Дети-будущее России

Сергей Миронов: “Мы можем жить лучше!”

29 ноября 2007 в 14:01, просмотров: 360

Сейчас, когда слова “коммунизм” и “социализм” во властных структурах стали едва ли не ругательными, третий по должности человек в государстве — председатель Совета Федерации Сергей Миронов заявляет, что считает курс на “достройку капитализма” ошибочным, и настаивает на том, что в России следует строить социализм. На вопросы о том, возможен ли социализм в России, могут ли россияне жить лучше, чем в Европе и Америке, а также в чем, по его мнению, заключается национальная идея России, ответил сам Сергей Михайлович Миронов.

— Сергей Михайлович, о национальной идее сейчас чего только не говорят и как только ее не формулируют. А в чем, по-вашему, должна заключаться национальная идея?

— Я бы сформулировал ее предельно просто: граждан России должно быть как минимум в два раза больше, чем сейчас.

— А это разве просто?

— Это просто сформулировать. А вот реализовать — совсем непросто. И тем не менее национальная идея должна основываться на самых главных, фундаментальных ценностях. А что является самым ценным для каждого человека? Для каждого нормального человека семья и дети являются основным стимулом самореализации и подлинным источником радости и счастья. Поэтому государству следует постоянно наращивать прямую материальную поддержку семей с детьми, увеличивать детские и родительские пособия. Надо создавать благоприятные условия для рождения и воспитания детей работающим женщинам.

— Но ведь государство и так делает в последнее время немало.

— Делает. Но этого недостаточно. Люди живут бедно, а рождение ребенка повышает расходы семьи в два раза.

Размер пособий на ребенка просто унизительно мал. Нужно ввести “родительскую зарплату”, надбавки к пенсиям многодетных родителей, реализовывать специальные программы поддержки многодетных семей. Молодая семья должна получать беспроцентный кредит на жилье, который государство будет погашать по мере рождения детей.

Нам нужно кардинально повысить государственные инвестиции в образование, здравоохранение, культуру, жилищное строительство. Всем детям должны быть гарантированы хорошее образование и профессиональная карьера, интересная работа, нормальные жилищные условия. Для семейного благополучия и увеличения рождаемости недостаточно призывов и материальных стимулов.

Я считаю, что первейшей задачей власти является обеспечение в России социальных прав детей. У нас огромные масштабы и семейного, и внесемейного насилия против детей. Беспризорники лишены жилья, медицинской помощи и не получают образования. Я продолжаю настаивать на необходимости введения института, уполномоченного по правам ребенка России.

Необходимо сформировать эффективную законодательную базу федерального и регионального уровней в этой сфере. Думаю, что следует разработать базовый федеральный закон о семейном устройстве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В нем можно было бы комплексно рассмотреть организационные, институциональные, финансовые вопросы профилактики социального сиротства, а также усыновления, в том числе международного, опеки, попечительства, приемных и патронатных семей. Важно, чтобы для усыновителей, опекунов, приемных и патронатных семей были законодательно определены федеральные гарантии постоянной государственной поддержки. Считаю также необходимым узаконить существование в России детских домов семейного типа, которыми уже давно занимается Российский детский фонд. Мы сегодня расходуем много средств на интернатные учреждения для детей. Эти средства следует передать в замещающие семьи. Не надо бояться закрытия интернатов. Нельзя экономить на детях!

С моей точки зрения, законопроект о “материнском капитале” в его нынешнем виде требует добавления. Я думаю, что надо предусмотреть четвертое направление расходования средств “материнского капитала” — на лечение детей. Самое дорогое для каждой матери — здоровье и жизнь ее ребенка. Поэтому родители должны иметь возможность из средств “материнского капитала” оплатить лечение своего ребенка, в случае если диагностировано серьезное заболевание и требуется дорогостоящее лечение.

Я бы предложил Фонду будущих поколений такую программу: например, принимается закон, по которому на имя любого родившегося ребенка — не важно, первого, второго или пятого — открывается счет на, допустим, 300 тысяч рублей. Но выдаются деньги только по достижении 18 лет. То есть 18 лет они остаются в экономике, “работают”, за счет этих средств кредитуют заводы, фабрики, все что угодно, а на счет еще и проценты начисляются. 18 исполнилось — можешь получать. Но при двух условиях. Во-первых, чтобы 11 классов были закончены. Это уже задача родителей — ребенок не по подворотням должен бегать, не клей по подвалам нюхать, а учиться. Во-вторых, полное законопослушание, гражданское самосознание. Чтобы не было приводов в милицию, не говоря уж о судимости. Если родители хорошо сына или дочь воспитали, то они скорее всего эти деньги домой принесут и скажут: “Мама, папа, давайте решать, на что мы их потратим”. А мама с папой скорее всего скажут: “Поступай в институт”.

— Благополучие, конечно, важный фактор. Но мировой опыт свидетельствует, что чем благополучнее общество, тем, как правило, ниже рождаемость…

— Согласен. Даже создав идеальные материальные условия, мы не переломим кардинально демографическую ситуацию. Серьезнейшим фактором является отношение в обществе к материнству и традиционным семейным ценностям. Если же у нас нет понимания важности работы по повышению престижа материнства, семьи, многодетных семей, то мы не решим демографическую проблему. Когда мы видим, какая навязывается россиянам модель поведения через СМИ, телевидение, прежде всего — через рекламу, фильмы и ток-шоу, то понимаем, что все это не соответствует исконным русским традициям и противоречит линии государства на создание и укрепление российской семьи. Женщина, которая родила несколько детей и занимается их воспитанием, заслуживает всяческого уважения со стороны общества, государственной поддержки. Ее материнский подвиг должен быть отмечен государством, как это было в советские времена, когда вручался орден “Мать-героиня”.

— Семья — ценность действительно фундаментальная. А у вас самого как с этой фундаментальной ценностью? Удается пообщаться с детьми, внуками?

— Если честно, то пообщаться нормально не очень-то удается — все время съедает работа. У меня дочь в Питере, сын в Москве, и у него тоже своя семья и трое детей — моих внуков. Общаюсь я с ними часто. Но по телефону. А вот повидаться получается раз в два-три месяца. Родные чаще видят меня по телевизору, чем рядом. Моя дочь даже говорит, что я отец “по телевизору”. Но мои дети знают, что бате можно позвонить в любое время дня и ночи и всегда попросить совета или помощи. Я чувствую, что ни дочка, ни сын не сердятся и все понимают. Зато когда мы встречаемся, наговариваемся вдоволь. И я очень рад, что мои дети могут поговорить со мной о чем угодно: любые проблемы и сокровенные вопросы мы всегда обсудим. Родная кровь — это дорогого стоит.

— Ваши заявления о том, что в России нужно строить социализм, многие воспринимают с недоумением. И это понятно — ведь строили уже, ничего хорошего из этого не вышло. Зачем повторять старые ошибки?

— А я и не призываю их повторять. В мире было два типа социализма. Первый — советского типа, второй — западноевропейского, но оба оказались нежизнеспособными. Поэтому, учитывая то, что идея социальной справедливости по-прежнему востребована в российском обществе, я выступаю за новый социализм. Россия должна учесть в полной мере собственный исторический опыт и придать новый смысл именно российской социалистической идее. Нужно сделать ее созвучной задачам XXI века, духовной традиции нашего народа, его культуре. Выбор социалистической перспективы, по моему глубокому убеждению, — единственный шанс преодолеть вопиющее социальное неравенство, снизить издержки на пути в будущее и выйти на самостоятельный путь развития.

Я и возглавляемая мною партия “Справедливая Россия”, выступаю за социально ориентированную экономику, разнообразие форм собственности, эффективное государственное регулирование рыночного хозяйства, сильную государственную власть, работающую под жестким демократическим контролем общества, основанного на политической стабильности и национальной культуре, открытой состязательности идей в публичной политике.

Социалистический выбор для России XXI века — это реализация жизненных интересов большинства населения, справедливое распределение доходов, защита людей от бедности и произвола властей, базовые социальные гарантии и достойные пенсии, доступные системы образования и здравоохранения.

Я готов внести целую программу мероприятий, которые уже сегодня, а не в отдаленном светлом будущем, помогут сделать жизнь России и каждого ее гражданина лучше.

— И вы считаете, что уже сейчас можно сделать жизнь россиян лучше?

— Не только считаю, но и знаю, как это сделать. Самая нужная нашей стране реформа — это реформа доходов, будь то заработная плата, пенсия или социальные выплаты. Борьба с бедностью — ключевая проблема сегодняшней политической жизни России. Нигде, ни в одной цивилизованной стране мира нет нищих среди врачей, учителей, среди работающих в промышленности и сельском хозяйстве. Сегодня россиянам в любой сфере — как бюджетной, так и внебюджетной — недоплачивают примерно в три раза. Эта оценка опирается на очень простую арифметику. Доля заработной платы в структуре валового продукта в России — 22 процента.

Если мы возьмем любую страну с развитой экономикой, мы увидим, что эта доля составляет от 60 до 80 процентов. Даже если 60 процентов разделить на 22 процента, получится, что нам всем недоплачивают примерно в три раза. Академик Львов сделал в свое время очень любопытные расчеты, пересчитав объемы выпускаемой продукции на один доллар зарплаты. Так вот по этому показателю наш работник в несколько раз превосходит и американцев, и европейцев. Так что работать россияне умеют, другое дело — у них нет для этого нормальных условий.

Сейчас государство сквозь пальцы смотрит на уровень эксплуатации наемного труда. Труд российского человека стал одним из самых дешевых в мире, его эксплуатация служит источником огромных сверхприбылей.

В ответ люди не платят налоги, соглашаются на “серую” и “черную” оплату труда. Существенно падает производительность труда, которая напрямую зависит от условий, в которых находятся трудящиеся. Достаточно ли средств у работника, чтобы полноценно питаться, восстанавливать силы и здоровье, иметь нормальное жилье? Есть ли возможность повышать квалификацию? По всем параметрам наши люди в худших условиях. Мы живем не в советскую эпоху, когда можно было говорить, что мы плохо живем, потому что плохо работаем. Сейчас люди работают так, как им платят.

Европейские страны долго шли к пониманию важности высокой доли оплаты труда для стабильности общества, сбалансированности спроса и предложения. Шли через социальные катаклизмы, через экономические кризисы, через страх получить нечто вроде нашей Октябрьской революции. Но неужели надо повторять тот же путь? Опыт наш говорит: самые перспективные инвестиции — в человека. В интеллект, в профессионализм, в образование, в нормальные условия жизни. Тогда и отдача от людей будет совершенно другая.

Нужно принимать соответствующие законы и утверждать в обществе понятные людям, справедливые трудовые отношения. Сейчас популярен тезис о том, что заработная плата у нас растет быстро, а производительность труда — медленно. Но на самом деле производительность труда у нас медленно растет потому, что людям недоплачивают. Есть такое понятие — человеческий капитал. Деньги, может, и вовремя платят, но некоторые просто не успевают физически восстановиться после работы, нет должного питания, нет нормальных, человеческих условий жизни. И все это сказывается на отношении к труду. В развитых странах давно поняли, что самое перспективное направление развития — это человек, его образование, создание нормальных условий жизни. Тогда и отдача от людей совершенно другая. У нас пока такого понимания нет. Только в нашей стране есть работающие бедные, нигде, даже в третьем мире, этого нет. Если человек работает, он по определению не должен быть бедным. А деньги, повторяю, в стране есть.

Мы говорим о принципиальном изменении правил игры во взаимоотношениях труда и капитала. Мы бьем тревогу, что между бедными и богатыми пропасть и это опасно для общества. Предлагаем неотложно и решительно заняться устранением дисбалансов. В том числе через механизмы распределения общественных благ.

— И как вы предлагаете изменить этот дисбаланс? Опять все отнять и поделить?

— Если кто и ратует за “раскулачивание” богатых, то не я и возглавляемая мною “Справедливая Россия”. Но то, что сегодня чрезмерно большая доля национального дохода изымается из экономики и тратится не на инвестиции, а на дорогостоящие удовольствия кучки миллиардеров, прожигается на заграничных курортах, в игорных домах, на различных тусовках, — это ненормально и аморально. Я считаю, что эту долю национального достояния нужно перераспределить в пользу людей труда с помощью цивилизованных, рыночных, опробованных в других странах методов: прогрессивная шкала подоходного налога, налог на предметы роскоши, более справедливый механизм учета природной ренты и т.п. Пора наконец перейти к используемой во многих странах почасовой оплате труда, а также принять гарантированные социальные стандарты потребления.

Нелишне напомнить, что и МРОТ, и нынешний прожиточный минимум — это порождение гайдаровской шоковой терапии, когда инфляция доходила до 1600 процентов. Они вводились как временная мера, чтобы обозначить ориентиры физиологического выживания человека. Сегодня ситуация принципиально иная. Поэтому я считаю, что этот инструментарий пора отбросить, как страшный сон. Я предлагаю ввести почасовую систему оплаты труда, предусмотрев региональную дифференциацию и повышающие коэффициенты в зависимости от режима работы, квалификации работников и т.д. Такая схема сразу повысит прозрачность, в разы увеличит легальные доходы населения.

Еще одно предложение — сделать основой экономических расчетов не убогий и нечестный “прожиточный минимум”, на который в действительности прожить невозможно, а социальный стандарт потребления, куда включены расходы на оплату услуг ЖКХ, образование, лечение, отдых, питание и т.д. Полагаю, что и расходы на приобретение жилья тоже непременно должны войти сюда, ибо право на жилье каждому россиянину гарантирует Конституция.

— Ваша партия называется “Справедливая Россия”, вы уже не раз упомянули о социальной справедливости. А что вы вкладываете в это понятие?

— Справедливость — это вовсе не примитивное представление вроде “всем все поровну”. Понятие справедливости, на мой взгляд, заложено в человеке от бога — изначально, с самого рождения. Это глубинное чувство, которое присуще душе каждого. Не случайно же любой человек, даже закоренелый преступник, в душе, для себя сразу же, не задумываясь, может дать оценку любому событию, действию, поступку других людей — справедливо это или нет. Я думаю, справедливость — то же самое, что и совесть. Жить по совести, по правде, соблюдая права других людей, — вот это и есть справедливость. Не случайно ведь все эти слова от одного корня. В свое время мы очень много говорили об этом с удивительным человеком — Дмитрием Сергеевичем Лихачевым. Я до сих пор храню тот листочек в клеточку, на котором Дмитрий Сергеевич написал заявление о том, что на выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга согласен стать моим доверенным лицом. Я в ту пору бывал у него в гостях. Мы о многом переговорили откровенно, мысли у нас были созвучные. Дмитрий Сергеевич всегда говорил, что справедливость важнее всего. И сам был эталоном совести. В то время на выборах в Петербурге моими соперниками использовались самые “черные” технологии, самую гнусную ложь и грязь на меня лили. А одного имени Дмитрия Сергеевича хватило, чтобы люди тогда пришли и проголосовали за меня. Я очень благодарен судьбе, что она свела меня с эти великим человеком. И очень хочу, чтобы его мечты о возрождении нравственности в России сбылись. Это мой моральный долг перед ним. Я считаю его своим учителем. Все у нас получится — я верю в русский народ. Мы будем жить по справедливости.

— Человечество на протяжении всей своей истории пыталось жить по справедливости. И в нашей стране за нее испокон веков боролись. И декабристы, и Разин, и Пугачев, и Ленин. А результаты — увы. На деле ни равенства, ни справедливости так и не достигли. В России сейчас миллионы людей, которые считают себя несправедливо обиженными и обманутыми. Неравенство просто вопиющее.

— Равенство должно быть перед законом — вне зависимости от чинов и богатства. Конечно, все люди отличаются друг от друга — и изначальными социальными условиями, в которых они живут, и личными талантами и способностями. И справедливость, как я уже говорил, отнюдь не в том, что все у всех должно быть одинаково.

Справедливость в том, что каждый должен получать и, соответственно, жить в зависимости от своего труда и способностей, но базовые социальные блага — образование, здравоохранение, возможность отдохнуть, доступ к культурным ценностям — всем без исключения должны быть гарантированы в равной степени. Не должно быть нищеты. Это недопустимо, что больше половины населения России живет в бедности и даже нищете. Целых четыре миллиона граждан, по данным социологов, махнули на себя рукой и даже не пытаются подняться с социального дна — это ужасный результат дикого вхождения в капитализм. Государство должно стать социальным, способным защитить каждого члена общества.

— Сейчас много разговоров о том, что народные деньги прячут от россиян в Стабилизационном фонде. У вас есть предложения по его использованию?

— Надо вкладывать государственные деньги в развитие и инновации. А не надеяться только на частные инвестиции. Развитие инфраструктуры, высокотехнологичных производств, энергетики, ВПК за счет бюджетных средств создаст для частных вложений капитала куда больше стимулов, чем все, что было сделано для их привлечения до сих пор. Надо еще решительней создавать госкорпорации там, куда по тем или иным причинам не идет частный бизнес. А не слушать убаюкивающие россказни либеральных доброхотов о преимуществах частных инвестиций над государственными.

Расходование Стабфонда должно приблизить нас к стандартам социального государства. Нам не нужен прожиточный минимум, на который нельзя прожить. Нам нужны социальные стандарты потребления, куда включены расходы не только на питание и предметы первой необходимости, но и на содержание жилья, лечение, образование и т.д. Игнорирование насущных проблем населения представляет собой куда большую угрозу.

— Одной из таких насущных проблем в России является жилищная. У вас есть идеи по ее решению?

— Вы знаете, что главная ставка в решении жилищного вопроса сделана на ипотечное кредитование. Однако, учитывая средний процент по ипотечному кредиту, который сегодня для Российской Федерации составляет 12 процентов, и некоторые другие аспекты самого алгоритма ипотеки (когда нужно вносить первый взнос примерно в размере 30 процентов от стоимости, срочность возврата кредита и многие другие аспекты), ипотека сегодня доступна не более чем 5—7 процентам россиян.

Я считаю, что проблему большинства россиян нужно решать государству. Выход я вижу в строительстве за государственные деньги домов, квартиры в которых будут сдаваться от имени государства в социальный наем. Цена аренды должны быть, с моей точки зрения, в разы меньше, чем сейчас рыночная цена, когда вы или кто-то из граждан снимает квартиру у частников. И это тоже абсолютно реально, потому что эти дома будут находиться, как я уже сказал, в государственной собственности. Соответственно, эксплуатация таких домов — тоже задача государства. Значит, возможны различные льготы по тарифам на жилищно-коммунальные услуги.

На самом деле все новое — это хорошо забытое старое. Я говорю о модели, которая существовала в нашей стране до 1991 года, когда все городские жители жили в государственных квартирах. Платили мы тогда умеренную квартирную плату, как вы помните. Пусть будет частная собственность на квартиры, рынок жилья, но должна быть и возможность получить социальную квартиру.

Для реализации этого проекта предлагаю создать государственную строительную корпорацию, которая бы имела филиалы во всех субъектах Российской Федерации. Кстати, для строительства олимпийских объектов будет создаваться олимпийская государственная корпорация. Рыночная эйфория, к счастью, окончилась. Есть много такого, что рынок сделать не может. И в первую очередь сделать жилье по-настоящему доступным.

Могу привести пример из строительного бизнеса мегаполисов — Москвы и Петербурга. До 40 процентов себестоимости квадратного метра жилья в этих городах составляют взятки чиновникам за разрешение на строительство, лицензии, на сдачу дома в эксплуатацию и так далее. То есть получается, что граждане оплачивают нарушение законодательства, практически оплачивают коррупцию. Так вот, эти 40 процентов — как минимум — государственная строительная корпорация должна сэкономить, потому что будет от имени государства заниматься всеми этими вопросами.

Мы не должны повторять ошибок 60-х годов прошлого века, никаких хрущевок. Жилье должно быть комфортным, нормальным, может быть, без особых излишеств, но достойным нормальной жизни россиян в XXI веке.

Есть в проекте социального жилья еще один, невидимый на первый взгляд, но существенный позитивный эффект — он обеспечит мобильность трудовых ресурсов. Сейчас люди привязаны к купленной квартире, к городу, региону. Если в любом регионе можно взять в социальный наем жилье, то, естественно, начнется приток трудовых ресурсов.

— Сергей Михайлович, как раз с трудовыми ресурсами у нас проблема. Экономисты считают, что уже в ближайшее время предприятия столкнутся с нехваткой рабочих кадров. Сегодня практически нет ПТУ, быть рабочим человеком для молодых людей сегодня “немодно”…

— Это факт, подтвержденный статистикой. Она неумолимо свидетельствует: чем сложнее продукция, выпускаемая предприятием, — тем выше средний возраст занятых в ней работников. С одной стороны, молодежь из-за недостаточной подготовленности и отсутствия мотивации к кропотливому труду не может восполнить дефицит в квалифицированной рабочей силе. С другой — мы не вправе винить нашу молодежь.

Сама жизнь заставляет ее ориентироваться на отрасли и профессии, где уровень оплаты труда может обеспечить существенную отдачу, причем в максимально короткий срок. В результате мы уже ощущаем дефицит высококвалифицированных рабочих кадров. Это очень опасная ситуация. Если мы хотим, чтобы Россия была конкурентоспособна в мире, государству необходимо “потратиться” на свои кадры. Но государственные инвестиции должны быть сосредоточены в тех отраслях, где Россия находится в числе научных и технологических лидеров и может занять большую долю мирового рынка — в аэрокосмическом комплексе, атомной промышленности, производстве современных материалов, в сфере нано-, био-, информационных технологий. В этом случае необходим соответствующий госзаказ. Государство обеспечивает бесплатную подготовку специалиста и повышенную стипендию, а молодые люди после окончания вуза или училища на добровольной основе обязуются отработать какой-то период времени по контракту там, где это необходимо на текущий момент, а если полученная профессия ему не мила — возместить затраты государства на образование.

— Сергей Михайлович, чтобы говорить о том, что нужно народу, нужно это действительно знать. А откуда это знать высшему государственному чиновнику?

— Ну, я же не всегда был высшим чиновником. И жизнь народа не только в столице, но и в глубинке знаю изнутри. Мои папа и мама — из многодетных крестьянских семей. Деда по отцу расстреляли как кулака в 1937 году. Мой папа в Великую Отечественную воевал, потом служил сверхсрочником в училище ПВО в городе Пушкине под Ленинградом. А мама, у нее был каллиграфический почерк и врожденная грамотность, работала в райкоме инструктором партучета, заполняла бланки. Жили мы всегда бедно — в коммуналке на улице Красных Артиллеристов ютились четыре семьи. Но не жаловались. Я в армию ушел из той же коммуналки, в нее и вернулся.

Сначала пошел в техникум после 9-го класса, учился по специальности геофизика. Из техникума в армию ушел, отказавшись от отсрочки, в ВДВ. А сам даже до призыва ни разу на самолете не летал. Но в ВДВ и летать довелось, и прыгать с парашютом. Потом, после демобилизации, устроился в слесарную мастерскую, пошел в вечернюю школу. Учителя удивлялись — ни одного занятия не пропустил, только однажды отпросился на день рождения к маме. Затем геологический факультет окончил. А потом много лет в экспедициях отпахал, искал полезные ископаемые. Всю страну своими ногами исходил, так что как живут люди — я не понаслышке знаю. Сам почти всю жизнь так же прожил. И я вам смело могу сказать, что Россия — великая страна. И народ наш всегда был работящим и толковым. А причина наших бед в том, что люди часто не могут себя реализовать, а труд их не оценивается так, как надо.



Партнеры