Канны превратились в “красную зону”

К саммиту “двадцатки” город перекрыли наглухо

3 ноября 2011 в 20:05, просмотров: 2544

Гигантские конфеты скульптора Лоранс Женкель, украшавшие набережную Канн еще летом, удачно вписались в концепцию открывшегося вчера саммита “Большой двадцатки”. “Обертка” скульптур из оргстекла изображала флаги стран-участниц. Особенно несъедобной, хоть и вызывающей аппетит, оказалась конфетка с флагом Греции. “Раскусить” ее пытались в буквальном смысле всем миром.

Канны превратились в “красную зону”
фото: Виктория Приходько

Несмотря на обилие конфет, французским полицейским... не хватило сладкого. Талоны на обед в окрестных кафе не включали десерт, что немало огорчало сладкоежек в форме. Опечаленные блюстители порядка внимательно изучали пропуска на «красную зону», в которую попала основная часть города, в том числе у местных жителей — из тех, что не смогли уехать подальше, пока саммитовская суматоха не окончится. Бейджи не требовали только у детей от 12 лет и младше. В вовсе «непроходную» территорию превратилась знаменитая набережная Круазетт — в отелях вдоль нее либо жили главы государств, приехавших на «двадцатку», либо проводились мероприятия саммита.

Перед открытием «Большой двадцатки» публика гадала, увидит ли Джулию, новорожденную дочь французского президента Николя Саркози, — по традициям саммитов главы государств приезжают на них с супругами. Но все ограничилось кадрами девочки в местных СМИ накануне. Зато после встречи с Саркози президент США Барак Обама пожелал новоиспеченному отцу, чтобы «Джулия была больше похожа на маму, чем на папу».

Впрочем, главной темой саммита стал все же не ребенок французского президента, а пресловутая «греческая конфета». Премьер-министр Греции Георгиос Папандреу приготовил неприятную начинку для своих коллег по еврозоне, заявив о референдуме о кредитной помощи ЕС.

Если до этого на саммите собирались обсуждать положение дел с мировыми финансами вообще и с европейскими в частности, то теперь говорили только о Греции. Поздно вечером «тандем Меркози» (как называют тут Саркози и канцлера Германии Ангелу Меркель), глава МВФ и руководство Евросоюза в экстренном порядке решали, что делать с намерением Греции выйти из еврозоны, а ленты пестрили паническими призывами греческого министра финансов Эвангелоса Венизелоса к своему начальнику отменить референдум. Упорство Папандреу даром не прошло: финансовую помощь Греции решили приостановить.

Автоматом приостановились все прочие разговоры о деньгах. Накануне саммита свои финансы в помощь Европе готовы были перевести страны, расположенные далеко от еврозоны. Правительство Австралии приготовилось выделить «дополнительные средства для создания резервного фонда для защиты еврозоны от дальнейших экономических потрясений». Непосредственно перед саммитом «двадцатки» собирались страны БРИКС. Немногим ранее ожидалось, что на встрече Дмитрия Медведева с лидерами Китая, Бразилии, Индии и Южной Африки будет также принято решение о выделении финпомощи еврозоне. Даже назывались суммы: $100 млрд. от Китая, $10 млрд. — от России. Пока эксперты рассуждали, стоят ли наши геополитические интересы десяти миллиардов, Медведев в ходе встречи со своим китайским коллегой Ху Цзиньтао заявил: «Мы обсуждали трудности, которые существуют в еврозоне, и необходимость выработки консолидированной позиции стран БРИКС». И ни слова о конкретных суммах.

Тем не менее «греческая конфета» выглядит аппетитно для основных игроков «двадцатки». «Развернуть» бело-голубой фантик выгодно «Меркози», Обаме и Медведеву — это возможность набрать очков на фоне выборного процесса в их странах. А Китаю — с геополитической точки зрения. Плюс, по некоторым данным, до трети китайских резервов хранится в евро.

Впрочем, по конфете может достаться каждому: эксперты уже придумали аббревиатуру для стран еврозоны, подошедших к критической отметке, — PIIGS (по первым буквам названий Португалии, Италии, Ирландии, Греции и Испании на английском языке).



Партнеры