Правительство не сносило главы!

Передача власти началась.

12 сентября 2007 в 15:48, просмотров: 892

Если все время кричать: “Волки! Волки!”, то… Дальше все знают. Впрочем, весь смысл сказка приобретает, если волки когда-нибудь появятся.

Правительство Фрадкова столько раз отправляли в отставку, что поверить, будто это все-таки случилось, почти невозможно. Очередные слухи о том, что отставка обязательно произойдет 15 сентября или сразу после, распространялись по Москве последние недели три, как пожар в джунглях. Ходили слухи, что в конце августа президент дал Михаилу Ефимовичу месяц-полтора. Правда, сотрудники Белого дома так давно ждали свистка на замену, что уже практически были не в силах бояться.

Теперь уже бояться нет смысла — кабинет до выборов не дожил. Михаил Фрадков официально попросил отставку. Скорее всего, к вечеру среды, уже после подписания номера, спикер Госдумы Борис Грызлов объявит имя нового премьер-министра. Судя по тому, что это, по данным “МК”, будет доверено лидеру “Единой России”, это будет обставлено как предложение правящей партии.

Но все-таки возникает резонный вопрос: Путин, несмотря на множество провалов, дал работать министрам почти четыре года. Почему не дать еще немного — хотя бы до парламентских выборов? Даже если исходить из того, что ВВП хочет оставить преемнику свое правительство, то тут полтора-два месяца ничего не решают. Новая Дума утвердит новый кабинет. Если “Единая Россия” наберет абсолютное большинство, то сможет объявить его особо партийно-неприкосновенным (просто партийным все-таки вряд ли). И дело в шляпе. Дополнительный рычаг на следующего президента готов. Ему придется работать с людьми, которых по тем или иным соображениям утвердил его предшественник. Плюс и подступиться к ним нельзя прежде, чем переключив на себя правящую партию.

В чем же может быть расчет чуть ускорить события? Самый очевидный ответ — утвержденный сразу двумя парламентами премьер и его министры все-таки будут выглядеть покрепче, поувереннее. Причем если назначать премьера в конце декабря, то сразу придется обозначать и кандидатуру будущего президента, которую хочет поддержать Путин. Если же сделать это в октябре, то игру в “угадай преемника” можно продолжить. Кто-то будет уверен, что новый премьер и будет следующим государем.

А кто-то — нет. Конкуренция выйдет на новый виток. Значение ВВП не упадет ни на секунду. Более того, возможные кадровые ошибки можно будет исправить через два месяца.

Есть еще один фактор. Назначать следующему президенту правительство, с которым тому придется работать, не до конца этично. Аргумент, что к выборам в марте и инаугурации в мае вновь назначенные министры уже раскачаются и войдут в штатный режим работы, а значит, не будет потеряно время, конечно, отчасти справедливый. Но все-таки, меняя правительство, в декабре Путину придется обсуждать вопросы кабинета с уже выбранным преемником. Если он поменяет Совмин в октябре, то в декабре такое обсуждение во многом будет носить лишь формальный характер.

При “двухступенчатой” схеме формирования кабинета министров, который становится одним из механизмов сохранения путинской эпохи после Путина, ключевую роль будет играть фигура премьер-министра. С огромной вероятностью этому человеку уже не стать президентом. Ведь он нужен и как дополнительная опора государства, в котором ВВП по факту перестал быть президентом и премьером. И как рычаг на нового хозяина Кремля, чтобы тот и не думал сбиться с курса. То есть он нужен как ограничитель для того, кто станет преемником.

 И правда, утвержденный двумя Думами, поддержанный правящей партией, премьер превращается из главного хозяйственника (“деловика”, как говорит Путин) в почти политическую фигуру. Особенно если новый глава государства будет психологически склонен играть “по договоренностям”, а не как выгодно было бы ему лично. Хотя все же, все же, все же…

Имея столько разных возможностей, президент все равно круче.

Кто же может возглавить правительство уже сейчас? Когда номер выйдет в свет, скорее всего, читатели будут знать больше, чем журналист в момент написания статьи. Прогнозы — дело неблагодарное. Обращает внимание, что “Единая Россия”, по сообщениям прессы, уже напечатала плакаты с фотографией Сергея Иванова. Учитывая, что Сергей Борисович не вошел в первую тройку федерального списка “ЕР”, это довольно неожиданно. По сути, это означает, что лидеры “ЕР” уверены: по крайней мере на время предвыборной парламентской гонки Иванов будет иметь преимущество перед другими кандидатами в преемники. Но электоральный выбор в России очень зависит от формального статуса — это подтвердит любой социолог. За большого начальника охотно голосуют.

Также интересно и то, что Сергей Борисович в последнее время посещает все госсоветы. А губернаторы у нас сознательно переведены именно в “деловиков”. Более того, он знакомится с отраслями, которые напрямую к его ведению вроде бы не относятся. Например, рыбоводство — это уж точно не нанотехнологии и не “ГЛОНАС”. Означает ли это, что Иванова тренируют именно как хозяйственного руководителя, знает один Путин. Как только он и может планировать, чем все закончится к январю. Пока же Владимир Владимирович вместе с другим первым вице-премьером — Дмитрием Медведевым отправился в Чувашию и Белгород смотреть, как осуществляют приоритетные национальные проекты. В четверг в Белгороде он даже будет проводить совет по нацпроектам. На нем он может подробно объяснить свою позицию по смене кабинета министров и о том, кто должен прийти на смену Фрадкову.

Однако мы можем быть уверены: идеально устраивающего его преемника у Путина нет. Значит, Владимиру Владимировичу все равно придется рисковать и идти на компромиссы с реальностью. Как он себе представляет конструкцию “будущий президент — будущий премьер”, кто из них должен быть жестче, кто амбициознее, кто содержательнее, Путин еще не объяснял. Да, скорее всего, подробно и не объяснит. Когда ответственность так велика, то всегда хочется оставить возможность поменять порядок ходов.



Партнеры