Праздник завершился погромами

Кто спровоцировал бунт в Жанаозене?

18 декабря 2011 в 19:02, просмотров: 6026

Вот и до стабильного Казахстана добралось. Беспорядки, вспыхнувшие в пятницу в Жанаозене Мангыстауской области, вылились за пределы города. В выходные сотрудникам полиции пришлось останавливать «хулиганов», перекрывших движение поездов на станции Шетпе. В Мангыстаускую районную больницу с огнестрельными ранениями поступило 12 пострадавших, из которых один человек скончался.

Праздник завершился погромами
фото: online47.ru

До этого в результате пятничных столкновений в Жанаозене было убито 11 человек, 86 получили ранения, причем шестеро из них — полицейские. Бастующие на центральной площади города уволенные нефтяники утверждают, что столкновения с полицией начались после того, как в толпу митингующих на полной скорости въехал милицейский «уазик». Полицейские, напротив, уверяют, что это на автомобиль, который привез на праздник напитки и еду, набросились агрессивные молодые люди и разгромили его.

Ситуация в Жанаозене и без того была взрывоопасной в последние полгода — с тех пор как 26 мая нефтяники «КазМунайГаза» вышли на площадь требовать повышения зарплаты. По сути, речь шла даже не о самих окладах, а о начислении повышающих коэффициентов. «Мы хотим справедливости, ведь нас на протяжении двух с половиной лет обманывали. Есть постановление правительства „Об утверждении повышающих коэффициентов“, в соответствии с которым для работников нефтегазовой отрасли зарплата должна считаться по коэффициенту 1,8. Постановление действует с 1 января 2009 года. Но нам компания не повышала зарплату по данному коэффициенту. То есть наши деньги где-то оседали. А ведь это миллионы, если не миллиарды. Кто за это ответит?» — комментировала еще летом ситуацию журналистам руководительница забастовочного комитета Наталья Ажигалиева. Руководство компании, в свою очередь, сообщало, что нефтяников ввели в заблуждение. Повышающий коэффициент 1,8 должен умножаться на минимальный стандарт оплаты труда (15 999 тенге). Таким образом, в нефтегазовой отрасли работники не могли получать ниже 28 798 тенге. Средняя же зарплата нефтяника от 150 до 278 тысяч тенге (в зависимости от квалификации), что в пересчете составляет от тысячи до тысячи восьмисот долларов США. Это одна из самых высоких зарплат по стране.

Но вместо того чтобы популярно разъяснить нефтяникам, что они неправы, руководство компании уволило тех, кто принимал участие в забастовке. После этого характер митинга на площади принял затяжной характер. Нефтяники практически жили на ней полгода, требуя защиты своих прав. 2 августа в Жанаозене был найден убитым профсоюзный активист Жаксылык Турбаев. Убийство произошло после профсоюзного собрания, где Турбаев выступил инициатором переизбрания председателя профсоюзной организации, который, по мнению рабочих, проводил политику работодателя. 8 августа юриста профсоюза нефтедобывающей компании «Каражанбасмунай» Наталью Соколову, которая была одним из инициаторов забастовки, осудили на шесть лет заключения в колонии общего режима. Еще один из лидеров нефтяников Акжанат Аминов был осужден на два года условно. Все это привело к тому, что бастующие оказались на грани срыва — пожар мог полыхнуть в любой момент.

Он и полыхнул 16 декабря, в День независимости. Непонятно, зачем властям города потребовалось гнать на площадь, оккупированную митингующими, праздничную толпу с пенсионерами и детьми. Как будто беспорядки специально провоцировали. К тому же, как уверяют свидетели, на площади появились некие молодые люди в темных одеждах, с палками, камнями и бутылками с зажигательной смесью, которые и начали бучу, завязав потасовку с полицейскими. После этого в город были введены дополнительные силы и бронетранспортеры, а толпа, вырвавшись с площади, пошла громить все, что под руку подвернулось. Для начала разгромили и подожгли здание компании «ОзенМунайГаз». Затем к делу подключились мародеры, и начался грабеж банкоматов и магазинов. В результате погромов пострадали офисы Народного банка и филиал «Альянс-банка», 20 магазинов, 2 кафе, 2 ломбарда, городской акимат и акимат поселка Тенге, 2 опорных пункта полиции, гостиница «Ару-Ана», 3 частных дома. Сожжено и повреждено более 20 автомашин.

В субботу президент Казахстана Назарбаев ввел в Жанаозене режим ЧП. Но волны протеста уже перекинулись и в другие города. Помимо попыток остановить движение поездов на станции Шетпе митингующие вышли на площади Астаны и Алма-Аты с требованием разобраться в причинах жанаозенского побоища.

В воскресенье в Жанаозене были задержаны российские журналисты: спецкор газеты «Коммерсантъ» Владимир Соловьев, фотокорреспондент Василий Шапошников, а также корреспондент Ленты.ру Илья Азар. Ребят продержали в местном УВД четыре часа, после чего выпустили. Ситуацию «МК» прокомментировал Владимир Соловьев.

— Мы прилетели в Казахстан в 3 часа ночи и взяли такси в Жанаозен. К городу мы подъехали как раз к концу комендантского часа, поэтому на кордонах нас никто не задерживал. Сначала подъехали к больнице, куда уже стекались люди, шедшие проведать своих родных, которые пострадали во время разгона. Пообщались с ними и решили идти на площадь. Площадь была оцеплена, там было много полиции. Мы пытались найти главного, чтобы как-то «легализоваться». Но никто нам не мог ответить на вопрос, где найти их начальника. Только реагировали нервно, щелкали затворами, говорили, что в городе режим ЧП, ничего снимать нельзя. Тут мы увидели во дворе группку нефтяников, которых мы определили по ярким курткам. Они как раз собрались возле специально поставленной юрты, чтобы помянуть убитого во время разгона молодого парнишку. И тут же к нам подошли омоновцы во главе с начальником, которого мы до этого долго искали. Он нам повторил слова про ЧП и запрет съемки, после чего нас загрузили в автомобиль и отвезли в УВД.

— Говорилось о том, что у вас изъяли личные вещи. Что именно их интересовало?

— В отделении у нас отобрали все мобильники, диктофон, ноутбуки, флэшки и фотоаппарат. Их интересовала вся записывающая аппаратура. Но поскольку мы только приехали, ничего особенного они там не нашли. Зато у меня изъяли блокнот с записями. Там были телефоны тех людей, с которыми я встречался, и, боюсь, у них теперь будут проблемы.




Партнеры