Дачу Ельцина — под суд

Кто пытается выгнать Наину Иосифовну из дома?

5 июня 2007 в 00:00, просмотров: 1206

  В пятницу минуло сорок дней со смерти Бориса Ельцина. Если верить телевидению, эту траурную дату отмечала вся страна. Вновь, как и сорок дней назад, разливались на экране реки розового сиропа, политики и журналисты запоздало признавались первому президенту в любви.
     Цену этой любви семья Ельцина может ощутить теперь в полной мере; самое оригинальное, в лучших византийских традициях соболезнование получила она из кремлевских коридоров.
     Как стало известно “МК”, аккурат накануне сороковин кремлевские хозяйственники прислали Наине Ельциной уведомление о немедленном освобождении госдачи в Барвихе. Факт этот подтвердили нам и источники в окружении ельцинской семьи, добавив, что главная вдова страны была как минимум удручена подобной бесцеремонностью.

     Сейчас Наина Ельцина в спешном порядке вынуждена паковать чемоданы. Ситуация осложнена тем, что на личной даче в Горках-10, выкупленной Ельциным еще в 1995 году (прежде это была дача Максима Горького), сейчас полным ходом идет ремонт. Вероятнее всего, экс-первой леди придется временно поселиться у одной из своих дочерей, благо обе они живут по соседству, владея не менее роскошными особняками на Рублево-Успенском шоссе.
     Бывшая президентская усадьба в Барвихе (так называемый объект “Б-4”) была возведена в конце 1980-х специально для генсека Горбачева, причем за ударную работу архитектор и руководитель строительства получили из его рук по ордену Ленина.
     Объект включает в себя ряд строений, его территория — 66 гектаров. Для удобства жильцов к участку отведено русло Москвы-реки, где имеется собственный пляж. (Во время второй ельцинской “пятилетки” главный дом подвергся кардинальной перестройке, причем все эскизы лично утверждались Татьяной Дьяченко. Она же непосредственно и занималась подбором новой мебели.)
     Однако с развалом СССР Горбачев вынужден был уступить Барвиху новому хозяину страны, который и занимал ее вплоть до самой смерти. (После отставки дача была закреплена за Ельциными в пожизненное пользование; разумеется, все расходы взял на себя федеральный бюджет.)
     Именно в Барвихе Ельцин пережил большинство важнейших исторических событий — президентские выборы 1996 года, два инфаркта, скандал с коробкой из-под ксерокса. В последние годы правления он проводил здесь основную часть времени, принимая соратников и “работая с документами”, для чего на даче специально была даже выстроена точная имитация его кремлевского кабинета, демонстрируемая доверчивым россиянам как подтверждение президентской активности и здоровья. Кому освобождаемая Барвиха достанется теперь — неизвестно. Но кто бы это ни был, рано или поздно его постигнет та же печальная участь, когда спешно придется паковать чемоданы.
     За всю историю российской власти — от Рюрика до наших дней — ничего в ней, в сущности, не изменилось; нет на Руси высшего наслаждения, нежели сбрасывать в реку вчерашних идолов.
     Когда 16 лет назад Союз приказал долго жить, Горбачев не успел даже дописать прощального обращения к нации, как в Барвиху прибыли уже сотрудники кремлевской охраны и приказали немедленно очистить помещение. Больше всех переживала Раиса Максимовна, но максимум, что мог сделать бывший генсек, — лишь отсрочить дату переезда.
     Как рассказывал мне Александр Коржаков, главным мотором этой бесцеремонности выступала тогда как раз Наина Ельцина. Первая леди теребила начальника охраны, требуя побыстрее выселить Горбачева с так понравившейся ей территории. Уже через месяц семья российского президента праздновала новоселье.
     Вряд ли Наина Иосифовна вспомнит об этом теперь, когда в последний раз окинет взором стены родной Барвихи и по обыкновению всплакнет, вспоминая пережитое. Не о том мечтала она 15 лет назад.
     Но таков уж неписаный закон власти: как аукнется, так и откликнется. Правда, понимание этого приходит обычно слишком поздно, когда уже откликнется…



Партнеры