В Инсбруке – о Сочи

В австрийском Инсбруке завершились первые юношеские Олимпийские зимние игры

24 января 2012 в 20:02, просмотров: 2513

Так получилось, что в первые дни этих соревнований мне довелось побывать в городе трех Олимпиад (как известно, в 1964-м и в 1976-м в столице Тироля проходили настоящие Белые олимпиады) — спортивные журналисты из 106 стран всех континентов собрались на юбилейный 75-й конгресс Международной ассоциации спортивной прессы.

В Инсбруке – о Сочи
фото: svobodanews.ru

Программа конгресса оказалась достаточно плотной, так что посмотреть удалось немного. Но и при этом оказался перед дилеммой: присоединить ли аккредитационную карточку юношеских Игр к десяти уже имеющимся в моей коллекции аналогичным документам со «взрослых» Игр, на которых пришлось работать, или все-таки не делать этого.

С одной стороны, в январском Инсбруке ничего не противоречило Олимпийской хартии и все олимпийские ритуалы были соблюдены — и священный огонь зажигался в древней Олимпии, и более 1000 участников соревнований и 500 официальных лиц из 70 стран жили в Олимпийской деревне, и все церемонии соблюдались, как и на настоящих Играх. Была у юношеских Игр и своя специфика: молодые атлеты, завершившие выступление, не уезжали домой, а становились участниками культурно-образовательной программы, являвшейся составной частью Игр. В частности, 33 больших мастера, в основном олимпийские чемпионы из разных стран, такие как Александр Попов, Стефан Ламбьель и Ю На Ким, встречались и проводили мастер-классы со своими юными последователями. В числе более тысячи освещавших соревнования журналистов было 15 юных репортеров из разных стран, которых МОК привез для работы на свои медиаредакции.

С другой же стороны, пришлось столкнуться с ситуациями, которые противоречат не только олимпийским идеалам, но просто здравому смыслу. Взять, к примеру, обстановку в главном пресс-центре (ГПЦ). При всем желании в небольшом подтрибунном помещении не смог насчитать 170 объявленных рабочих мест. А в день моего посещения ГПЦ не удалось встретить ни одного штатного работника пресс-центра, при этом несколько волонтеров далеко не юношеского, скорее пенсионного возраста не могли ответить ни на один из интересовавших меня элементарных вопросов, к примеру, будут ли проводиться послематчевые пресс-конференции хоккеистов или где взять протоколы завершившихся соревнований. А как расценивать тот факт, что все автобусы-шаттлы, четко курсировавшие между олимпийскими аренами, были сняты со своих маршрутов за несколько часов до церемонии открытия?

И все-таки несколько приятных воспоминаний от юношеских зимних Игр сохранятся. Очень понравился, скажем, самый первый матч 15-летних российских хоккеистов с их сверстниками из Канады. А еще получил огромное удовольствие от знакомства с очаровательным созданием по имени Катя Ткаченко. В стартовом протоколе соревнований по супергиганту юная россиянка значилась под первым номером из 45 участников. Представляю, как непросто было ученице выпускного класса 1440-й московской школы открывать олимпийские соревнования юных горнолыжников. В чем она и призналась позже — волнение помешало Кате проехать лучше. И все равно 14-е место следовало считать вполне достойным результатом. Но я нисколько не сомневался, что в следующих стартах она выступит лучше, о чем и написал.

И не ошибся! Уже назавтра в суперкомбинации Ткаченко заняла 9-е место, еще через день в гигантском слаломе, который считает своей коронной дисциплиной, финишировала 7-й и осталась недовольна результатом, наконец, в слаломе неожиданно даже для самой себя завоевала «бронзу», хотя после первой попытки отставала от лидеров. Так что настоятельно рекомендую запомнить эту фамилию: о Кате Ткаченко мы еще не раз услышим. Может быть, даже через два года в олимпийском Сочи, где юная москвичка мечтает выступить. Как и многие из стартовавших в Инсбруке.



Партнеры