Ковалева расстреляли за то, что он — не стукач

Реплика Елены Коротковой, редактора отдела СНГ

18 марта 2012 в 18:14, просмотров: 52728

18 марта днем к белорусскому посольству в Москве несли цветы и свечи. Такое случается, когда в стране, которой принадлежит посольство, происходит трагедия — катастрофа, массовая гибель людей, смерть известного человека... К представительству Белоруссии эти знаки скорби принесли в связи с расстрелом двух «террористов». Это, пожалуй, первый случай в истории, когда «справедливая кара» вызвала не меньший резонанс, чем само громкое злодеяние, в котором обвиняют преступников. А это значит, что власти Лукашенко не удалось убедить общество в том, что суд был правым.

Ковалева расстреляли за то, что он — не стукач
фото: Геннадий Черкасов

Я не знаю, виноват ли в содеянном Дмитрий Коновалов. В деле много нестыковок. Но на суде он молчал, признательные показания, где говорилось о том, что он задумал и хладнокровно осуществил ужасающий теракт в минском метро, подписал. О помиловании президента Лукашенко он не просил. А споры о том, является ли смертная казнь для террориста адекватным и необходимым наказанием, — из разряда вечных. Но вот Владислав Ковалев...

Как ни пыжилось белорусское правосудие, но в суде смогло доказать лишь одно: Влад, который давно проживал в Минске, согласился дать крышу земляку из Витебска на несколько дней, встретил его на вокзале и помог довезти его вещи до своей квартиры. Вина его состоит в том, что, выслушав застольные рассуждения Коновалова о том, что тот собирается взорвать метро, он принял их за пьяный бред и не побежал доносить об этом в милицию. Поэтому его признали виновным в «недоносительстве и пособничестве» (сумку от вокзала до дома поднес). И за это расстреляли.

По сути, Лукашенко, который и подписывал окончательный вердикт, поставил на одну доску хладнокровного убийцу и нерешительного паренька, который либо не поверил товарищу, либо счел для себя невозможным заявить на старинного приятеля в милицию. А если проще: он был лишен помилования и расстрелян за то, что отказался «стучать». Кто-то из экспертов отметил, что при тиране Сталине за «недонесение о готовящейся или совершенной измене родине» — самом страшном преступлении того времени — грозило от пяти до десяти лет с конфискацией всего имущества. При Лукашенко за отказ от стукачества можно получить пулю в затылок. Ковалева казнили в назидание прочим. Что по сравнению с этим пресловутые белорусские штрафы за «молчание на площадях». Теперь всем дали понять: за то, что знаешь, и молчишь — смертная казнь.

Но и говорить в Белоруссии опасно. В воскресенье из страны без объяснения причин не выпустили экс-председателя Верховного Совета Белоруссии Станислава Шушкевича, который ехал в Литву. До этого таким же образом из Белоруссии не дали выехать координатору гражданской кампании «За свободные выборы» Виктору Корнеенко, лидеру белорусских коммунистов Сергею Калякину, главе Объединенной гражданской партии Анатолию Лебедько, журналистам Андрею Дынько, Жанне Литвиной и Михаилу Янчуку. Все они ехали в сопредельные страны, чтобы попытаться рассказать о том, что творится в Белоруссии. Но коли уж режим пошел в разнос, то запугивание граждан и «железный занавес» — самые необходимые для него атрибуты.

Особое мнение

Иван Викторович Макушонок, главный редактор журнала "Союзное государство":


- Удивлён недовольством ряда СМИ приведением приговора в исполнение. Пишут: не рано ли? Родственники сотен раненных и погибших 11 апреля так не считают. Они ждали справедливого возмездия. Появившиеся спекуляции на эту тему не выдерживают критики. А скорбь по казнённым убийцам — кощунственна... Противники Лукашенко намеренно забывают о том , что следствие было открытым. К нему были привлечены международные силы. Вина казнённых не вызывает сомнения и доказана. И опровергать её могут лишь диванные дилетанты. Или несущие цветы к посольству Белоруссии сегодня станут оплакивать Чикатило завтра?

 



Партнеры