Злоключение мира

5 вопросов, от которых зависит итог переговоров Россия—ЕС

8 сентября 2008 в 18:34, просмотров: 1334

Вчера Россия и Евросоюз предприняли очередную попытку разрешить хотя бы часть своих разногласий и вновь начать “дружить домами”. Еще в момент приземления лайнера французского президента в Москве было очевидно: успех или неуспех саммита для России зависит от того, какие ответы будут — хотя бы не публично и в чисто предварительном плане — даны на пять ключевых вопросов.

Казус с независимостью. Многие эксперты убеждены, что арабы и евреи никогда не помирятся друг с другом. И те и другие считают Святую землю своей родиной, которой нельзя ни с кем делиться. В споре между Россией и ЕС из-за кризиса на Кавказе тоже есть момент, где обе стороны не могут пойти навстречу друг другу, не потеряв при этом лица. Евросоюз в обозримом будущем никогда не согласится с тем, что территориальная целостность Грузии превратилась в фикцию. А Москва никогда не заявит, что, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, она погорячилась. Понимает ли Саркози с коллегами, что “казус с независимостью” с Медведевым можно обсуждать только ради проформы? Или он серьезно рассчитывал выбить здесь из Москвы какие-то уступки?

Итог после саммита: Как и предсказывал "МК", Россия и ЕС согласились не соглашаться. Из всех возможных результатов это, пожалуй, наилучший.

Поти, прощай? Любые нормальные переговоры немыслимы без шагов навстречу друг другу. Еще до прилета Саркози в Россию Москва дала понять: в качестве жеста доброй воли она готова вывести своих военных из собственно Грузии. Однако после толкучки, которую устроили в Черном море корабли НАТО, посты наших миротворцев в местах вроде Поти начали демонстративно укреплять. Удастся ли здесь обменять баш на баш? Ведь назови наших солдат хоть ангелами-хранителями, их присутствие в Грузии абсолютно неприемлемо для ЕС.

Итог после саммита: Россия согласилась на постепенный вывод своих войск из собственно Грузии - и абсолютно правильно сделала. Эту "занозу" все равно рано или поздно пришлось бы вытащить, а с занозами, как известно, лучше не опаздывать.

Евросоюз в роли подушки. “Грузины никогда не смирятся с потерей Абхазии и Южной Осетии. И я не исключаю, что через какой-то промежуток времени они вновь попытаются это сделать военным путем”, — сказал мне крупный знаток грузинского национального характера и тбилисских политических нравов. Сейчас подобный вариант кажется фантастическим. Но администрация Саакашвили и американцы явно настроены на воссоздание военной инфраструктуры Грузии ударными темпами. А в политике, как известно, никогда нельзя говорить “никогда”. Готов ли Евросоюз взять на себя роль гаранта неприменения силы с грузинской стороны?

Итог после саммита: Евросоюз и европейцы не только дали свое честное слово, но даже представили "гарантийное письмо" от Саакашвили на ту же тему. Осталось понять сущую мелочь: можно ли верить этим торжественным клатвам?

Янки-сепаратисты. Вернуть в лоно Грузии Абхазию и Южную Осетию военным путем реально возможно только в том случае, если Кремлю вдруг станет не до этих двух республик. Например, если весь российский Северный Кавказ будет объят пламенем сепаратистского пожара, проблемы Сухума и Цхинвала в глазах Москвы станут глубоко второстепенными. Европейцы раздуванием сепаратизма в России заниматься скорее всего не будут — это не их метод. Но давать какие-либо гарантии по поводу поведения США нельзя. О возможности поддержки сепаратизма в России Джон Маккейн, например, сказал практически открытым текстом. Согласятся ли европейцы как ключевой партнер США по НАТО сыграть еще и роль тормоза, удерживающего янки от опрометчивых шагов?

Итог после саммита: Никаких выводов пока делать нельзя. Эта тема уж слишком деликатная и "долгоиграющая".

Новые “Трудности перевода”? После выступления шефа французского МИД Бернара Кушнера в минувший уик-энд Медведев и Саркози вмиг стали напоминать героев недавнего американского бестселлера с Биллом Мюрреем и Скарлет Йохансон “Трудности перевода”. Оказывается, весь громкий конфликт между Москвой и ЕС с взаимными обвинениями в обмане произошел по вине неких толмачей, которые неправильно перевели с французского на русский и английский текст соглашения двух президентов! Правда ли это или дипломатический “фиговый листок”, уже не важно. Вопрос дня в другом: неизбежны ли новые ошибки толмачей, после которых Россия и ЕС окончательно перестанут доверять друг другу? Или ради разнообразия Москва и Запад сделают вместе хотя бы правильный перевод?

Итог после саммита: С нетерпением ждем перевода нового "акта Медведев-Саркози" на английский, немецкий, урду, хинди и прочие языки. Если быть до конца честными, то ждем со страхом.

“В Поти российские войска оборудовали два укрепрайона. Один — у въезда в город на так называемом седьмом километре, в пункте пересечения автомобильных и железнодорожных путей, и второй — недалеко от порта, где грузинские власти и инвесторы из ОАЭ планировали организовать свободную индустриальную зону.

Однако следует отметить, что в Поти Российская армия не пытается влиять на работу потийского порта, не мешает разгрузке и погрузке товаров и как бы только обозначает свое присутствие, демонстрируя не угрозу, а потенциал влияния.”

Радио “Свобода”.

1. Известно, что одно из главных требований Евросоюза для урегулирования грузино-осетинского конфликта — убрать российские посты от порта Поти. Выгодно ли это России?

2. Еще одно требование — замена в зонах безопасности сначала грузинских, а потом и российских миротворцев полицейскими силами под эгидой ОБСЕ. Россия пойдет на это?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии:

1. Как только Кремль убедится, что ЕС не станет прибегать к жестким мерам и не намерен усиливать антироссийскую риторику. Это карта Кремля в торге с ЕС. Если Медведев поймет, что не будет ставиться вопрос о вводе международных сил, наши войска в самое ближайшее время покинут Поти..

2. Россия никогда не пойдет на ввод никаких сил, кроме российских, в Абхазию и Южную Осетию. А в Грузии это возможно, при условии, что наши силы также будут представлены в составе международного контингента.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики:

1. Как только станет ясно, что из района порта Поти не будут наноситься удары по Южной Осетии. Как минимум там должна действовать надежная и проверенная система мониторинга. Во-вторых, когда американские военные корабли уйдут от Поти. Мы имеем дело со скандальной ситуацией, когда американский ВМФ с неясными целями находится в Черном море. Это угроза не только южноосетинской, Раньше об этом бессмысленно говорить.

2. Вопрос в том, как мы будем понимать зону безопасности. Будет трудноустранимое разногласие. Идет ли речь о зоне безопасности на грузинской территории или на территории независимого государства Южная Осетия. Первое мнение, которое надо спросить в этом случае, — мнение самой ЮО: согласна ли она на других миротворцев. Кроме того, гарантировать безопасность Южной Осетии никакой батальон миротворцев уже не может. Это может теперь только группа российских войск, пребывающая в ЮО на основе межправительственного соглашения. А что касается грузинской территории, то это обсуждаемо.

Константин КОСАЧЕВ, председатель думского Комитета по международным делам (“ЕР”):

1. Евросоюз заходит не с того конца. Российские войска, которые по-прежнему находятся на территории Грузии, решают одну из задач плана Медведева-Саркози, а именно: недопущение возобновления боевых действий. Порт Поти может быть использован в целях восстановления и довооружения грузинский армии. Как только ЕС возьмет на себя ответственность и выступит гарантом выполнения этого пункта плана, никаких проблем с российской стороны не будет.

2. Когда все без исключения стороны подпишутся под соответствующим решением. Говоря о “всех без исключения сторонах”, я имею в виду и Южную Осетию, и Абхазию. Россия в этом случае себя ждать не заставит. Причем важен не только национальный состав миротворческих сил, но и эффективность деятельности их миссии.

Александр РАР, директор программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике:

1. Когда Россия этого захочет и будет уверена, что нет новых угроз в отношении Абхазии со стороны Грузии и США. По сути дела говорят о том, что России по этому вопросу поставлен ультиматум, который должен быть выполнен до следующего саммита Россия—ЕС в Ницце.

2. Нужно привлекать международных наблюдателей, чтобы они укоренились там, чтобы впоследствии сделать возможным официальное признание этих регионов. Вопрос в другом: что будут там делать эти полицейские силы? И для России важно, из каких стран они будут. Если там будет представлен чисто Запад, то Москва может на это не пойти. Другое дело, если там будут представлены, скажем, также китайцы, египтяне, латиноамериканцы. Правда, тогда это не будут силы ОБСЕ, а скорее ООН. Но этот вариант лучше.

Дмитрий ДАНИЛОВ, заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН:

1. У России должна быть уверенность, что Грузия не будет получать вооружения, поступающие через этот порт.

2. Речь идет о размещении международной миссии на территории собственно Грузии. На то, чтобы разместить иностранные полицейские силы на территориях Абхазии и Южной Осетии, Россия не пойдет.



Партнеры