Cаркози в конце туннеля

Россия и ЕС согласятся не соглашаться?

2 сентября 2008 в 19:03, просмотров: 1006

Новый час “икс” для отношений России и Евросоюза наступит в следующий понедельник. Как и ожидалось, на своем рандеву в Брюсселе лидеры ЕС так и не решились ввести против России санкции. Вместо этого было решено послать в Москву трех европейских “мушкетеров” — Саркози, Солану и Баррозу — для очередных “исторических переговоров”. Тем временем отголоски противостояния между Россией и Западом из-за кризиса на Кавказе ощущались вчера даже в столь далеких друг от друга столицах, как Ташкент и Киев.

Ставка Кремля на то, что Евросоюз будет лаять, но не кусаться, пока полностью оправдала себя. Принятая на саммите ЕС итоговая декларация в основном состояла из общих фраз. А решение европейцев временно заморозить переговоры с Москвой о новом соглашении о партнерстве и сотрудничестве, с точки зрения Кремля, не тянет даже на иголочный укол. В Москве убеждены, что в скорейшем завершении переговоров о новом “партнерском” договоре заинтересован прежде всего Евросоюз, а вовсе не Россия.

Уже сейчас ясно, что три европейских посланца обречены в нашей столице одновременно на успех и неуспех. Взаимопонимание на переговорах очень вероятно в вопросе о выводе российских войск (или, как их у нас называют, “миротворцев”) из собственно Грузии. В наших верхах прекрасно осознают, что бесконечно долго держать солдат в местах вроде Поти — нереально. Их пребывание там стоит воспринимать как российский козырь на переговорах, который Москва готова обменять на что-то еще.

Беда в том, что согласно мандату ЕС “большая тройка” будет обязана требовать от Кремля отказаться от признания независимости Абхазии и Южной Осетии. А это, как прекрасно осознают обе стороны, относится сейчас к жанру ненаучной фантастики.
Из этой тупиковой ситуации и Евросоюзу, и России очень сложно выйти, полностью сохранив лицо. Лучшее, на что можно рассчитывать: обе стороны соглашаются в этом вопросе и дальше не соглашаться друг с другом и при этом сосредотачиваются на позитиве в тех сферах, где он возможен.

Очень важно также, чтобы на этот раз Медведев и Саркози более четко понимали друг друга. Ситуация, когда заключенная двумя президентами сделка каждой стороной трактовалась по-своему, не должна больше повториться. Ведь именно двойное толкование соглашения Медведев—Саркози подвело Россию и ЕС к той черте, за которой замаячил разрыв отношений. Недосказанности в данном случае гораздо более опасны, чем разногласия.

Тем временем фронтов противостояния между Россией и Западом становится все больше и больше. Вчера премьер Путин узнал в Ташкенте, что узбекский президент Каримов, как и восемь лет назад, вновь готов пойти с ВВП “в разведку”.

Но всех больше волнует ответ на другой вопрос: не готов ли Узбекистан вновь упасть в американские объятия? В последнее время Запад перестал шпынять Каримова за андижанскую бойню 2005 года. И в Москве не скрывают своих подозрений по поводу “морально-геополитической устойчивости” узбекского лидера.

Но самые смехотворные события, как обычно, происходили в Киеве. Экс-премьер и лидер Партии регионов Виктор Янукович забыл о своей недавней горячей любви к НАТО и делал заявления, достойные образцового “любителя москалей”. А вот другая видная представительница верхушки Партии регионов, секретарь украинского совбеза Раиса Богатырева, напротив, по-прежнему пела НАТО осанну и “допелась” даже до своего исключения из партии. На первой взгляд все это смахивает на раскол. Но скорее всего стоящий и за Януковичем, и за Богатыревой донецкий клан просто мастерски играет на два фронта.

В эпоху “холодной войны” многие политсилы стран третьего мира прекрасно существовали, играя на противоречиях между СССР и США, периодически уверяя в своей пламенной любви обе стороны. Новой “холодной войны” еще нет (?). Но, как всегда, во время “политической чумы” лучше всего себя чувствуют перевертыши.

Михаил РОСТОВСКИЙ.
“Нет никакой изоляции, и фактически изоляция недостижима”.
Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Президент России, в интервью телеканалу “Евроньюс”.

Глава государства, отвечая на вопрос тележурналистов, не согласился с той точкой зрения, что Россия после признания независимости Абхазии и Южной Осетии оказалась в международной изоляции. Итоги же чрезвычайного саммита ЕС Медведев оценил двояко: мол, с одной стороны, “нет полного понимания” того, какими мотивами руководствовалась Россия, когда принимала решения об отражении агрессии Грузии и о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Но есть, по его мнению, и позитив — хотя “ряд государств призывал к каким-то мифическим санкциям” по отношению к России, “возобладала разумная, реалистичная точка зрения”. “Этого (санкций. — “МК”) не случилось, и, как мне представляется, это в интересах Европы, прежде всего в интересах Евросоюза”, — убежден президент.
“Здравый смысл восторжествовал”.
Владимир ПУТИН об итогах саммита ЕС на пресс-конференции в Ташкенте.

О последствиях конфликта для российской экономики: “Серьезных последствий не будет. В целом по году мы даже ожидаем плюс в притоке иностранного капитала — 30—40 миллиардов долларов. Это такие события, которые не влекут никаких последствий, так как экономическое значение Грузии в мировой экономике и в связях с Россией минимально, если не сказать — ничтожно”.

О присутствии кораблей НАТО в Черном море: “Безо всяких истерик, но ответ, конечно, будет. Какой — узнаете”.
О том, что только Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии: “Для нас это некритично. Важно, что наши действия по обеспечению мира абсолютно легитимны, мы можем работать с независимыми государствами и делать это открыто. Будем продолжать работу с западными партнерами, вода камень точит”.

ИТОГИ САММИТА В ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЕ


США

The Washington Post

“Судя по вчерашней вялой реакции ЕС на агрессию России, многие европейские лидеры до сих пор хотят верить представителю России в ЕС Чижову. Но происходящее в Грузии напрямую касается идеологий, и чем дольше европейцы будут делать вид, что это не так, тем большую угрозу им придется сдерживать”.

The New York Times

“Кроме обозначения своей явно оппозиционной позиции, Европе нечего предложить, и обложка понедельничного номера Le Monde — тому иллюстрация. На рисунке Путин изображен в виде большого кота с хвостом-газопроводом. Вокруг этого газопровода за круглым столом сидят европейские мыши, одна из них говорит: “Только никаких санкций!”

Великобритания

The Times

“В целом саммит прошел вяло: ЕС оказался не способен привести к единому знаменателю две противоположные позиции — мнение Германии, не желавшей провоцировать Россию, и воззрения Великобритании”.

The Guardian

“Разрешить кризис за полдня невозможно, а различия между 27 непохожими государствами нельзя сгладить, никого не огорчив. Политики опасались предпринимать какие-либо болезненные меры. Даже приостановка переговоров о соглашении о партнерстве с Москвой стала символическим жестом, а не подлинной карой: ЕС стремится к заключению новой договоренности гораздо больше, чем Россия”.

Другие страны ЕС

Libеration (Франция)

“Саммит ЕС стал триумфом президента Франции Николя Саркози. Ему удалось сделать так, чтобы 27 стран единым голосом высказались в отношении России”.

Sudwestdeutsche Zeitung (Германия)

“Главы европейских государств смогли объединиться в Брюсселе для определения единой линии поведения с Россией”.

La Stampa (Италия)

“Европе нет смысла нарушать равновесие в отношениях с Россией. У них есть природные ресурсы, у нас — доллары и евро”.

Подготовила Инга КУМСКОВА.

Не все эстонцу Масленица: премьеру Эстонии Андрусу Ансипу и прочим прибалтам, полякам и англичанам так и не удалось добиться на саммите ЕС введения санкций против России. Знатному борцу с памятниками пришлось удовольствоваться похлопыванием по щеке от Саркози.




Партнеры