенных идей и настроений, царящих в обществе.

Хочется отметить, что в 90-е за подобные «перформансы» никого не сажали — видимо, других проблем хватало. Только Тер-Оганян эмигрировал от греха подальше, но его особо и не держали.

Почему же сейчас такая паника вокруг поющих панк-студенток?

Невольно вспоминается изречение, что любое общество есть зеркальное отражение своего вождя. Будучи убежденными, что Путин навязал россиянам себя, «пуськи» точно так же навязывают Москве себя — в метро, на крыше троллейбусов, на Лобном месте и вот наконец в храме. Где, собственно, власть их наконец и услышала.

Что раздражает в «пуськах»? Наглость, невозможность от них избавиться, концептуальный сумбур наряду с крайней степенью уверенности в своей правоте. Стремление во что бы то ни стало продолжать гнуть свою линию. Красоваться, выставляться, выступать, призывать, апеллировать к массам. Узнаете?

— Мы победим?

— Да! — грохочет Манежная.

Прямо как на елке в детском саду, когда Дед Мороз спрашивает: «Ну что, детки, Снегурочку спасать будем?» «Да!» — дружным хором вопят детки. А куда им деваться — все равно уже пришли на елку. Вернее, их привели.

P.S. Вечером 15 марта на допрос вызвали еще одну участницу группы. Явившись в УВД в качестве свидетельницы, она стала обвиняемой. Когда верстался этот текст, Таганский суд еще не вынес решение о том, ограничивать ли свободу новой фигурантки дольше. По словам адвоката Николая Полозова, девушка провела ночь с 15 на 16 марта в изоляторе на Петровке. По данным ГУВД, новую обвиняемую зовут Ирина Локтина, хотя сам адвокат подчеркивает, что паспорта ее не видел.





Партнеры