Обратная сторона Барака

Кто есть кто в “русской команде” нового президента

6 ноября 2008 в 19:01, просмотров: 2166

В то время как весь мир поздравляет Барака Обаму с триумфом, “русский медведь” грозит ему ядерным кулаком. В ходе своего первого президентского Послания парламенту Дмитрий Медведев ясно дал понять: Россия намерена разговаривать с Америкой на языке силы и больше не играть в поддавки. Вряд ли для Обамы такой подход стал большим сюрпризом. Он — первый в истории президент США, который когда-либо задерживался нашими доблестными правоохранительными органами.

Во время его первой (и на данный момент единственной) поездки в Россию в 2005 году самолет путешествовавшего вместе с группой других сенаторов Обамы показался подозрительным спецслужбам Перми. Наши пограничники попытались было досмотреть принадлежащий американским ВВС лайнер. Янки были категорически против. Поэтому Обаму и другого известного сенатора, Ричарда Лугара, закрыли за стеклянными дверьми зала ожидания аэропорта, обеспечив, правда, едой и питьем. Там путешествующим сенаторам пришлось провести несколько часов — до поступления отбоя из Москвы. Ясно, что такой экстремальный вояж оставил у Обамы соответствующий осадок, но уж точно не дал ему глубокие знания о России. Кто же тогда формирует сейчас позицию избранного президента США по русскому вопросу?

“МК” удалось узнать заветные фамилии, часть из которых на слуху, а часть — не очень.

Джо Байден: воинствующий демократизатор

Если при Клинтоне его вице-президент Альберт Гор был чуть ли не главным другом России в Вашингтоне, то при Обаме вице-президент Джо Байден настроен играть роль верховного оппонента Кремля в новой администрации.

Правда, в отличие, скажем, от откровенного русофоба Маккейна к нашей стране Джо Байден относится очень даже неплохо. Другое дело, что это отношение не распространяется на обитателей Кремля. В

 далеком ноябре 1972 года 29-летнего Байдена избрали в американский сенат от штата Делавер. Несколько недель спустя жена и ребенок Байдена погибли в страшной автокатастрофе. Новоизбранный сенатор едва не ушел из политики. Но в конце концов Байден переборол горе и стал одним из главных спецов по внешней политике.Джо Байден — политик в стиле бывшего президента Джимми Картера. Права человека и демократизация — это для него всё.

Отношение Байдена к России начало ухудшаться еще в ельцинские времена. В 2000 году он высказывался в том смысле, что “олигархи продали чекистам власть в стране”. Ну а после ареста Ходорковского в 2003-м сенатор и вовсе “сорвался с цепи”. Сейчас Байден твердо убежден, что Россия упустила шанс стать “нормальной демократией”. При этом Байден никогда не чурался походов в российское посольство и поддерживает рабочие контакты со своими коллегами в Москве.

Неудивительно, однако, что кремлевские спецы по Америке очень надеются на то, что Обама не будет пускать своего вице-президента во внешнюю политику. Еще совсем недавно вице-президент США действительно считался чиновником с пышным титулом, но без реального влияния. Но “заместителю” Буша Дику Чейни удалось поднять эту должность на небывалую высоту. Так что не факт, что Кремлю удастся “скинуть” Байдена со своей “спины”.

Чак Хэйгел: мистер здравый смысл

Сегодня в Москве имя сенатора-республиканца Чака Хэйгела известно разве что спецам по внешней политике. Но если прогнозы знатоков о его назначении госсекретарем оправдаются, для российско-американских отношений это будет означать “свежий старт”.

62-летний ветеран вьетнамской войны, бывший ведущий ток-шоу на радио и бывший инвестиционный банкир Чак Хэйгел принадлежит к весьма редкой в сегодняшнем Вашингтоне “породе” слуг народа. В сверхидеологизированном мире американской политики он считается олицетворением спокойной компетентности и здравого смысла. Например, в 2003 году Хэйгел был одним из немногих американских законодателей, твердо выступавших против войны в Ираке.

Естественно, Хэйгел не является большим поклонником нынешнего политического режима в России (в Вашингтоне таких просто нет). Зато сенатор убежден, что США надо иметь дело с реальной, а не виртуальной Россией и не особо лезть в ее внутренние дела. Хэйгел — прагматик до мозга костей. Если он станет госсекретарем (или, по другой версии, министром обороны), диалог США с Россией может стать менее идеологизированным.

Эксперты отмечают, что Москве вообще везет на республиканцев в демократических администрациях. Например, министр обороны США при Клинтоне Уильям Коэн выделялся в Вашингтоне своим исключительно теплым отношением к России и дружбой с поэтом Евтушенко.

Джон Тэдстром: борец против СПИДа и Кремля

Одного из главных советников Барака Обамы по России Джона Тэдстрома очень не любят в мире российских спецслужб. Наши штирлицы считают Тэдстрома “махровым цэрэушником”. Еще их не устраивает его откровенный гомосексуализм. Зато Джон Тэдстром довел свое хорошее отношение ко всему русскому до грани, за которую вряд ли перейдут другие американские политики и эксперты. На недавнем съезде Демократической партии в Денвере советник Обамы появился в сопровождении русскоязычного бойфренда.

При Клинтоне Джон Тэдстром работал в совете национальной безопасности и был здесь директором по делам России, Украины и Евразии. Еще раньше будущий главный эксперт Обамы по России почти целое десятилетие вкалывал в качестве эксперта в “Рэнд-корпорейшн” — политическом НИИ, крайне близком к министерству обороны США.

Но по-настоящему глубокие эмоции у Тэдстрома вызывает борьба со СПИДом. И причем не где-нибудь, а именно в нашей стране. В свое время специально для этого Тэдстром основал “Трансатлантическое партнерство против СПИДа”, которое, по словам спецов, действительно делает много полезного.

Джон Тэдстром очень хорошо знает Россию, относится к ней скорее положительно и имеет здесь кучу знакомых самого разного плана. Плохо лишь то, что он относится к тем американским экспертам, которые свято убеждены: Россию надо учить, образовывать и всяческими способами “выводить из дикости”.

Майкл Макфол: профессор демократии

Как спец по России, профессор Стэнфордского университета Майкл Макфол пользуется большим авторитетом у американских политиков из обеих партий. Например, именно Макфол организовал нашумевшую в прошлом встречу вице-президента США Дика Чейни с тогдашним оппозиционным депутатом Госдумы Владимиром Рыжковым. Однако по своим личным политическим взглядам Макфол — пламенный демократ. При Обаме он выполняет сейчас функцию главного аналитика по России.

Вся профессиональная жизнь 43-летнего уроженца штата Монтана Майкла Макфола прошла в стенах различных американских образовательных и научных учреждений. Поэтому его знания носят несколько академический характер.

При этом конек Макфола — все связанное с демократизацией, строительством гражданского общества и зрелой партийной системой. В 90-х годах в качестве представителя Национального демократического национального института Макфол даже организовывал в России курсы для молодых политиков по обучению демократии. Естественно, появление в России путинской вертикали власти было им воспринято как грандиозный откат назад.

Макфол известен своей склонностью иногда отрываться от реальности. Несколько лет назад я с помощью Интернета делал с ним очередное интервью. В присланном тексте в качестве примера “успешного шествия демократии”, на который следует равняться России, была упомянута в том числе и Киргизия. Так получилось, что я только что вернулся из Бишкека и мог в деталях написать Макфолу, что там происходит на самом деле. Смысл полученного мною ответа из Америки сводился к следующему: вычеркните, пожалуйста, Киргизию. Я ее вписал, не подумав!

Впрочем, считать Макфола не очень серьезным человеком ни в коем случае нельзя. Недавно он посещал Москву и встречался с одним из помощников президента Медведева. По мнению осведомленных московских чиновников, Макфол при желании вполне может занять крупный пост в администрации Обамы, типа зама госсекретаря. Другое дело, что такого желания у него вполне может и не быть. По словам знатоков, “не каждый профессор Стэнфорда согласится стать чиновником”.

Тоби Гати: наш человек в Вашингтоне

В свою бытность помощником госсекретаря США по разведке при президенте Клинтоне известный эксперт по России Тоби Гати приобрела репутацию исключительно жесткой чиновницы. Но сегодня мало к кому из американских спецов по нашей стране в политической Москве относятся с такой теплотой, как к Тоби Гати.

По словам многочисленных московских знакомых бывшей помощницы госсекретаря, она великолепно говорит по-русски, прекрасно знает нашу страну и не является сторонницей деления всего исключительно на черное и белое. Эти качества, несомненно, помогают Тоби Гати в ее нынешней работе в частном секторе. Сейчас она трудится в известной американской юридической и лоббистской фирме, где значительную долю ее “подопечных” составляют русские. “Тоби начинала работать с Гусинским, а затем переработала со многими нашими олигархами и госструктурами, — сказал мне хорошо знающий г-жу Гати московский чиновник. — Она живет на гонорары от российских клиентов, и ее отношение к России весьма прагматично: хорошо у нас, хорошо и у нее”.

Селеста Уоллендер: “оранжевый” творец

Профессор Джорджтаунского университета в Вашингтоне Селеста Уоллендер относится к экспертам по России из старой гвардии. Впрочем, несмотря на свой статус ветерана, почтенная профессор по-прежнему “в седле”. В Москве ее считают одним из главных консультантов (а как некоторые считают, автором) “оранжевой” революции на Украине.

Несмотря на этот факт, в российских внешнеполитических кругах к Селесте Уоллендер относятся с очень большим уважением. Ее считают очень трезвым, понимающим и прагматическим спецом, с которой достаточно просто вести диалог.

Анджела Стэнт: тандем политики и нефти

Эксперт по России Анджела Стэнт занимала при младшем президенте Буше крупный пост в национальном совете по разведке. Но в кругах знатоков она больше известна как супруга Дэниела Ергина — пожалуй, самого авторитетного в мире спеца по вопросам нефти и автора одноименного бестселлера.

“Они работают в тандеме, — сказал мне хороший московский знакомый этой парочки. — Очень редко в рамках одной семьи можно найти такое глубокое понимание вопросов политической и энергетической безопасности”.
Анджела Стэнт относится к России со знаком плюс. По ее мнению, Москва — естественный союзник Вашингтона в грядущем противоборстве с Китаем и исламским экстремизмом.

* * *

“Зато за права человека “иметь” нас теперь будут 24 часа в сутки” — так крупный российский внешнеполитический чиновник ответил на мое поздравительное смс по поводу победы Обамы. Но все равно триумф Обамы заставил очень многих знающих людей в Москве вздохнуть с непритворным облегчением. Джон Маккейн воспринимал Россию как “второе издание” “империи зла СССР” и относился к нам с нескрываемой нелюбовью. “Меня сбила советская ракета!” — эту фразу от республиканского кандидата в президенты любой его русский собеседник обязательно слышал в первые же секунды разговора.

Под стать Маккейну был и его главный советник по России, вице-президент автомобильного гиганта “Форд” по международным вопросам Стив Бегун. Этот выходец из семьи польских эмигрантов хорошо говорит по-русски и очень даже неплохо знает нашу страну. Но, по словам знакомых Бегуна, он относится к России “через губу” — с презрением и нелюбовью.

Если бы победил Маккейн, внешнеполитические “патриархи” Республиканской партии типа бывших госсекретарей Киссинджера и Шульца, конечно, заставили бы его вести диалог с Москвой по жизненно важным для Америки вопросам безопасности. Прошедшим летом тот же Киссинджер так отредактировал подписанную Маккейном статью о внешней политике, что сенатор-республиканец выглядел чуть ли не умеренным. Но события последних восьми лет наглядно продемонстрировали: встроенный в американскую политическую систему механизм “защиты против дураков” далеко не так надежен, как все думали. При Маккейне отношения Москвы и Вашингтона имели вполне реальные шансы подойти к краю пропасти.

А чего же следует ждать при Обаме? “Россия не будет при нем внешнеполитическим приоритетом, — сказал мне осведомленный московский собеседник, хорошо знающий властное закулисье обеих столиц. — Зато в списке приоритетов второго плана нам не будет позволено опуститься еще ниже. Люди вокруг Обамы прекрасно осознают: может быть, Россия и не способна создать много позитива для Америки. Но уж негатива при желании…”

Звучит едва ли многообещающе. Но в падении на самое дно ямы — как это случилось с отношениями между Россией и Америкой — есть и свои положительные моменты. Если исключить экзотические варианты с самозакапыванием, дальше можно идти только вверх.

АНЕКДОТ ДНЯ

По итогам выборов в США “Хижина дяди Тома” переименована в “Барак Обамы”.



Партнеры