Долой чернуху, порнуху и заказуху!

Общественное ТВ: «за» и «против»

29 марта 2012 в 11:58, просмотров: 8510

Нет человека, который бы не слышал, что скоро в нашей стране заработает некое общественное телевидение. И самое удивительное, что нет и такого гражданина, который мог бы внятно объяснить, что же это такое — общественное ТВ? Мы попросили нескольких экспертов, имеющих непосредственное отношение к телевидению, рассказать читателям «МК», каким представляют они себе новый телеканал и что в конце концов должно (или, наоборот, не должно) появиться на нем?

Долой чернуху, порнуху и заказуху!
Рисунок Алексея Меринова.

«Нужны ток-шоу, на которых бы не кричали»

Президент Международной академии телевидения и радио, гендиректор ВГТРК (1990–1996) Анатолий Лысенко:

— Во-первых, я довольно подозрительно отношусь к словосочетанию «новый телеканал»: я убежден, что новое телевидение должно начинаться с небольшой составляющей канала. Не такая это простая штука — сделать новый канал, чтобы он был одинаково интересен и зрителям, и в то же время отвечал запросам общества, потому что запросы общества непонятны. Все говорят: «Нужно хорошее телевидение». Но пока, к сожалению, все видят не столько хорошее и честное, сколько предельно политизированное телевидение. В силу того, что у нас политизация обычно выливается в скандалы и интриги, каждый говорит свое и не слышит другого, то боюсь, как бы это ТВ не было таким. Могу сказать даже такую контрреволюционную вещь: вместо «общественного ТВ» я бы лучше создал еще один канал — научно-познавательный, популяризаторский и просветительский. У нас же вообще исчезло просветительское ТВ, которое было, наверное, одним из лучших в мире. Вот это было бы тем зародышем, с которого могло бы начинаться общественное ТВ. А в нем, в этом канале, 2–3 часа обсуждений насущных проблем общества. Потому что общественное ТВ в стране, где нет гражданского общества, выглядит несколько странновато.

— А чего не должно быть на таком канале?

— Не должно быть пошлости — а она идет как следствие погони за рейтингом, не должно быть «Пусть говорят» и «новых русских бабок». Это должен быть умный канал. ТВ, на котором мерилом не будет пресловутый рейтинг. Там же не будет рекламы, значит, не должно быть и рейтинга. Хотя отсутствие рекламы приведет к тому, что на канале не будет хватать денег. Сегодня ТВ — дорогая вещь. И где найти кадры для такого канала — тоже непростой вопрос. Платить-то на нем будут мало...

И вот что меня смущает: очень торопятся с созданием этого канала. Немедленно, с понедельника, начать общественное ТВ! Все делается в колоссальной спешке, необдуманности. Как на вокзале: «5 минут до отправления, грузи все что ни попадя». Потом спохватились, выяснили, что бабушку забыли на перроне... Так что новое телевидение прорасти должно сначала. И создано должно быть не приказом. Лучше сначала подумать, чем потом услышать: «Ой, да что ж вы такой скучный канал сделали. Смотреть невозможно».

На протяжении последних лет 20 мы воспитали и приучили зрителя к тому ТВ, которое есть сегодня. И он к нему привык. И боюсь, что новое ТВ не вызовет у него восторга. Ведь давайте посмотрим, сколько народа смотрит прекрасный канал «Культура»? Не больше 6–7%. Боюсь, что то же самое будет с общественным ТВ. Кстати, опыт мировой показывает, что эти цифры примерно одинаковы везде: 5–6–7%.Недавно я узнал: платный общественный канал в Польше за один год потерял 60% подписчиков. Хотя там гражданское общество больше, чем у нас.

— Значит, надо начинать с популяризации культуры в нашей стране и выращивать новое поколение на образовательных каналах?

— Да, лучше в новом образовательном канале сделать 3–4 хороших ток-шоу, на которых бы не кричали, а пытались найти решение насущных проблем, стоящих перед обществом.

А канал, который всех устроит, — такого, в общем, быть не может. Все равно какая-то часть населения ждет, что с экрана нового канала будет выскакивать Новодворская с криком «Долой Путина!», а другая половина ждет, что это будет трансляция заседаний Госдумы — и еще не знаю, что из этого набора страшнее.

Не должно быть развлечений ради развлечений

Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, юрист, правозащитник Михаил Федотов:

— Во-первых, общественный телеканал должен идти вместе с общественным радиоканалом, потому что во всем мире они существуют вместе. Во-вторых, это должен быть телеканал, который стимулирует развитие гражданского общества. Главное в общественном ТВ — как раз не телевидение, а содействие развитию гражданского общества. Поэтому политическая воля к созданию общественного ТВ возникла именно тогда, когда появились первые сигналы, что российское гражданское общество стало просыпаться, в нем появилась гражданская активность. Возникла реальная потребность в общественном ТВ. Такое ТВ не нужно спящему обществу — оно не будет его смотреть. А вот проснувшееся общество очень нуждается в общественном ТВ как в инструменте своего дальнейшего развития.

Здесь не должно быть развлечений ради развлечений. Не должно быть чернухи, порнухи, заказухи и тому подобного. Не должно быть того, что нарушает наши представления о порядочности, моральности и чувстве меры.

Платить или не платить?

Первый президент Академии российского телевидения (1994–2008), телеведущий Владимир Познер:

— Надо определиться с тем, что это такое — общественное ТВ, потому что ясности в этом вопросе нет у многих людей, в том числе у многих членов Государственной думы, что стало понятно после слушаний, которые состоялись несколько дней тому назад.

Общественное ТВ — это такое ТВ, которое совершенно не зависит от власти и рекламодателя. Это телевидение не контролируется властью — ни федеральной, ни региональной. Никто не может вмешиваться в вещательную политику этого канала из правительства или парламента. В нем нет частного хозяина, который мог бы навязать свои взгляды. Это основное, что отличает общественное ТВ от любого другого. А коли так, это ТВ не представляет интересов ни властей, ни частных владельцев, оно может (и это так и есть в мире) быть максимально объективным, максимально широко освещать события и давать максимальную информацию — не предвзятую, не отражающую чьи-то интересы, а имеющую в виду лишь интересы аудитории. И, наконец, это ТВ не устремлено на поиски самого общего знаменателя, что неизбежно, когда ТВ коммерческое и нуждается в рейтинге для получения рекламных денег, а может стремиться к повышению уровня своего зрителя, заниматься некоторым просвещением и тянуть зрителя вверх.

Такое телевидение существует в 49 странах. Первое появилось в Великобритании, и называлось оно, как и сегодня, ВВС. А что касается Европы, то есть только две страны, где нет общественного ТВ. Это такой своеобразный тандем, состоящий из Российской Федерации и Белоруссии.

Общественное телевидение, как правило, существует не на государственные деньги. Хотя правила никакого нет. В каждой стране свои способы финансирования общественного ТВ. В Англии, например, оно существует за счет оплаты за ящик. То есть каждый житель страны, имеющий телевизор, платит за него некий налог. Причем за каждый телевизор он платит отдельную сумму. А скажем, СВС в Канаде (Канадская вещательная корпорация) действительно финансируется из госбюджета, получает от него некий процент, но при этом закон гласит, что этот процент не может быть уменьшен. Это означает, что если властям, допустим, не нравится, что делает это ТВ, они не могут, погрозив пальчиком, сказать: «В будущем году мы сократим этот процент». В Америке вообще тройственное финансирование: добровольные пожертвования зрителей, плюс примерно 17% — за счет бюджета США, и все остальное за счет крупнейших корпораций, которые подписываются под производство тех или иных программ.

У нас же все против платы за ящик, хотя я считаю, что какой-то формальный взнос каждый должен был бы сделать: пусть небольшой, но чтобы человек понимал, что это его ТВ и он помогает поддерживать его. Вариант бюджетного финансирования тоже рассматривается. Пока окончательного решения нет, как, впрочем, нет и решения о том, на базе чего будет создано это ТВ, потому что если начинать с нуля, то раньше чем через 2–3 года оно вряд ли появится. Значит, основная мысль — что оно возникнет на базе одного из государственных каналов, тогда вопрос вещания решится более оперативно.

«Трибуна для разных взглядов»

Тележурналист, телеведущий Максим Шевченко:

— Телевидение не существует отдельно от аудитории, для которой именно это ТВ востребовано. Очевидно, что главной идеей тех, кто проектирует общественное ТВ, является ощущение недостаточности публичных дискуссий на политические или общественно значимые темы, которые ведутся на российских телеканалах. Им кажется, что есть какой-то запрет на подобные дискуссии, что кто-то их не разрешает.

Я так понимаю, что общественное ТВ должно состоять из политических ток-шоу, документальных фильмов-расследований, которые подразумевают отсутствие какой-либо цензуры и свободу слова, из новостных программ, которые дают некий независимый аналитический взгляд. Все это прекрасно, и я очень приветствую. Но ТВ, которое будет выполнять такую важную общественную функцию, должно в какой-то мере отражать весь спектр существующих в обществе мнений.

Поэтому тот список членов попечительского совета общественного ТВ, который я опубликовал в своем ЖЖ и который, как выяснилось, оказался не фальшивкой, а на самом деле списком, по которому голосовали на совете по правам человека под руководством Михаила Федотова, — в общем, тот список вызывает мои сильные опасения. По нему получается, что в совет общественного ТВ входят люди только определенных взглядов —такие, как Парфенов или Сорокина.

Никто не сомневается, что эти люди могут сделать телепродукт экстра-класса, но я считаю, что попечительский совет должен состоять из людей разных взглядов, и в нашем обществе есть очень достойные люди, которые между собой дискутируют, но вполне способны определять программную политику такого важного общественного института, которым является общественное ТВ. Безусловно, я хочу, чтобы в этот совет входил господин Федотов, великие журналисты — такие, как Познер, Парфенов и Сорокина. Но точно так же я уверен, что и выдающиеся журналисты, которыми являются Алексей Пушков, Михаил Леонтьев или Сергей Кургинян, только украсили бы этот попечительский совет.

А если будут споры, то они пойдут только на пользу обществу и телевидению, которое это общество отражает. Я полагаю, должны быть дни, которые могут быть закреплены за какими-то политическими направлениями. Например, там могут иметь свою программу коммунисты. Удальцов может вести программу, например, «Левый взгляд». А в другой день будет, допустим, программа Михаила Прохорова «Правый взгляд» или программа Владимира Рыжкова «Демократия». Проходит день, и телезритель точно знает, что сегодня он увидит программу, которую будет вести, к примеру, православный священник или мусульманин, или программу, которую будет вести человек консервативных взглядов — например, Егор Холмогоров или Павел Данилин.

А не должно быть узурпации этого канала какой-либо общественной группой. А тот вариант, который пока нам озвучен, напоминает узурпацию. Сейчас это абсолютно не сбалансированная и не уравновешенная конструкция.

ГЛАС НАРОДА

Комментируют читатели «МК»

Надежда Владимировна: Идея общественного ТВ бесперспективна. Если удастся найти вариант финобеспечения, то наши гэбисты наполнят его таким содержанием... Достаточно поручить его попечение нашим режиссерам Михалкову—Говорухину. А ВВС — моя любимая компания. Шикарные экранизации английской классики.

Yui: ТВ — полный отстой. Если убрать все эти поганые фильмы про ментов, все мыльные дешевого качества сериалы и фильмы, а сделать больше научных программ и программ про искусство, то будет более-менее, но хорошее кино в нашей стране делать не умеют.

Прям как дети! Мы чо — не проходили исторических моментов, когда власть была вынуждена заигрывать с несогласными? Это ведь общее место! Кстати, выборы закончились удачно сами знаете для кого, и разговоры об общественном телевидении как-то плавно сходят на нет... Хорошо бы еще и Интернет отменить!




Партнеры