“Могу ли я вас звать Джо?”

В США прошли дебаты кандидатов в вице-президенты Сары Пейлин и Джо Байдена

3 октября 2008 в 17:57, просмотров: 831

Результатов этого действа не мог предсказать никто — слишком разноплановые фигуры, слишком много в самом обществе условностей и противоречий.

Байден — политический ветеран, заседающий в сенате почти сорок лет. Он председатель сенатского комитета по иностранным делам, изъездивший весь мир, встречавшийся со многими мировыми лидерами. Байден прекрасный оратор, съевший не одну собаку на дебатах. Он ходячая политическая энциклопедия.

Его соперница Пейлин — политик провинциального масштаба. Заграницу она видела только через бинокль (Россию из Аляски). Никогда не вела международных переговоров и никогда не участвовала в дебатах на национальном уровне. Ее интервью уже в качестве кандидата в вице-президенты были провальными. Выяснилось, что она не ведает, с чем едят “Доктрину Буша” о превентивном ударе и не знает ни одного судьбоносного решения верховного суда США, кроме разрешающего аборты.

Сару Пейлин готовили и натаскивали к дебатам на даче сенатора Маккейна в Седоне, штат Аризона. Во-первых, Пейлин накачивали фактами и цифрами. Во-вторых, ее учили пользоваться ими “естественно”, не натужно. В-третьих, обучали стратегии и тактике дебатов — не вдаваться в конкретику, чтобы не споткнуться, и ограничиваться обтекаемыми общими местами, стараться говорить меньше и больше пользоваться “женскими чарами”.

У Джо Байдена тоже была своя специфика. Ему нельзя было выглядеть профессором, экзаменующим “студентку” Пейлин, и ни в коем случае — “сексистом”, демонстрирующим превосходство мужского интеллекта над женским.

Специалисты советовали Байдену давать больше говорить Пейлин. Чтобы гарантировать себя от “сексизма”, Байден выбрал своей спарринг-партнершей губернатора штата Мичиган Дженнифер Грэнхолм, игравшую роль Сары Пейлин. 2 октября уже с самого утра каналы кабельного телевидения включили электронные часы-табло на своих экранах, отсчитывавшие время, остающееся до начала “исторического противостояния”

Проводившиеся блицопросы показывали — если Пейлин не ударит лицом в грязь, а только поскользнется, то ей уже обеспечена если не победа, то, во всяком случае, почетная ничья. Если Байден будет слишком жестким, то страна скажет ему: “Не обижай маленьких!”.

И вот наконец часы показывают 9 вечера по восточному времени. На экранах ТВ возникает “филд-хауз” Вашингтонского университета. Сцена выкрашена в два цвета — синий (демократический) и красный (республиканский). За столом модератор Айфилл, за кафедрами — Байден и Пейлин. “Карнавал в Сейнт-Луисе”, как окрестили дебаты, смотрит вся Америка. Его транслируют в более чем двести стран. Формула дебатов: 90 секунд — ответы на вопросы, 2 минуты — дискуссия.

Обсуждались следующие вопросы: финансовый кризис, положение средних классов в Америке, внешняя политика (Иран, Афганистан, ядерное оружие, Ближний Восток), отношение к однополым бракам, энергетика (проблема альтернативного горючего), парниковый эффект и окружающая среда.

В рамках предложенного регламента серьезное обсуждение этих вопросов было невозможно просто физически. Поэтому на первое место вышло не “что”, а “как”. Поначалу оба оппонента были в напряжении, но постепенно раскочегарились.

Байден подавлял знанием материала, сыпал фактами и цифрами. В монологах Пейлин они почти целиком отсутствовали. Зато присутствовал среднезападный говорок, народные обороты, семейные мотивы — дети, кухня и т.д.

Дебатировавшие не нападали друг на друга. Байден атаковал Маккейна, Пейлин — Обаму. Байден брал общую картину, Пейлин поворачивала на свою Аляску. Байден улыбался сопернице, Пейлин пыталась не показывать зубы Сары-барракуды. Байден говорил серьезно, Пейлин — кокетливо.При первом рукопожатии она спросила соперника: “Могу ли я Вас звать Джо?” Пейлин пропускала вопросы мимо ушей и “отвечала” на них текстовыми блоками, по принципу: один про Ивана, другой — про болвана или — в огороде бузина, а в Киеве дядька.

Сразу же после дебатов оба лагеря возвестили о своей победе. И оба лагеря были по-своему правы. Вот что показал блиц-опрос телезрителей. 57% присудили победу Байдену, 36% — Пейлин. Но опрос показал и другое. Доверие к Пейлин возросло с 14% до 84%.

“Ядерная” Сара

Одним из запоминающихся моментов дебатов стали… трудности произношения Сарой Пейлин слова ядерный (nuclear — “ньюклиэр” с ударением на первый слог), когда речь зашла об атомных амбициях Ирана. Сара-барракуда сказала nucular (“ньюкюлар” с ударением на первый слог). Это не грубая ошибка, но звучит довольно просторечно — приблизительно как по-русски “прецендент”. К слову, так говорит, не только Сара, но и Джордж Буш.

А вот что по этому поводу говорится в знаменитом американском толковом словаре Webster: “Хотя такое произношение слова nuclear отвергается большинством американцев, оно довольно распространено среди образованных ораторов, включая ученых, адвокатов, профессоров, конгрессменов, президентов и вице-президентов. Хотя такое произношение слова nuclear характерно для американцев, в Великобритании и Канаде оно тоже встречается”.



Партнеры