О чем молчат политики в России

Мигранты нужны — иначе некому будет работать и нечем платить пенсии

30 января 2012 в 18:41, просмотров: 11686
О чем молчат политики в России
фото: Наталия Губернаторова

«Очищено от иностранцев!». Вот не такая уж и тайная мечта некоторых экстремистских группировок, борющихся за «Россию для русских».

На любой широте земного шара, когда общество переживает экономический, социальный и моральный кризис, неизменно поднимается волна расизма и ксенофобии. Россия, увы, не исключение, хотя мои университетские преподаватели часами повторяли, что она — многонациональная и многоконфессиональная страна. «Сотни народов живут там мирно», — говорили они.

И действительно, когда в конце 1980-х годов я впервые оказался в Питере, то не слишком удивился, увидев огромную мечеть недалеко от центра бывшей столицы империи. Гуляя по Дворцовой площади, я ощущал уникальность одного из самых могущественных государств в истории человечества; сложно было предположить, что разные народы веками жили вместе насильно. Следовательно, в ДНК России теоретически должны присутствовать антивирусы против расизма и ксенофобии...

Что это не так, я с грустью заметил на Невском проспекте уже в 1992 году, когда увидел людей, продающих «Майн кампф» и нацистскую публицистику. Как это возможно в городе, пережившем блокаду? На этот вопрос я, признаюсь, до сих пор не нашел ответа.

Расизм и ксенофобия — симптомы более тяжелых болезней. «Judenfrei!» — писали нацисты на картах во время Великой Отечественной войны после того, как убивали или депортировали всех местных евреев. Прошлым летом, незадолго до массового убийства невинных людей, норвежский психопат Андерс Брейвик распространял в Интернете книгу, в которой излагал свои мечты о Европе без мусульман и марксистов до 2083 года. Его главный враг — мультикультурализм, в деле построения которого в прошлом у России был неплохой опыт. И его, возможно, стоило бы освежить, чтобы избежать неприятных сюрпризов в будущем. Ведь именно в России идеи Брейвика приживаются сейчас как нигде.

Теперь позвольте задать несколько вопросов. Вот 43% респондентов опроса «Левада-Центра» поддерживают лозунг «Россия для русских». Но что этот лозунг значит? В стране, которая была огромной империей, сколько людей на самом деле могли быть чистокровными русскими? И каким должно быть отношение к нерусским?

В Италии последние 20 лет существует движение «Северная лига». Большинство ее членов — бывшие фашисты или праворадикалы. Уровень их образования — низкий. Сначала «Лига» выражала свою антипатию к южанам-итальянцам, потом и к иностранцам. Но в современных жителях Италии столько разных кровей, что трудно определить, откуда их настоящие корни. Видимо, и наши «лигисты», и эти 43 процента респондентов «Левада-Центра» просто боятся потерять свои привилегии (наверняка экономические) и свою идентичность.

Также мне было бы любопытно узнать у этих 43 процентов, от чего больше страдает национальная идентичность — от иностранцев или от реалий современной жизни? Мы живем в глобализованном мире, в котором компьютеры никогда не выключаются, как и телевизоры, которые часто демонстрируют нам другие культуры. Многие люди, включая миллионы россиян, ездят в разные страны — по любви, по туризму, по работе, по необходимости. Миграционные потоки активизировались еще в XVI веке, с открытием Америки. И с тех пор неуклонно расширяются. В 1960 году в мире эмигрировали 77 миллионов человек, в 2010 году — 214 миллионов. В 1960 году на нашей планете жили 3 миллиарда людей, в 2011 году — 7 миллиардов, в 2050 году нас будет 9,1 миллиарда. В XXI веке миграция и интеграция иностранцев являются одними из главных вызовов для человечества.

Вот вкратце объективные причины того, почему этими потоками нужно научиться управлять и не страдать от них. На вопрос, как это делать, нет универсального ответа. Каждое государство опирается на свой опыт и культуру. Роковой момент наступает тогда, когда приближаются выборы — и политики хотят использовать эту сложную проблему в своих интересах.

Недавно я с удивлением прочитал о предложениях по ужесточению миграционной политики в России. Общее распространенное мнение и оправдание этого таково: мы не хотим закончить, как Европа, мы защищаем нашу специфическую идентичность. Пожалуйста, нет проблем, каждый у себя дома хозяин. Однако вам только кажется, что орды варваров напали на Старый континент, как некогда гунны на беззащитную Римскую империю. Это совсем не так.

Я мог бы спросить у ваших политиков, что они думают о европейской «Программе Стокгольма», но не стану этого делать, потому что уверен: 99% из них просто ничего о ней не знают. Хотя за последние два года этот документ стал фундаментальным для всех членов ЕС в вопросах миграции, интеграции иностранцев, борьбы с ксенофобией и национализмом. Причина проста: одни страны, как Франция и Великобритания, имели богатый миграционный опыт из-за того, что у них были колонии. У других, как у Германии и Италии, этот опыт меньше. Вот и возникла необходимость выработать общий подход и установить единые правовые рамки. Короче говоря, в Европе эпоха чрезвычайных ситуаций с миграционными потоками закончилась.

Стратегическая цель «Программы Стокгольма» — построение открытой, безопасной Европы. Среди прочих важных моментов в эту программу заложены: упрощение легализации нелегалов, чтобы они не попадали в сети криминалитета; солидарность стран — членов ЕС в деле интеграции мигрантов; подписание договоров с третьими странами (теми, откуда эти люди приехали). Этот документ сейчас — часть внешней политики ЕС.

Вы спросите: а что-то изменилось на практике? Многое. Мигрантов вытаскивают из нелегальности. Например, в Италии и официальные мигранты, и даже нелегалы отправляют своих детей учиться в государственные школы, где для них работает специализированный персонал. Они получают медицинское обслуживание, даже не предъявляя документов, изучают язык на курсах. Естественно, все это бесплатно. В наиболее сложных ситуациях общественные организации кормят мигрантов и помогают им найти работу.

«Различие является одним из источников богатства ЕС», — говорится в «Программе Стокгольма», которую нам предстоит реализовать до 2014 года. Точно так же, как финансовые механизмы, нынешняя Европа строит свою идентичность не на концепции нации, а на общих ценностях — демократия, свобода, право, солидарность и т.д.

Когда недавно парламент в Будапеште принял решения, попахивающие национализмом, венгерского премьера Виктора Орбана срочно вызвали в Брюсcель, а потом в Страсбург, где евродепутаты обошлись с ним как строгий преподаватель с нерадивым учеником.

А теперь скажу о том, о чем ваши политики почему-то говорят неохотно.

Если Европа стареет, то уж Россия по сравнению с ней — просто исчезает. Вот данные, представленные в исследовании ООН. В 2011 году ваша страна имела 88,6 миллиона трудоспособных граждан, к 2025 году их будет 77,1 миллиона. При столь драматическом демографическом кризисе до 2050 года Россия будет нуждаться в 24,9 миллиона людей, чтобы просто сохранить нынешнее количество жителей, и в 35,8 миллиона мигрантов, чтобы сохранить сегодняшнюю производительную мощь.

Мигранты решают в России те задачи, которые ее коренные жители давно уже не хотят решать. Если я неправ, то покажите мне, пожалуйста, москвичей, которые, к примеру, работали бы за 10 тысяч рублей в коммунальном хозяйстве. Или мечтали бы занять вакантное место за кассой супермаркета.

Для нормально функционирующего государства между иностранными и местными работниками нет никакой разницы. Главное, чтобы все работали легально при цивилизованных законах и платили налоги. На Западе уже давно не скрывают от своих граждан тот факт, что без денег, поступающих в бюджет в качестве налогов от мигрантов, невозможно будет сохранить текущую пенсионную систему. А в России кто-то уже забыл, в какой ситуации находится ваша пенсионная система? Ну, тогда вам скоро напомнят — к примеру, повышением пенсионного возраста или другими непопулярными мерами.

Далее. Почему в России такое нехорошее отношение к мигрантам, большинство которых является бывшими собратьями по СССР? Если они плохо говорят по-русски, то виноваты в этом не они, а ваша власть, которая в течение минувших 20 лет не защитила русский язык в своей «сфере влияния» — ближнем зарубежье.

У меня нет никаких просьб к политикам. Но есть одна просьба к вам, уважаемые читатели: не верьте сказкам, рассказанным во время предвыборной кампании. И имейте в виду, что после выборов, когда праздник закончится, вам непременно выставят счет.




Партнеры