Проедая будущее

Послесловие к “восьмерке”

15 июля 2005 в 00:00, просмотров: 793

“G8” — “Большая восьмерка” — наверное, самая удивительная организация в мире. У нее нет бюрократического аппарата, собственного бюджета, оформленного статуса. Просто лидеры стран, считающих себя передовыми, собираются раз в год, чтобы обсудить дела в мировом масштабе. Чтобы взять ответственность за все человечество и с высоты своей мощи и своего глобального понимания проблем сделать его будущее лучшим. Только на последней встрече в Шотландии “G8” приняла отдельные заявления по Афганистану, Судану, Ближнему Востоку, по безопасности полетов, мировой торговле (включая ось “Юг-Юг”, к которой ни одна страна “восьмерки” не относится)... Такое желание ускорить строительство “нового храма” демонстрировали разве вольные каменщики, но в гораздо меньшем масштабе.


Собрание клуба “Большой восьмерки” так же напоминает масонскую ложу, как любое собрание, чьей целью является общее благо. Но самое интересное даже не в этом. Дело в том, что “G8” сама меняется на глазах. Начавшись как маленький экономический междусобойчик американцев и западноевропейцев, она превратилась в самое престижное собрание в мире, в огромное шоу, которое на самом деле длится не два дня, а круглый год. В некий рубеж, где мировая элита не только оценивает сделанное и выверяет планы на будущее, но присматривается сама к себе: какой она стала теперь? Какие изменения произошли в ней самой? И увеличившаяся скорость изменений “восьмерки” просто показывает огромную скорость перемен в этих самых передовых странах.

Несмотря на то что Россия окончательно закрепилась в этом клубе, на фоне новой реальности она все равно кажется немного “не своей”. И вовсе не потому, что наша экономика меньше, а Вооруженные силы — не в лучшем состоянии. Речь идет о более тонких, но более важных различиях.

Наши отличия очень мало заметны, когда речь идет о негативе — например борьбе с терроризмом. Но когда говорим о позитиве, о проблемах, которые надо решать, все меняется. Оказывается, мы просто не доросли до современного уровня ответственности. Какая, к черту, помощь Африке, если нам самим плохо? Какое потепление климата, если “Сибнефть” надо пристроить в хорошие руки?..

Мы пытаемся прикидываться, что это нас всех очень волнует, что мы в теме, что работаем в этом направлении. Пытаемся сойти за своих. Но на самом деле это вовсе не так. Это всерьез не волнует граждан, а потому не может всерьез волновать политиков. Даже на рок-концерте в поддержку Африки, который состоялся в Москве перед началом “восьмерки”, почти не было народу. А ведь он был заботливо организован, чтобы доказать: Россия абсолютно находится в современном мировом контексте. По факту выяснилось: не доросли пока.

Зато по Великобритании подобные концерты собрали сотни тысяч человек. В Эдинбурге в день начала саммита более 50 тысяч человек в молчании щелкали пальцами каждые три секунды, символизируя промежуток времени, через который, по статистике, на Черном континенте умирает ребенок.

Да что там рок-концерт. Производители шоколада пишут теперь на этикетках, что их фирма справедливо торгует с африканскими странами и платит справедливую цену за какао-бобы. Также рекламное заявление лучше рок-концертов доказывает: британцев действительно волнует ситуация, сложившаяся за тысячи миль от их дома.

Мы не только по экономической мощи не соответствуем мировым державам, мы не только по-другому смотрим на то, как должно быть устроено государство и общество. Мы ментально другие. Ведь когда мы рассуждаем о проблемах американцев и европейцев, то честно хотим повторить за героем “Брата-2”: “Thank you very match! Вот уроды!”

Нас объективно многое не устраивает в жизни стран-партнеров по “восьмерке”. Немало из их ежедневной рутины нам кажется просто идиотизмом. В принципе мы можем оставаться такими, какими мы были и во многом есть сейчас. Но мир так хитро устроен, что тогда надо забыть о новых технологиях, вызовах XXI века и прочей лабуде. Тут не бывает — мухи отдельно, котлеты отдельно. Если нация не способна измениться, то она и не создаст ничего нового. Хотим оставаться как есть, тогда так и будем продавать нефть, плавить алюминий и, как вершина всего, — запускать корабли “Союз”. То есть делать то, что у нас уже хорошо получалось в прежнюю эпоху.

Если же хочешь шагнуть дальше, надо меняться. Наверняка этого мучительного роста над собой в свое время не хотели ни американцы, ни англичане, ни тем более немцы с японцами. Но их элита, их правящий класс заставлял народы двигаться вперед. Одна эпопея борьбы за гражданские права в США чего стоит. И страшно им было очень, и колотило их сильно, и проблем до сих пор много, но страна заработала свой пропуск в будущее. Потому что новая экономика была создана уже во многом новыми людьми.

При Борисе Ельцине, при всех ясных минусах того времени и той элиты, политическое руководство пыталось двигать страну, менять ее к лучшему. Именно тогда, кстати, нас приняли в “восьмерку”, авансом поверив, будто мы положим в основу нового государства демократию, свободу слова, разделение властей и независимость суда с неприкосновенностью частной собственности. Мы остановились на полпути, и нынешняя элита только и хочет заниматься переделом в этом недостроенном состоянии. Она стремится продлить нынешний момент как можно дольше. Никаких волнений, продвижений, серьезных решений. Все должно оставаться как и есть.

Один из последних римских императоров — православный, кстати, — Гонорий много лет своего царствования потратил на борьбу со штанами. Империя рушилась, вандалы и остготы гуляли по Апеннинам, ему самому пришлось бежать из Вечного города. Но все ему казалось ерундой по сравнению с тем, что римляне меняли первородные тоги на варварские штаны. Под борьбу со штанами назначали министров, казнили полководцев и политиков, которые пытались хоть что-то спасти. Рим заплатил Аттиле за гордость Гонория страшную цену, а штаны все равно победили.

Есть математический принцип: находясь внутри системы, нельзя ее оценить. Постоянно пребывая в России, трудно осмыслить, насколько ей нужны перемены, чтобы просто сохраниться. Насколько ей нужны не только воля, но ясные цели и широкий кругозор политического руководства. Насколько бессмысленны косметические увертки и тихое злорадство: “Посмотрите, у этих умников то же самое”. Но на последней “восьмерке” — весьма неудачной во всех отношениях — вдруг стало как-то ясно: у них все-таки не то же самое, а мы в своем прагматизме и нелепой гордыне теряем темп. Успеть в будущее — это нужно только нам. Остальные проживут и без России.




Партнеры