Олигарха взяли приступом

Патаркацишвили умер уж как-то очень вовремя

13 февраля 2008 в 18:56, просмотров: 1306

Своей правой руки неожиданно лишился олигарх Борис Березовский. Политические манипуляторы уровня Бориса Абрамовича обычно склонны легко относиться к человеческим потерям в своем окружении. Смерть экс-кандидата в президенты Грузии Бадри Патаркацишвили — редкое исключение из этого ряда. Для Березовского Бадри был почти всем: и ключевым младшим бизнес-партнером, и организатором быта, и доверенным другом, которому можно выдать любую тайну и поплакаться в жилетку.

Бывший замдиректора тбилисского суконного комбината “Советская Грузия” Бадри Патаркацишвили вырвался на первые роли в свете Березовского на излете 90-х годов. Даже заклятые враги БАБа признают, что он является (или являлся) настоящим политическим гением, прямо-таки фонтанирующим идеями. Но при этом Борис Абрамович абсолютно никудышный организатор. Ему обязательно требуется альтер эго: доверенный соратник, следящий за тем, чтобы идеи босса воплощались в жизнь, а ему самому был обеспечен привычный комфорт. Ведь если бы БАБа хотя бы на несколько недель оставить без “поводыря”, то империя могла бы рухнуть из-за смешных мелочей типа невыплаченной зарплаты личной охране или забытой важной сделки.

До приблизительно осени 1999-го такие функции при БАБе выполнял Роман Абрамович. Но затем, как известно, ельцинская политическая семья изгнала Березовского из серых кардиналов Кремля и “назначила” на его место Романа Аркадьевича. С тех пор самым доверенным человеком БАБа был именно Патаркацишвили.

Уже в эпоху путинского правления некогда хорошо известный лишь в узких кругах Бадри Патаркацишвили стал “героем СМИ” уже благодаря собственным “заслугам”. Сначала Патаркацишвили оказался в центре внимания благодаря своей роли организатора неудачного побега соратника БАБа Николая Глушкова из-под стражи в России. Затем, переселившись в Грузию, он превратился в одну из главных теневых фигур на олимпе местной власти.

В 90-х годах грузинское государство было абсолютно нищим. Денег не хватало даже на содержание посольства в Москве. Очень часто по счетам, по данным “МК”, приходилось платить именно Бадри. Неудивительно, что после своего приезда в Тбилиси Патаркацишвили был принят с распростертыми объятиями. По сведениям из окружения Березовского, Бадри рассчитывал на то, что Шеварднадзе сделает его своим наследником в роли президента страны. И, судя по некоторым данным, надежды олигарха не были беспочвенными.

Все изменилось после прихода к власти в Грузии Михаила Саакашвили. Эту фигуру закаленный ветеран закулисных интриг Бадри полностью проморгал. Даже когда Саакашвили был без пяти минут президентом, Патаркацишвили считал его ни на что не способным юнцом. Новый президент Грузии платил Бадри Шалвовичу той же монетой. Периодически официальный Тбилиси делал намеки Москве на тему возможной выдачи Патаркацишвили. Сразу после этого обычно Бадри просили в очередной раз финансово помочь “молодой грузинской демократии”. Все попытки Патаркацишвили помириться с президентом — он, например, предлагал Саакашвили создать “контролируемую оппозицию” — заканчивались неудачей.

В конце концов нелюбовь двух политиков вылилась в открытое противостояние. Пользуясь своим весом чуть ли не самого крупного бизнесмена и медиамагната Грузии, Патаркацишвили попытался стать лидером уже не игрушечной, а реальной оппозиции. Но и на этот раз Саакашвили переиграл своего более опытного соперника. Столкнувшись с активным использованием силового ресурса власти, Патаркацишвили фактически был выброшен из игры.

После разгона оппозиционной демонстрации в Тбилиси Бадри начисто потерял вкус к борьбе за пост президента Грузии. По нашим данным, “на продолжении банкета” настоял Березовский, которому очень хотелось добиться хоть какой-то политической победы — если не в России, то в Грузии.

Между тем в России дела Патаркацишвили шли тоже не очень. Время от времени он делал странные маневры, наводящие на мысль о его желании замириться с Кремлем. Взять, например, эпопею с покупкой Бадри “Коммерсанта” у Березовского и его последующую продажу прокремлевскому бизнесмену. Но официальная Москва мириться упрямо не хотела. Очень возможно, что странная история с публикацией распечаток телефонных разговоров Бадри о его прошлой роли в российской политике была очередной попыткой Патаркацишвили добиться своей реабилитации.

Так или иначе, внезапная смерть Бадри Патаркацишвили смешала карты очень многим. В качестве политического вождя Бадри был уже не очень нужен грузинской оппозиции. Но потеря источника финансирования в его лице это, конечно, чувствительный удар.

Но хуже всего, конечно, придется Березовскому. В окружении БАБа еще остались доверенные фигуры: тот же Николай Глушков, выполняющая у олигарха функции финансового директора Наталья Носова, писатель Юлий Дубов… Но равноценную замену Патаркацишвили Березовскому придется искать очень долго — и без всяких гарантий успеха.

Но если у этой истории есть хоть какая-то мораль, то она заключается в том, что в нашей жизни нет ничего абсолютно черного или абсолютно белого. Для российского правосудия и общественного мнения Патаркацишвили был ближайшим помощником чуть ли не самой одиозной фигуры последних лет российской истории. Но для огромного количества людей в Грузии он, несмотря на всю свою жесткость, был благодетелем, мало что требующим взамен. И этих слов из песни тоже не выкинешь.



Партнеры